Нур-Султан
Сейчас
30
Завтра
18
USD
412
0.00
EUR
459
0.00
RUB
5.84
0.00

Подтвердивший виновность Джаксалиева и Садибаева эксперт остался без лицензии

1507
Фото: Corgarashu

Эксперт, чье исследование легло в основу обвинительного акта по делу вице-министров энергетики, потерял лицензию, пишет Zakon.kz. Помимо этого, в ходе двухдневного допроса выяснилось, что Молдагалиев, проводя экспертизу, путал величины и избирательно ссылался на предоставленные данные.

Вице-министров энергетики Гани Садибаева и Бакытжана Джаксалиева обвиняют в хищении бюджетных средств в особо крупных размерах (более 1 млрд тенге), выделенных на очистку озер (Щучье, Боровое, Карасу) в Щучинско-Боровской курортной зоне. Причем преступление они совершили якобы в сговоре с руководителем подрядной организации ТОО «Аймак» Дауреном Дуанбеком.

Как утверждали в антикоррупционном ведомстве, в преступлении участвовал и руководитель департамента управления отходами Минэнерго Жан Нурбеков и представители подрядчика С. Жумалинов и Бекзат Кадирберлин.

О деле

Проект был подготовлен в 2014 году, но не получил государственной экспертизы. В 2016 году Гани Садибеков, вступив в должность вице-министра, инициировал ее проведение. В итоге объем работ и стоимость проекта претерпели изменения – объемы увеличились в 3,5 раза, а вот стоимость переработки 1 кубометра гидросмеси уменьшилась (с 2 370 до 551 тенге). Так что общая стоимость не увеличилась, а осталась на прежнем уровне и даже на порядок уменьшилась.

Но следствие настаивает – стоимость проекта после корректировки увеличилась. А эксперт Молдагалиев — один их тех, кто эту уверенность следствия подтверждает.

Из зала заседания

Допрос бывшего эксперта продолжается уже три дня, в общей сложности около 13 часов. Постараемся рассказать об основных странностях в показаниях Молдагалиева.

Итак, в основу его экспертизы вошел ряд документов – акты выполненных работ, отчеты технического надзора «Стройинтеграция», отчет батиметрии (изучение рельефа подводной части водных бассейнов). Причем Молдагалиев утверждает, что этот анализ был сделан ТОО «Геокен». Но как выяснилось, это не так.

— ТОО НПЦ «Геокен» как юридическое лицо не участвовало в батиметрических исследованиях озера Карасу и соответственно не давало заключения в качестве эксперта по данному вопросу. По просьбе правоохранительных органов компания предоставила своих специалистов, которые в частном порядке взаимодействовали с данными органами. Ни специалисты ТОО «Геокен», ни сотрудники правоохранительных органов, занимающиеся этим вопросом, результаты работы ТОО «Геокен» не предоставляли, — зачитал в суде официальный ответ на запрос адвокат Амангалиев.

— Исследовали ли вы результаты съемок, сделанные специалистами ТОО «Геокен» на материальных носителях, чтобы проверить и подтвердить выводы их заключения? – спросил после этого адвокат.

— Я не специалист. Поэтому я и написал ходатайство, чтобы специалисты определили остаток донных отложении. Я в этом не разбираюсь. Я основывался на предоставленном мне заключении, — ответил эксперт.

Далее адвокат обратил внимание суда на то, что эксперт, анализируя материалы дела, предоставленные ему правоохранительными органами, использовал устаревшую версию программного комплекса (ПК) АБС-4. Чего делать было категорически нельзя.

Так, Молдагалиев купил ПК у правообладателя — компании ТОО «Инком» — в 2009 году, обновил ее в последний раз 29 ноября 2010 года, но продолжал работать.

«Что касается экспертизы, ПСД, выпущенной в редакции АБС-4 2018 года, невозможно корректно проверить и оценить в редакции АБС-4 421. Поскольку между данными редакциями в течение времени изменились не только нормативы, но и методология расчетов и выпуска сметной документации в строительстве. Конкретно — введен ресурсный метод расчетов, исключающий применение индексов к стоимости используемых в редакциях 2009-2010 годов», — говорится в официальном ответе от ТОО «Инком» на адвокатский запрос.

Кроме того, по их данным, если документация составлялась в редакции АБС-4 5.1, то и экспертиза должна проводиться с применением именно этой редакции, потому как новые редакции не будут объективными, потому как не будет учитывать всех нормативных и ценовых изменений.

— Имеете ли вы возражение против приведенных доводов? – спросил адвокат.

— Да, я полностью не согласен с утверждением разработчика. Я в 2009 году купил у разработчика программу, взял лицензионную. То есть я могу ее использовать в своей работе, в своих экспертизах. Почему она написала, что не может использоваться после года? Хочу пояснить, что запрета на использование более ранней версии АБС при производстве работ ни в каких нормативных документах нет. Данные положения были положены в основу лишения меня лицензии, с которыми я не согласен и не буду согласен. Здесь пишут «…между 2010 годом и 2018 годом». При чем тут 2018 год, когда ПСД была 2014 года? При чем тут ресурсный метод? Его ввели с 2015 года, во второй половине. Ресурсный метод, методика совсем отличается, она другая. У меня методика совпадает с той, по которой составлена ПСД, это базисно-индексный метод. У меня все расценки совпадают с данными сметной документации и актами выполненных работ. Все расценки и методология мною были выдержаны. Я этот момент еще оспорю, — ответил эксперт, имея в виду, что намерен через суд восстановить отозванную лицензию.

Помимо этого Молдагалиев в своей экспертизе ссылался на отчет инженера ТОО «Стройинтеграция» Лыкова. Примечательно, что последнего уволили с работы, за то, что он никак не мог понять, как рассчитывать объемы ила. А это основной показатель выполнения проекта министерством и подрядчиком.

В расчетах эксперта говорится о 3500 тонн иловых отложений. Эту цифру он взял у Лыкова. Но последний во время допроса признался, что округлил цифру с 3320. Кроме того, Молдагалиев сообщил, что не изучал все материалы дела, а только те документы, которые считал необходимыми для проведения экспертизы. А потому о признании Лыкова ничего не знает.

— Почему вы не сослались на акты выполненных работ? – спросил у него адвокат Журабаев

— Потому что акты… 109 тыс. кубов не могли быть разработаны за столь короткий период времени. Если всего за 2016-2017 года было разработано 130 тыс. кубов по актам выполненных работ, то за месяц 109 тыс. кубов было разработать невозможно, — ответил эксперт

— А вы обосновали свое недоверие в 109 тыс. кубометров в акте исследований? Какую-то научную методику применяли, исследования провели? – уточнил защитник

— Я ознакомился с материалами дела, и на основании протоколов я принял такое решение.

После этого, адвокат Нугуманов зачитал скриншот с ноутбука Лыкова, который есть в материалах дела.

«Здравствуй Бедем, отправляю фото. Поясняю: вид издали это фото за 300 метров с возвышенности. Размеры этого участка 120 на 120. Высота кучи 1-1,2 метра. Куча со временем сохнет и понижается. Фото вблизи – высохший ил. Фото прошлогоднего ила – это черный песок, объем снизился по высоте примерно раза в 3. Влажность больше 50% при отгрузке на полигон. На объект не попал, т.к. там проходили государственные мероприятия. Подписал 12,5 тыс. кубических метров. Цифры на удивление реальные. После разговора в прошлом году сделали выводы. В общем объемы за май – реальные. А вот за расценки не отвечаю, уж слишком крутые. Вот так был в субботу вместе с подрядчиками из Астаны (4 июня 2016 год)».

— Почему содержание этого скриншота не было исследовано. Тем более здесь говорится, что куча уменьшилась в 3 раза? 3500 тонн вы приобщаете, а это нет?

— 3500 было в отчетах технического надзора. И я должен обосновать данные, не с потолка взять. Поэтому я принял отчет самого технадзора, а скриншотов было в деле много, но на каждый полагаться, без обоснований я не могу. Ну усох в 3 раза, а он действительно усох или не усох? Я должен при приеме этого скриншота обосновать, что да, в 3 раза он усох. А как я?

— Ну, на то вы и эксперт судебный.

— Нет, я его не принял к исследованию.

Подсудимый Джаксалиев в свою очередь поинтересовался расчетами по энергопотреблению. Так, по данным Молдагалиева, в 2016 году было потреблено 279 тыс. киловатт. И в 2017 году 529 тыс. киловатт

— А чем вы объясните, что ваших отчетах, в заключениях потреблено киловольты, а не киловатты? – спросил экс-вице-министр.

— Ну мне это особой разницы нет. Потому что потребление, сколько ушло на работы технологического оборудования, они у меня были, и я ими воспользовался.

— Еще раз: потреблено киловольты или киловатты?

— В данном случае это не имеет особого значения, потому что на разработку одного метра кубического потреблено определенная единица, которая составила 5,44 у меня киловатт или киловольт. Киловатт скорей всего.

— В чем измеряется потребление электрической энергии? – продолжил подсудимый

— Вопрос снимается, — ответила судья

— В чем измеряется мощность энергетической установки?

— Какой? – уточнил эксперт

— Энергетической установки. Любой.

— В киловаттах.

— Таким образом, у вас и мощность в киловаттах, и потребление.

— Это не имеет значение в данном случае. Разработка одного кубического метра, дает мне понимание, сколько было затрачено. Если было затрачено 800 тыс. киловатт на общее потребление. Было разработано, скажем, 157 тыс. кубов грунта, я уже знаю и могу определить, сколько на разработку ушло одного метра кубического. И исходя из этого, я привел эти расчеты, — ответил он

— Я хотел бы обратить внимание. На доске идет путаница – килограммов и метров кубических. Весовые и объемные вещи. В пятничном выступлении эксперт сказал, что он измеряет объемный вес. И я, честно говоря, признанный инженер, не знаю такой величины, как объемный вес. Но кроме того, в физике нет таких величин, которые бы измерялись в киловаттах за потребленную энергию. А соответственно подвергается полному сомнению достоверность данного расчета, — сказал Джаксалиев

— Возражаем. Энергокомпания предоставила всю документацию в киловаттах. Подсудимых вводит суд в заблуждение, — отозвались прокуроры.

— Прокуроры только что сказали, что информация предоставлена от энергетических компаний в киловаттах. В то время как расчеты идут в киловольтах. Иными словами, расчеты сделаны экспертом. Это, фигурально говоря, измерить температуру в больнице в килограммах. И соответственно энергоснабжающая организация, поставившая электроэнергию, просто-напросто не могла дать такие расчеты. А тот уровень напряжения, который приводит так называемый эксперт, отсутствует в казахстанских сетях. Отсюда и вопрос про напряжение, — заметил подсудимый.

Директор ТОО «Аймак и К» Даурен Дуанбек в свою очередь поинтересовался, как эксперт учитывал работы, выполненные его компанией, по переносу кабельных линий в 2014 году, осушение и обсыпку заболоченного участка под технологическую площадку, бетонирование площадки, укладка плит, укладка бетонных блоков, демонтаж труб в озере в 2015 году, работы по фильтрации возвратной воды в озеро.

— Договор был подписан на очистку озера и к данному договору на условиях тендера ТОО «Аймак» обязалось выполнить работы в полном объеме. И исходя из договора, все сопутствующие работы, все риски подрядчика остаются на подрядчике. И дополнительные работы, какими бы они ни были, должны входить в общую стоимость договора, — ответил Молдагалиев.

— В проекте 2014 года, в сметной документации, утвержденной вице-министром Аксамбиевым, есть пункт ультра-фильтрация воды. В проекте 2016 года он исключен. Однако ТОО «Аймак и К» в течение всего периода работ производила фильтрацию воды. Вами как-то эти работы были учтены? – спросил Дуанбек.

— Нет, не были. Потому что этого не было указано в актах выполненных работ. И плюс на осмотре начальник участка не говорил об этих вещах.

— Но вы же изучали проект и видели.

— Я изучал. У вас в актах нет этого.

— Но работы-то выполнялись.

— Я не знаю, выполнялись или нет. Но судя по актам, эти работы не выполнены.

— Вы их не приняли, потому что они не были заявлены заказчиком? – уточнил подсудимый.

— Да.

Далее эксперт на доске рассчитал часть проекта по своей формуле. Цифры показали правоту подсудимых.

— Только что в зале судебного заседания экспертом было доказано, что объем находящийся на полигоне (ил), который был принят Молдагалиевым в размере 56,398, соответствует по его же расчетам объему грунта в озере 210,440 тыс. кубических метров. Что больше, чем его предыдущие расчеты.

— Нет, здесь надо исходить из проекта, — стал возражать эксперт.

— Из проекта какого года? – спросил Дуанбек.

— 2014 года. И по этому проекту предусмотрено 132,468 тыс. кубических метров донных отложений. И данный тоннаж будет соответствовать кубатуре 109,528 тыс. кубов. И не бьет тогда оно, получается.

— То есть вы считаете, что ваша формула, по которой вы считали объемы, неправильная? – поинтересовался подсудимый.

— Я не знаю, сейчас не могу сказать, мне надо подумать над этим.

— Хорошо, но думать времени нет, потому что я и так 16 месяцев в СИЗО отсидел из-за вот этого заключения.

Стоит отметить, что защита просит суд назначить повторную государственную экспертизу. Сторона обвинения не видит в этом необходимости. Ходатайство уже заявлялось в суде, но по мнению судьи, озвучено оно было преждевременно. Заседания продолжаются.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter