Нур-Султан
Сейчас
-14
Завтра
-10
USD
423
-1.62
EUR
504
-1.13
RUB
5.6
+0.01

О вкладе лидеров Алаш Орды в государственное строительство рассказали Перуашев и Хан Аккулы

665
Азат Перуашев и Султан Хан Аккулы

В текущем году исполняется 100 лет со дня образования Казахской Республики, эволюционировавшей из Национальной автономии «Алаш» в КАССР и ставшей прямой предшественницей современной Республики Казахстан.

Несмотря на 70 лет целенаправленного уничтожения советской властью самого имени «Алаш» и замалчивания его огромной роли, прямую взаимосвязь вышеуказанных структур сегодня признают большинство отечественных историков. Но такое понимание пришло лишь спустя тридцать лет независимости, в результате раскрытия архивов и подвижничества ученых. Вот почему декоммунизация массового сознания, избавление от чужих стереотипов сегодня является одной из важных задач казахстанского общества.

В этой связи приходит время затронуть очередной пласт темы 100-летия Республики, а именно – о вкладе лидеров Алаш Орды в государственное строительство и становление социально-экономических процессов Республики.

Прежде всего нужно отметить, что важнейшей задачей модернизации казахского общества деятели партии «Алаш» считали просвещение и подготовку кадров. Они справедливо полагали, что национальная государственность должна опираться на образованное общество, способное адекватно воспринимать и решать стоящие перед ним проблемы.

Уже при учреждении Национальной автономии «Алаш», ІІ Общеказахско-киргизский съезд 5-13 декабря 1917 г., одновременно с созданием правительства Автономии в лице народного совета «Алаш Орда», избрал отдельную комиссию во главе с Ахметом Байтурсынулы, задачей которой ставилось создание системы образования. Членами комиссии стали Магжан Жумабайулы, Елдес Омарулы, Биахмет Сарсенулы и Телжан Шонанулы.

Несмотря на то что Комиссия не входила в политическое руководство Алаш Орды, ей вменялись широкие полномочия с самостоятельным бюджетом [1, с. 74-75]. Это свидетельствует, какое важное значение лидеры Алаш придавали просвещению общества и воспитанию национальных кадров.

«Текущий ХХ век – эра жестокой конкуренции, – писал автор статьи «Қазіргі керек екі нәрсе» («Две задачи текущего момента») в августе 1918 г., – …народ, …не стремящийся к развитию своей культуры, не выживет… Независимо от того, станут ли казахи суверенным государством или нет, но нам необходимо очень много. Нам нужны: всеобщая грамотность, всеобщая воинская обязанность, восстановление народного хозяйства, врачи, ветеринары… Нам нужны грамотные политики, знающие специалисты, кадры. Нам нужны фабрики, заводы, железные дороги, кооперативы, хозяйственные организации, специалисты по ним и многое другое. На все это необходимы образованные казахи. И все это не возникнет за один день или год. Но чтобы ускорить этот процесс, необходимо… немедленно взяться за дело…» [2, с. 229]

Даже начавшаяся гражданская война не разрушила созидательные планы Алаш Орды: в ноябре 1918 года в Ташкенте были открыты казахские педагогические курсы, которые в 1919 г. окончили первые 145 мугалимов. Вскоре они были преобразованы в казахское педагогическое училище. И несмотря на то что эти решения принимались уже Наркомпросом Туркестанской АССР, в числе организаторов и преподавателей были члены «Алаш» Абдилазиз Байсеитулы, Сегизбай Айзынулы, Коныркожа Кожыкулы (отец будущего режиссера фильма «Қыз Жібек» Султана Ходжикова). А в декабре 1918 года была создана Педагогическая коллегия ТуркАССР, членами которой стали и другие деятели «Алаш» — Султанбек Кожанулы, Хайретдин Болганбайулы, Фазыл Култасулы [3, с. 56-57].

После войны члены Алаш Орды смогли вернуться к более масштабным шагам в просвещении. Но все эти годы они ни на минуту не прекращали бороться за признание автономии, имея в виду последующее образование собственного государства. Так, в статье «Қазақ депутаттары» А. Букейхан пишет:

«Если выстоим, впереди нас ждет великая радость. Если не сейчас, то в недалеком будущем сыны Алаша создадут собственное государство» («Тірі болсақ, алдымыз үлкен той. Алаштың баласы бұл жолы болмаса, жақын арада өз тізгіні өзінде бөлек мемлекет болар») [4, С.88]

Еще весной 1918 г. Алаш Орда вступила в переговоры с Советским правительством, в ходе которых настаивала на взаимном признании. При этом нужно иметь в виду, что у руководства Алаш Орды было полное юридическое и моральное право говорить от имени казахов и других этносов, проживавших бок о бок с ними.

Такое право давали им не только постановления I и II общенациональных съездов (1917, г. Оренбург), но и итоги парламентских выборов во всероссийское Учредительное собрание в Степном и Туркестанском краях в том же году.

Видный ученый М. Койгельдиев отмечал, что на тех выборах партия «Алаш» получила безоговорочную поддержку избирателей, собрав от 80% голосов на территории нынешнего Казахстана до 52% в Оренбургской области и Омском уезде. 43 члена партии «Алаш» были избраны депутатами, все они участвовали в учреждении одноименной автономии.

Одна из телеграмм, отправленных правительством Алаш Орда председателю СНК РСФР В. Ленину в ходе переговоров о взаимном признании автономии Алаш и Советского правительства, 21 апреля 1918 г.

Народная поддержка нашла подтверждение и в ходе гражданской войны, когда центры Алаш Орды в Жымпиты и Семее, по данным исследователя армии «Алаш» Б. Абдыгалиулы, смогли мобилизовать и обеспечивать до десятка воинских частей в несколько тысяч сабель. Такая способность в условиях всеобщего хаоса показывает не только административную хватку Алаш Орды, но и активное содействие населения.

Аналогичные (и порой более успешные) попытки происходили по всей бывшей царской империи: в те же годы национальные государства и автономии появились и были подавлены на Украине, Грузии, Азербайджане, Башкирии и т. д.

Неудивительно, что после изнурительной войны Советскому руководству пришлось искать решения, привлекательные для местных народов. Важнейшим из таких решений стало воссоздание национальных структур, пусть и по советским лекалам. Поэтому решающим фактором в учреждении национальных республик стали не тоталитарная коммунистическая идеология или «подарок» диктатуры пролетариата, а собственное стремление народов к свободе.

В Казахстане выразителем такого стремления была именно партия «Алаш».

Неслучайно некоторые большевики считали создание КАССР «реинкарнацией» ненавистной им «Алаш Орды». Так, Т. Рыскулов в письмах К. Сарымолдаулы дает инструкцию из 28 пунктов по противодействию деятелям «Алаш» через ГПУ, и в том числе: «Освещайте мое прошлое… автономистом не был» (выделено нами – авт.) [5, л.261].

В письме И. Сталину от 20 февраля 1922 года Рыскулов даже предложил раздробить КАССР: северные области присоединить к России, а южные передать в состав «Среднеазиатской Федерации» [6, с. 390-391].

Причина была в том, что: «Установлено фактами, что … бывшая «Алаш-орда» завоевала киргизские массы, господствует политически и духовно над ними, а компартия влачится … в их хвосте. Что же, мы … среди киргиз должны подчиниться теперь господству «Алаш-орды?» [5, л. 247].

Фактическое преобразование Автономии Алаш в Казахскую АССР 26 августа 1920 г. не образное выражение, а констатация исторической действительности. Как отмечалось в работе «Kazakhs on Russians Before 1917. A. Bukeykhanov, M. Dulatov, A. Baytursynov, T. Ryskulov» Оксфордского университета,

«В 1920 г. большинство лидеров Алаш Орды были допущены в русскую коммунистическую партию (большевистскую), но все равно… старались использовать любую возможность для того, чтобы … продолжать борьбу за свои традиционные идеалы: культурное пробуждение казахов, административную и политическую автономию, приостановку русской миграции и возвращение тех земель, которые были заняты русскими колонистами (выделено нами – авт.) Около 10-ти лет, вплоть до начала 1930-х гг., члены Алаш Орды сохраняли почти полный контроль над образованием, прессой и издательским делом в Казахстане, следуя единственной цели – придать советской казахской культуре отчетливо национальный характер» [7].

Британские ученые точно уловили приоритеты деятельности «Алаш», где «культурное пробуждение казахов» не случайно стояло на первом месте. Речь шла о широком круге вопросов – от внедрения современной системы образования, литературы, здравоохранения, образа жизни, отделения религии от государства до развития цивилизованных общественных отношений, равноправия женщин, вовлечения молодежи, внедрения правовой культуры и гражданских свобод.

Попробуем на некоторых аспектах остановиться подробнее. Основы современного казахского языка, литературы и публицистики были заложены еще до февраля 1917 г. К тому времени уже были изданы первые романы, поэмы, пьесы, в том числе первый сборник сочинений Абая Кунанбайулы (1909 г., СПб.), первые учебники для казахских светских школ, лучшие образцы устного народного творчества и др.

Ведущую роль в поиске и популяризации таких материалов уже тогда сыграли представители национальной интеллигенции, впоследствии создавшие партию и автономию «Алаш».

Можно констатировать, что политические взгляды этих личностей сформировались под влиянием ранее инициированного ими же культурного ренессанса, а также глубокого знания как материальных, так и духовных нужд общества. В этом им помогало открытое обсуждение острых тем через популярные газеты, где публиковались как литературные произведения, так и материалы на злобу дня.

Самый яркий пример – созданная в феврале 1913 года Ахметом Байтурсынулы и Алиханом Букейханом в Оренбурге газета «Қазақ». Постоянным ее автором был Мыржакып Дулатулы (к тому времени отсидевший в тюрьме за сборник «Оян, қазақ!»); спонорами – казахская национальная буржуазия, среди которой выделялись братья Оразаевы, сын и племянники Абая Турагул, Шакарим и Какитай; скотопромышленники из Семея, Жетысу, Восточного Туркестана. Острыми публикациями отметился Мустафа Шокай, позже (с 1917 г.) вместе с Султанбеком Кожанулы создавший в Ташкенте газету «Бірлік туы» («Знамя единства»), ставшую рупором Туркестанской автономии.

Газета «Қазақ» стала главным координатором и пропагандистом всего национального движения, печатным органом партии и Автономии «Алаш». По выражению французских исследователей из Сорбоннского университета, она «безраздельно властвовала над казахским общественным мнением» [8, с.154].

Сплотив вокруг себя интеллектуальную элиту, газета выполняла функции дискуссионного центра: в ее редакции, наряду с очередными номерами, издавались художественная литература, учебники для казахских школ. Товарищество «Азамат» (издатель газеты) оплачивало учебу детей из бедных семей, среди которых был будущий видный государственный деятель и педагог Жусипбек Аймауытулы.

Не менее значимым примером можно считать открытие миру феномена Абая, которое также произошло благодаря подвижничеству деятелей Алаш.

Как отмечал известный алашевед Т. Журтбай в монографии «Ұраным – Алаш», Алихан Букейхан вместе с сыном и племянниками Абая готовил к изданию в 1909 г. в Санкт-Петербурге первый сборник сочинений тогда еще малоизвестного поэта и мыслителя.

Он также выступил первым биографом и популяризатором степного просветителя,  опубликовав в 1905 г. блестящую статью-некролог на русском языке:

«Абай, как покажут его стихи, представлял недюжинную поэтическую силу и составляет гордость киргизскаго (казахского — авт.) народа. Еще не было киргизского поэта, так возвысившего духовное творчество народа, как Абай. Чудные его стихи… сделали бы честь знаменитым поэтам Европы» [9, С.3].

Первыми абаеведами стали также деятели «Алаш» М. Дулатулы, А. Байтурсынулы, Н. Торекулулы (Тюрякулов), Ж. Аймаутулы, М. Ауэзулы (Ауэзов) и другие.

Не случайно утверждается, что корни взглядов и убеждений лидеров Алаш Орды нужно искать в трудах Абая. Здесь же лежит и источник их обостренного национального чувства. В первых же номерах газеты «Қазақ» за 1913 г. автор под псевдонимом Түрік баласы писал:

«До судного дня казахи останутся казахами. Под лучами достижений нынешнего века казахи, избравшие свой путь развития и сумевшие сохранить свою самобытность, на ее основе создадут казахскую культуру, с другой стороны – казахскую литературу, и отстоят свою сущность» [10, с.32].

После окончания гражданской войны и установления советской власти приверженцы Алаш продолжили претворять в жизнь свою программу. И прежде всего нацелились на борьбу с массовой безграмотностью, преобразование медресе в светские школы, открытие новых казахских учебных заведений, в том числе вузов, подготовку программ и учебников по всем предметам.

В октябре 1920 года бывший глава комиссии при Алаш Орде А. Байтурсынулы стал министром просвещения КАССР. Как уже отмечалось выше, «первой ласточкой» той Комиссии стал казахский педагогический курс. В 1920 г. был создан Киргизский (Казахский) институт просвещения (КазИнПрос), который принял на учебу 224 студента из Сырдарьи, Жетысу, Аулие-Аты, Шымкента, Акмечети, Ферганы, Самарканда и Хорезма.

Среди его организаторов и 33 преподавателей ведущую роль играли члены «Алаш» – Х. Досмухамедулы, Ж. Досмухамедулы, К. Жалелулы, Т. Жургенбайулы, М. Ауезулы и другие. В 1927 г., в связи с передачей г. Ташкента вновь созданной в 1925 г. Узбекской ССР, институт был переведен в Алма-Ату с преобразованием в Казахский государственный университет (ныне КазНПУ им. Абая), первым ректором которого стал видный деятель «Алаш» С. Аспандиярулы (Асфендияров) [4].

Это было лишь первое из учебных заведений, организованных элитой «Алаш» или с ее непосредственным участием. В 1929 г. в Алматы был открыт зооветеринарный институт, в 1930 – сельскохозяйственный, в 1931 г. – медицинский, ныне носящий имя С. Аспандиярулы.

Открылись также педагогические и учительские институты в Уральске, Семее, Актобе, Петропавловске, Шымкенте и Костанае. В 1934 г. в Алматы открылись два новых вуза – КазГУ им. С. Кирова (ныне КазНУ им. Аль-Фараби) и Горно-металлургический институт (ныне Satbayev University). Одним из основателей последнего являлся первый казах-профессор математики, выпускник Томского Горного института Алимхан Ермекулы, член народного совета (правительства) Алаш Орды.

Еще раньше, в 1921 г., он основал в родном Каркаралинске школу и педагогический техникум, а в 1935 г. стал автором двух учебников и курса по высшей математике на казахском языке. Но более всего Алиман Ермекулы известен тем, что в августе 1920 выступал с докладами на заседании Совнаркома с участием В. Ленина и доказал принадлежность территории Казахстана нашему народу.

По итогам тех острых дискуссий и было принято постановление о создании Казахской (Киргизской) АССР в границах, идентичных Автономии «Алаш» [6, с. 360].

Деятели «Алаш» вели не только организационную, но и научно-методическую работу. Более того, это направление они практически полностью взяли на себя. Например, 2 декабря 1920 г. состоялось совещание КазГосИздата по изданию учебников и литературных произведений.

Присутствовали нарком просвещения А. Байтурсынулы, председатель ЦИК КазАССР С. Мендешулы, председатель КазВоенКомата Б. Сарсенулы, представители: НарКомзема – А. Букейхан, Наркомпроса – Х. Болганбайулы, Е. Омарулы и комсомола С. Садуакасулы. Шесть из семи участников совещания – деятели «Алаш».

Совещание создало Редколлегию при КазГосИздате, куда вошли  А. Байтурсынулы, А. Букейхан, С. Садуакасулы, Х. Болганбайулы и Ж. Аймаутулы. Как можно убедиться, при советах Комиссия Байтурсынулы сохранила свой костяк, пополнившись Х. Болганбайулы, А. Букейханом, С. Садуакасулы, Ж. Аймаутулы и другими.

Группа преподавателей КазИнПроса: 2-й ряд, слева направо: деятели «Алаш» М. Жумабайулы, Е. Омарулы, М. Есболулы, Х. Досмухамедулы, Ж. Досмухамедулы, К. Жалелулы, И. Кашкынбайулы; 3-й ряд – четвертый слева Т. Жургенулы, М. Ауэзулы, Ф. Галымжанулы и др. Ташкент, 1920-1923 (примерно) гг.

Созданные в составе Наркомата просвещения Академический и Научно-методический центры проделали огромную работу по разработке учебных программ для казахских детей, изданию учебников и методик для сельских школ. В 1922-1924 годы ими были подготовлены и изданы учебники на казахском языке: «Букварь по ликвидации неграмотности» А. Байтурсынулы, «Задачник» и «Хрестоматия» М. Дулатулы, «Алгебра» К. Сатпайулы (Сатпаев), «Дидактика» Ж. Аймаутулы, «Педагогика» М. Жумабайулы, «Физика» Е. Омарулы и многие другие. В 1927-28 учебном году для казахских школ было издано уже более 30 наименований учебников общим тиражом 575 тыс. экземпляров.

Нужно подчеркнуть, что элита «Алаш» трудилась в крайне тяжелых условиях давления со стороны советской власти, осознавая свою обреченность. Об этом свидетельствует письмо А. Букейхана из Москвы от 23.07.1923 г. Динмухамеду Адилулы (Адилев).

«Родной мой Динше! Почему ты не пишешь материала для «Шолпан», «Темірқазық»? Если мы не обучаем детей, не пишем материалы для журналов, газет, чем могли бы послужить интересам народа Алаш… Другого пути у нас нет» [11, с. 398].

Тем не менее система народного образования КАССР стремительно развивалась именно в первое десятилетие, благодаря созидательной деятельности бывшей Комиссии А. Байтурсынулы. Интенсивная борьба деятелей «Алаш» с неграмотностью, проводившаяся ими в 20-30-х гг., дала свои результаты.

К 1940 г. в КазССР работало 5 289 начальных, 1 770 семилетних и 698 средних школ с 1 138 187 учениками. Педагогические кадры готовились в КазГУ, 13 педагогических и учительских институтах и 23 педучилищах. Тем самым образование становилось массовым явлением, появились предпосылки к формированию широкого слоя образованной и свободно мыслящей национальной интеллигенции. К слову, в 1931 г. педтехникум в Акмолинске окончил Перуаш Каримулы – дед одного из авторов статьи, вместе с образованием впитавший убеждения своих учителей и репрессированный в 1937 г. за пропаганду Алаш Орды.

Не в пример нынешней практике, издание книг предварялось их публичным обсуждением в прессе, о чем свидетельствуют многочисленные рецензии А. Букейхана на страницах газет в 1922-1925 гг.

Судя по этим рецензиям, а также его переписке с соратниками — А. Байтурсынулы, Д.Адильулы, А.Ермекулы и другими, А. Букейхан продолжал координировать своих соратников. Например, в письме А. Байтурсынулы от 23.06.1925 г. А. Букейхан просит его до осени завершить работу об Абае Кунанбайулы и Ыбырае Алтынсарыулы (Алтынсарине) [11, с. 398].

В просветительской работе алашординцы не ограничивались подготовкой учебников. Отдельного внимания заслуживает написание ими, или перевод на казахский язык множества другой научной и методической литературы, причем не только с русского, но и европейских языков.

Например, «Астрономия әліп-биі» («Популярная астрономия») французского астронома К. Фламмариона [12], «Дүниенің құрылысы» («Происхождение мира») Д. Граве [13]. А методическое пособие «Серуен жасап оқу әдісі» (букв. «Методика обучения на фоне природы»), опубликованное А. Букейханом в журнале для школьных учителей и педагогов «Жаңа мектеп» («Новая школа») в 1926 г., не потеряло актуальности и в наши дни [14].

Соратниками Алихана были также переведены множество книг по созданию и работе кооперативов, организации профсоюзов, поддержанию здоровья, гигиены и т.д.

12-17 июня 1924, в те самые дни, когда местные большевики составляли очередной донос на алашординцев, сами деятели «Алаш» участвовали в работе инициированного ими І Казахского съезда работников науки в г. Оренбурге.

Делегаты съезда подняли широкий круг тем. На повестке дня стояли вопросы научной терминологии на казахском языке, увеличения объема учебников и научных изданий, предназначенных для всех уровней образования, сбора этнографических материалов.

Были  обсуждены проблемы национальной идентичности, где основным выводом было закрепление признаков национально-государственной идентичности (язык, культура, территория). Особый интерес был проявлен к вопросу о казахских диаспорах за рубежом (Китай, Россия, Монголия, Бухара, Хива, Восточный Туркестан).

Однако М. Дулатулы напомнил об ограниченности полномочий съезда для работы с зарубежьем [15, сс. 167-168]. В целом первый съезд научных деятелей Казахской АССР стал предвестником образования Национальной академии наук.

Британские исследователи были абсолютно правы, что элита «Алаш» заняла ведущие позиции в сфере образования, науки и культуры, в издательском деле и прессе. Например, под влиянием сторонников «Алаш» находилась не только упоминавшаяся выше редакционная политика КазГосИздат, но и Центральное издательство народов Востока в Москве, которым с 1922 по 1928 гг. руководил Назир Торекулулы, а в Казахской секции ЦИНВ — А. Букейхан, М. Жумабайулы, А. Байдильдаулы (Байдильдин).

Деятели «Алаш» являлись организаторами и основными авторами многих научных изданий и периодической печати. Их позицию транслировали газеты «Ақ жол», «Теңдік», «Кедей теңдігі» (Кызылорда), «Қосшы», журналы «Шолпан» (Ташкент), «Темірқазық» (Москва), «Таң», «Жаңа мектеп», «Әйел теңдігі», «Жас қазақ», «Жас қайрат» и т. д. Эта позиция отличалась открытостью, готовностью к дискуссии, свободным выражением мнения авторов и публичным обсуждением острых проблем.

Дальнейшая трагическая судьба алашординцев хорошо известна. Искренние и свободные духом лидеры Алаш Орды при всем своем титаническом труде и преданности национальной идее в наступившую затем эпоху тотальных репрессий оказались беззащитны перед потоком обвинений местных большевиков, увидевших в них конкурентов.

Но за тот короткий срок, который достался деятелям «Алаш» при советской власти, они успели сделать две главные вещи:

а) добиться воссоздания автономии и основать государственные институты Казахской Республики,

б) задать правильный вектор политики в ряде важнейших сфер, прежде всего в сфере просвещения.

Импульс, заданный А. Букейханом, А. Байтурсынулы и их Комиссией, оказался настолько сильным, что пережил своих инициаторов на десятилетия. А перед нами стоит исторический долг – вернуть смысл национальной идее, которая должна опираться не на нефть или доллар, а на знания и образованную нацию.

Перечень использованной литературы:

  1. Алаш-Орда: Сборник документов. / Состав. Н. Мартыненко. – Алматы: Малое изд. «Айқап», 1992. – 192 с.
  2. Бөкейхан Ә. Шығармалары – Сочинения. 15 тт. – Астана: «Алашорда» Қоғамдық қоры, 2018. – Т. ХІ.
  3. Енсепов Б. Б. «Ағартушы Қоңырқожа Қожықов». // Қазақ тарихы. – 2020. – №1. – Б 54-59.
  4. Бөкейхан Ә. Шығармалары – Сочинения. 15 тт. – Астана: «Алашорда» Қоғамдық қоры, 2018. – Т. IIІ.
  5. РГАСПИ (Москва). – Ф.17. – Оп. 85. – Д. 77.
  6. Аманжолова Д. На изломе. Алаш в этнополитической истории Казахстана. – Алматы: Издательский дом «Таймс», 2009.
  7. Society for Central Asian Studies. Kazakhs on Russians Before 1917. A. Bukeykhanov, M. Dulatov, A. Baytursynov, T. Ryskulov. Reprient series № 5. Oxford, 1985.
  8. Bennigsen A., Lemercier-Quelquejay Ch. La presse et le mouvement national chez les musulmans de Russie avant 1920. Paris-La Haye: Mouton & CO and Ecole Pratique des Hautes Etudes. MCMLXIV – P. 254-261 (перевод Бахыт Садыковой).
  9. Букейхановъ А. Абай (Ибрагимъ) Кунанбаевъ. Некрологъ.//«Семипалатинскій листокъ», 27.11.1905 г., № 252. Семипалатинскъ
  10. «Қазақ» газеті. 1913 жыл. 2-басылым/ Құраст.: С. Смағұлова, Ғ. Әнес, Т. Замзаева. – Алматы: «Арыс» баспасы., 2018. – 480 б.
  11. Бөкейхан Ә. Таңдамалы – Избранное (Состав., автор предисловия, научных комментариев и библиографического указателя С. Аккулулы). – Алматы: «Қазақ энциклопедиясы», 1995. – 479 с.
  12. Фламмарион К. Астрономия әліп-биі (қазақшалаған Қыр баласы). //СССР халықтарының Кіндік баспасы [ЦИН СССР], 1924 ж. Мәскеу;
  13. Граве Д. Дүниенің құрылысы (ауд. Қыр баласы). // КСРО халықтарының Кіндік баспасы [ЦИН СССР], 1926 ж. Мәскеу. – 102 б.
  14. Қыр баласы. Серуен жасап зерттеу әдісі. // «Жаңа мектеп», 1926 ж., №№ 9–10. Қызылорда. – 5–10 бб.
  15. Алаш қозғалысы. Құжаттар мен материалдар жинағы. Сәуір 1920-1928 жж. Движение Алаш. Апрель 1920-1928 гг. – Алматы: «Ел-шежіре», 2007. – Т. 3. – Кн. 1. – 304 с.

Авторы: Азат Перуашев, Султан Хан Аккулы

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter