Нур-Султан
Сейчас
-9
Завтра
-1
USD
446
0.00
EUR
491
0.00
RUB
5.73
0.00

Казахстанский фильм о русских женах сирийцев заявлен на Московский кинофестиваль

2608
Акмарал Баталова (третья слева) с героинями документального фильма «Рябина на руинах»

 — Как пришла идея снять такой фильм?

 — Совершенно неожиданно. Ко мне на мессенджер фейсбук пришло сообщение от Елены Якушенко, живущей в Алеппо. Она читала посты о Сирии на моей странице и рассказала, что в их городе есть диаспора русскоговорящих женщин, переживших войну вместе с сирийцами. Елена пригласила меня приехать в разрушенный войной город.

Мне было интересно встретиться с этими женщинами. Говорить, что наш фильм о русских женах сирийцев, не совсем верно, хотя я сама так говорю, потому что так проще. Как узнала позже, на самом деле эти женщины — гражданки разных республик СНГ;

есть украинки, уроженки Кавказа, Таджикистана, Узбекистана, одна родилась и жила в Казахстане

Однако они сея называют русскими себя, также как и все сирийцы, потому что все говорят на одном, русском языке.

 — Вы уже бывали раньше в Алеппо?

 — Да, в Алеппо я уже была два раза в составе международных пресс-туров. Этот город завораживает. Даже сейчас, когда он практически разрушен больше, чем наполовину, его древний облик не удалось полностью стереть.

В своих прежних поездках я познакомилась с замечательными людьми, живущими в этом удивительном городе, мне хотелось встретиться с ними вновь. Коренные жители Алеппо считаются лучшими торговцами и производителями. Они, как и все сирийцы, очень гостеприимны. Общепризнанно, что там самая вкусная кухня.

Поскольку предыдущие поездки в составе пресс-туров проходили по заранее согласованной программе, и сирийское правительство обеспечивало безопасность их участников, со мной ездил оператор из Алматы. Однако в этот раз требовалась индивидуальная поездка. И поскольку Алеппо все еще остается сложной зоной с точки зрения безопасности, нужен был именно военный оператор. Поэтому я пригласила Азата Отогонова – оператора с канала Россия24. Мы познакомились с ним во время пресс-тура в 2018 году.

Азат снимал репортажи во время грузино-осетинского и узбекско-киргизского конфликтов, «арабскую весну» в Египте, военные действия на Донбассе и в Донецке, войну в Ливии, а в Сирии бывал периодически с 2015 года. То есть это профессионал, который имеет большой опыт работы в местах боевых действий.

Общее дело

 — Кто помогал вам в организации съемок в Сирии?

 — Я слежу за Астанинским процессом по мирному урегулированию сирийского кризиса с самого его начала и знакома со многими членами делегаций, участвующих в них. Поэтому поделилась с россиянами и сирийцами идеей фильма, и они согласились помочь. Министерство обороны РФ также предоставило мне для фильма кадры о гуманитарной помощи, оказываемой российскими военными в Сирии.

Однако хочу подчеркнуть, что все поездки в Сирию оплачиваю самостоятельно и освещаю события там больше с гуманитарной, чем с политической или военной точки зрения.

 — Были ли трудности во время съемок?

 — Конечно, определенные трудности возникают во время любых съемок, а в воюющей стране они неизбежны. На момент нашей поездки в октябре прошлого года прямая трасса Дамаск – Алеппо была еще захвачена боевиками-радикалами, поэтому пришлось долго ехать в объезд.

Непосредственно во время съемок в соседней квартире шел ремонт, рабочие сверлили что-то. Однако просить их подождать было невозможно, потому что с электричеством в Сирии бывают перебои, и пока оно есть, люди спешат сделать всю работу. Поэтому это сказалось на качестве звука. Иногда за кадром слышен грохот перфоратора, который не удалось убрать.

Боль и восхищение

Были и технические проблемы, связанные как с ограниченностью бюджета, так и соображениями безопасности. Если обычно в съемках фильмов участвует целая команда в составе продюсера, режиссера, двух-трех операторов, звукорежиссера, осветителя, тут мы с оператором работали только вдвоем.

Ну, и конечно, было очень тяжело психологически. После встреч с женщинами возвращалась в отель, вставала под душ и плакала. По возвращении часто просыпалась ночью и долго не могла заснуть, прокручивая в голове их рассказы и думая, как лучше выстроить сюжетную линию.

Поразительная сила духа, терпение, сила любви и невероятный оптимизм этих женщин потрясли и восхитили меня.

Они настоящие герои, как и все простые сирийцы, не оставившие страну

и пережившие все тяготы войны с терпением и достоинством.

 — В чем заключается уникальность вашего фильма, как вы считаете?

— Во-первых, никто не показывал сирийскую войну с точки зрения иностранцев, живущих в этой ближневосточной стране. Хотя, конечно, практически для всех этих женщин Сирия уже стала второй родиной.

Во-вторых, позиция казахстанского журналиста позволяет мне общаться с обеими сторонами конфликта. Наша страна, как известно, предоставляет платформу для Астанинских переговоров и, не участвуя в самом процессе, является медиатором, желающим положить конец гуманитарной катастрофе, происходящей в Сирии.

Поэтому в своем фильме я использовала и кадры военной хроники, безвозмездно переданные мне как независимым сирийским военным корреспондентом с американским гражданством Рафиком Лютфом, так и видеоматериалы, предоставленные сирийской вооруженной оппозицией.

Таким образом, наш фильм –

это истории любви русских женщин, снятый журналистом-казашкой, оператором-киргизом, смонтированный многонациональной командой, с использованием военной хроники обеих воюющих сирийских сторон,

который повествует об очень важных вещах для людей всех национальностей и любой веры.

 — Остается только пожелать вашему фильму удачи на Московском кинофестивале.

 — Благодарю вас! Надеюсь, мы все справимся с коронавирусом ко времени проведения МКФ, и очень хочу, чтобы «Рябину на руинах» увидел и казахстанский зритель.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter