Нур-Султан
Сейчас
-8
Завтра
-11
USD
379
0.00
EUR
418
0.00
RUB
6.13
0.00

За кражу невесты можно было лишиться головы — традиция Қыз алып қашу

334

Традиция Қыз алып қашу в современном Казахстане трактуется достаточно однобоко, без учета многочисленных нюансов. Вот что в книге о «Жеті жарғы» пишет ученый Жамбыл Артыкбайулы:

1. Если джигит крадет свою засватанную невесту, его родственники платят штраф (обычно дают коня и чапан).
2. Если засватанная девушка убегает с другим джигитом, ее родственники возвращают засватавшему жениху калым и выдают за него другую девушку. Кроме того, платят штраф в размере калыма.
3. Если выясняется, что отец девушки не имеет к этому отношения, штраф выплачивает джигит, укравший девушку.
4. Если родственники засватанной девушки вовремя не попросят прощения и не возвратят калым, другая сторона вправе требовать для виновника смертную или же барымтовать живность.
5. Если парень крадет незасватанную девушку, он платит калым и тоғыз (девять животных, обязательно включая верблюда).

Похищение засватанной девушки считалось преступлением

Кража никем незасватанной девушки преступлением не считалась, а вот умыкание засватанной строго каралось. Поэтому кража будущей невесты была не столь частым явлением, как сейчас думают многие.

Ученый Шайзада Тохтабаева пишет:

«Кража невесты в былые времена обычно заканчивалась распрей, так как «свободных» девушек практически не было,

их засватывали с раннего детства. Иногда умыкание совершалось по обоюдному согласию любящих, иногда против воли девушки. Похищение невесты всегда было обусловлено конкретными причинами. В их основе лежало нарушение обещанного слова ее отцом относительно размера калыма или материальные затруднения юноши.

Однако случалось, что даже засватанная девушка убегала с любимым. Если девушку удавалось вернуть засваташему жениху, на похитителя и его родственников накладывался штраф в размере калыма. Если жених-похититель не возвращал засватанную, он должен был выплатить калым в двойном размере. Отец невесты, в случае причастности к случившемуся, должен был отдать одну или двух дочерей без калыма».

Кровосмешение под запретом

Поэт Шакарим Кудайбердиулы (1858-1931) в поэме «Калкаман и Мамыр» описывает историю, имевшую место в 1722 году. Если кратко, суть ее такова:

Девушка согласилась убежать с любимым, но оба они были выходцами из одного рода. По казахскому закону подобное кровосмешение между близкими родственниками запрещено.

Девушка говорит своему возлюбленному Калкаману, что в роду Тобыкты такого еще не было. Юноша в качестве аргумента цитирует закон исламского шариата, где говорится, что внучатые родственники вправе заключить брак.

Мамыр:
Қыз алған жоқ жақыннан Тобықты әзір,
Өлтірем деп жүрмесін бізді қазір,
Өзімді аяп тұрғам жоқ, сізді аяймын,
Сен сау қалсаң, болар ем мен-ақ нәзір.

Қалқаман:
Мамыр-ау, айтып тұрсың әлденені,
Шариғат қосады екен немерені.
Қайғы ойлап, жаман ырым айта берме,
Алаңсыз сүйген болсаң анық мені.

Мамыр:
Мен сенсіз тірі тұрман,
Үш қайырдым сөзіңді мен антұрған,
Бір құдайға сыйынып ал да жөнел,
Жаныңда өлсем разымын, жаным құрбан!

Қалқаман:
Алдандырдым мен сізді сөзбенен құр,
Тәуекел деп аллаға, тез, жылдам жүр.
Заман қандай болар деп дайындап ем,
Боз жорға атым белдеуде ерттеліп тұр.

Мінді де екі ғашық кетіп қалды,
Ауылға бір сағатта жетіп барды.
Не болса да қылдым деп бір жұмысты,
Бара сала Олжайға кісі салды.

Мамыр:
Из рода Тобыкты никто не женился на близкой по крови.
Как бы не решили родичи убить нас обоих.
Не жалко мне себя, я жалею тебя.
Если ты будешь жив, я с тобой навсегда.

Калкаман:
Милая Мамыр, говоришь ты мне, что
Шариат разрешает родичей внучатых союз.
Не надо несчастья на наши головы звать,
Если любишь и готова со мною бежать.

Мамыр:
Милый, я не жива без тебя,
Три раза сказала тебе «нет», за это ненавижу себя.
В руки Бога отдай нашу судьбу,
Увези меня! Если надо умереть, я готова! Тебя лишь люблю!

Калкаман:
Я все сказал, теперь слову конец!
Я верю в Аллаха и тебя увезу под венец.
Не знал, как будет, что ответишь мне ты,
Иноходец стоит, поскачем, не оставляя следы.

Вскочив на коня, они помчались вперед,
Через час были в ауле, их увидел народ.
«Я сделал, что думал» — сказав, Калкаман
К Олжаю пришел и пред аксакалом предстал.
(Смысловой перевод автора статьи)

В результате Кокенай — брат девушки, убивает родную сестру, нарушившую закон предков, и клянется убить и Калкамана. Чтобы избежать междуусобиц, аксакалы  принимают решение: Калкаман должен проскакать перед Кокенаем на определенном расстоянии. Если брат девушки убьет всадника, так тому и быть. Если же Калкаман останется жив, на этом инцидент будет исчерпан. Кокенай промахивается. Калкаман же, обидевшись на весь род Тобыкты, покидает своих родных. Как написал Сабит Муканов, местность вблизи города Алматы, куда он уехал, с тех пор зовется Калкаман.

Если не нравился засватавший жених

Бывало и так, что девушке не нравился жених, ее засватавший. Зачастую это являлось причиной осуществления традиции Қыз алып қашу. В рассказе «Красавица в трауре» Мухтара Ауэзова о сосватанной девушке есть такие строки:

«Жених Карагоз был хромым, в юности повредил ногу. Даже в родной семье его не почитали и недолюбливали. Стыдно было Карагоз идти за жалкого, хилого и богом обиженного человека. И хотя было немыслимо ослушаться родительской воли, недовольства она не скрывала».

Акыну Жамбылу пришлось вернуть девушку

Великий акын Жамбыл в молодости украл себе невесту. Писатель Сабит Муканов, знавший о случившемся со слов самого Жамбыла, в предисловии к книге сочинений акына, вышедшем в 1946 году, написал так:

«Молодой Жамбыл влюбился в девушку по имени Бурым, которая была уже засватана. Жамбыл украл девушку с ее согласия. Молодые спрятались у дальнего родственника акына. Тогда к Жамбылу пришли аксакалы рода Екей и сказали, что если он не вернет чужую невесту, могут начаться межродовые тяжбы, а это ляжет тяжелым бременем на плечи всего рода. Тогда Жамбыл был вынужден вернуть девушку».

История появления великой песни

Все казахи знают песню «Хорлан» Естая Беркимбайулы (1868-1946), которую он посвятил своей любимой. Но мало кто знает, что своим появлением она обязана традиции Қыз алып қашу. Исследователь Каюм Мухамедханулы встретился с певцом в августе 1939 года и записал с его слов историю великой любви:

— «Хорлан» моя первая песня, которую я сочинил сердцем. Тогда мне было 20 лет, — он грустно замолчал.

Я несколько раз просил его рассказать свою историю, которая имела место полвека тому назад, и он медленно начал свой рассказ.

— Шошай, сын Сулеймена, решил поехать за 150 верст к своей невесте в волость Маралды и обратился к певцу Естаю с просьбой сопровождать его.

Уважаемые люди Маралды, волостной Сункар и бий Султан, хорошо встретили жениха и его свиту. У Султана были две красавицы дочери: старшую звали Хорлан, а младшую Хусни. На торжестве джигит всем понравился своим пением и обратил на себя внимание красавицы Хорлан. Естаю девушка тоже приглянулась. За дни, проведенные вместе, молодые много общались, познакомились поближе и между ними вспыхнуло сильное пламя любви. Но оказалось, что девушка была уже засватана.

Несмотря ни на что, влюбленные дали друг другу клятву всегда быть вместе. Они договорились, что через год Естай вернется за ней. Как и обещал, вместе со своим другом Кожахметом через год он вернулся за девушкой, чтобы украсть. Джигиты Абдильда и Нургали из аула Султана захотели помочь молодым. Но как бы они ни старались, ничего не получилось. Султан, прознав обо всем, быстро выдал дочь за засватавшему ее жениху. Вот тогда и появилась песня «Хорлан».

Естай не переставал любить Хорлан. Через шесть лет он приехал в далекий город Шот, чтобы увидеть свою любимую. Встреча эта была последней. Больше они никогда не виделись…

Во время своего рассказа певец все время смотрел на кольцо и тихо повторял: «Это память о моей Хорлан».

Естаю Беркимбайулы был 71 год, когда он поведал К. Мухамедханулы историю любви всей своей жизни. Говорят, он завещал, чтобы после его кончины кольцо, которое подарила любимая Хорлан, не снимали с его пальца.

Традиция Қыз алып қашу сегодня

Сегодня Қыз алып қашу зачастую происходит по договоренности и расценивается скорее как дань древней традиции и по-своему интересное событие и для влюбленных, и для их друзей. Ш.Тохтабаева в своей книге «Этикет казахов» пишет следующее:

«В настоящее время невесту похищают преимущественно по экономическим соображениям. Парень привозит девушку к родителям, где ее осыпают сластями и сажают за свадебную занавеску. На следующий день родственники со стороны жениха едут к родителям невесты и совершают обряд Аяғына жығылу (припасть к ногам), чтобы принести свои извинения. Применяя всевозможные дипломатические приемы и объясняя умыкание исконностью и древностью традиции, они получают от родителей невесты прощение. В следующий раз родня жениха приезжает уже с қоржын (переметная сума), заполненными подарками. После примирения сторон свадьба проходит только в доме жениха».

© «365 Info», 2014–2020 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter