Нур-Султан
Сейчас
13
Завтра
1
USD
449
+0.85
EUR
491
-1.04
RUB
5.69
-0.05

Казахстан может потерять уникальный шанс — занять ключевую должность в ООН

1487
Сауле Тлевлесова, кандидат на пост гендиректора Всемирной организации интеллектуальной собственности.

– Сауле Январбековна, начнем с вашего послужного списка, поскольку это важно для понимания открывающегося “окна возможностей”. Недавно вы отметили 20 лет профессиональной карьеры во Всемирной организации интеллектуальной собственности при ООН – WIPO. Как сами оцениваете результаты своей деятельности?

– Я начала работать во Всемирной организации интеллектуальной собственности консультантом в 1997 году. Это было интересное время. Годом ранее WIPO приняла два масштабных документа в сфере защиты авторских прав – Договор по авторскому праву и Договор по фонограммам и исполнениям. Оба документа касались цифровой среды вещания и были на тот момент очень современными, актуальными, а также, как всем тогда казалось, технологически важными. Мне пришлось работать над реализацией этих договоров на нашем постсоветском пространстве. Я занималась этим достаточно долго – 7–8 лет, продвигая принципы и основы обоих договоров в разных странах СНГ.

– Защищали интересы исполнителей и авторов?

– В том числе. В частности, мы создавали общества по коллективному управлению – единые структуры, которые управляют правами авторов (композиторов, исполнителей), а также собирают и распределяют роялти (отчисления) для авторов, чьи произведения использовались в радио- или телеэфире, исполнялись на концертах.

Я как раз занималась созданием и становлением таких структур в нашем регионе. Это была интереснейшая работа. Менялось всё. С распадом Советского Союза новые независимые государства должны были создавать свои национальные общества по коллективному управлению авторскими правами. Там, где это еще не было сделано, авторы и исполнители, по сути, никак не были защищены. В шоу-бизнесе и в музыкальном мире царила анархия.

Создаваемые нами структуры начали обеспечивать законные права авторов, хотя добиться этого было непросто.

Люди искусства изначально не защищены, все

они творцы, далекие от юридической сферы. Они зачастую не знают своих прав, их легко обмануть, легко нажиться на их творчестве разного рода мутным личностям и мошенникам

Целью внедряемой нами системы было поставить этому заслон. Надо признать, не сразу, но эта задача была решена. Были созданы структуры, которые смогли эффективно защитить интересы правообладателей, а главное – постоянно собирать и выплачивать им законные роялти за каждое использование их произведений.

Позднее я перешла от авторского права к вопросам промышленной интеллектуальной собственности. Начиная с 2005 года возглавила региональное управление WIPO, курирующее 12 стран СНГ. Там фигурируют не только авторские права, но и промышленные изобретения, товарные знаки, промышленные образцы и ряд других объектов, которые регулируются Всемирной организацией интеллектуальной собственности.

– Несколько слов подробнее о том, что это за структура, руководителем которой вы скоро можете стать – Всемирная организация интеллектуальной собственности при ООН?

– Всемирная организация интеллектуальной собственности – это специализированное учреждение ООН, в чьей компетенции находится охрана всех прав интеллектуальной собственности в глобальном масштабе. WIPO создана в 1967 году и с тех пор по сей день занимается администрированием всех международных договоров в области интеллектуальной собственности.

Мы помогаем странам эффективно использовать эти международные правовые акты – в общей сложности 21 договор.

Кстати, первый международный акт в сфере интеллектуальной собственности был принят еще в 1883 году – это была Парижская конвенция по охране промышленной собственности, фундаментальный документ, который регулировал широкий спектр вопросов.

Патенты, товарные знаки, промышленные образцы, модели, знаки обслуживания, фирменные наименования, географические указания – всё это регулировалось конвенцией, которая была нацелена на пресечение недобросовестной конкуренции

Позднее, в 1886 году, была принята Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений. На базе этих двух договоров в 1960-х и была создана Всемирная организация интеллектуальной собственности, а также появились другие многочисленные документы.

Сегодня WIPO – самая масштабная специализированная организация в структуре ООН, которая полностью сама себя окупает

Участниками являются 182 государства. Организация защищает интеллектуальную собственность во всех ее юридических формах: патенты, товарные знаки, промышленные образцы, авторские права на изобретения или произведения, национальный фольклор, традиционные знания и многое другое.

В настоящее время WIPO сфокусирована на важных технологических новшествах, которые необходимы, учитывая появление новых каналов передачи информации и формирование цифровой информационной среды. Современные технологии защиты интеллектуальной собственности требуют абсолютно новых подходов, и это именно то, чем мы сейчас занимаемся вместе с нашими коллегами.

– Полномочия гендиректора WIPO г-на Гарри истекают в сентябре 2020 года, и недавно стало известно, что среди прочих на эту должность была выставлена и ваша кандидатура. Как вы лично относитесь к этому?

– Для меня это честь. Чтобы быть избранным на такую высокую должность, нужно соответствовать уровню предшественников – а это люди, отдавшие всю свою жизнь охране интеллектуальной собственности. Я счастлива, что Казахстан выдвинул меня на столь высокую международную позицию. Следует понимать, что это не просто высокий статус для меня лично, но и возможность существенно поднять глобальный статус Казахстана, его престиж как государства.

Участвовать в выборах главы WIPO будут десять кандидатов из разных стран. Среди них выпускники лучших университетов мира, руководители различных национальных и международных ведомств.

Это будут интересные и очень сложные выборы.

Представитель Казахстана впервые участвует в выдвижении на должность такого уровня в структуре при ООН

Это честь не только для меня, но и для страны, и для всего региона СНГ.

– А знают ли в WIPO о Казахстане, о той работе, которую он проводит в этой сфере?

– О нас, разумеется, знают. Но здесь очень многое определяется уровнем так называемой патентной активности. Например, США подают более 25 процентов всех заявок на изобретения и на права интеллектуальной собственности в мире. Три такие азиатские страны, как Китай, Япония и Южная Корея, формируют почти половину всех заявок. А мы?

Увы, пока Казахстан занимает очень незначительную долю в структуре заявок, но важно, что мы будем на равных участвовать в выборах главы WIPO с представителями перечисленных государств.

Более того, есть основания полагать, что у нас есть серьезные шансы на победу. И в любом случае

сам факт, что страна будет представлена на этих выборах, – значимый фактор национального брендинга Казахстана в мировом масштабе

У нас есть знаменитые спортсмены, такие как Головкин, представляющие Казахстан в мире. У нас есть певцы, такие как Димаш, благодаря которым Казахстаном начали интересоваться сотни миллионов любителей искусства в десятках стран.

А теперь, в данном случае благодаря моему выдвижению на должность генерального директора Всемирной организации интеллектуальной собственности, в очередной раз представители 182 стран мира начнут искать на карте Казахстан.

Они будут интересоваться моей биографией и предвыборной программой, будут вникать, что лично мною сделано на разных постах в WIPO и в качестве главы Евразийского патентного ведомства. Всё это имеет большое имиджевое и политическое значение для нашей страны.

– Скажите, а ощущается ли поддержка вашей кандидатуры на уровне правительственных структур Казахстана?

– Когда летом минувшего года министерство юстиции РК, в ведении которого находится государственная политика по вопросам интеллектуальной собственности, предложило мне поучаствовать в этих выборах, я долго взвешивала “за” и “против” и в итоге пришла к выводу, что это достойное “окно возможностей” не только для меня, но и для страны.

Я очень благодарна минюсту и лично Марату Бахытжановичу Бекетаеву, который это предложил и с первого дня искренне верит в наши возможности. Также хотелось бы от всего сердца поблагодарить премьер-министра РК Аскара Мамина, который подписал письмо в адрес ООН от имени нашей страны о моем выдвижении.

Да, это была огромная радость и честь для меня. Но всё это, повторюсь, было летом. После этого, к сожалению, было упущено много времени. Возможно, это было связано с организационными вопросами. Между тем за прошедшие пять месяцев делегации и кандидаты от других стран активно ездили по всему миру, встречались с правительствами стран – участниц WIPO, продвигая свои программы.

Японская делегация, например, посетила всю Юго-Восточную Азию, Европу и Россию. Кандидат из Сингапура за счет своей государственной программы поддержки облетел уже более 30 стран. Можно даже не говорить о том, какая мощная кампания сегодня у кандидата от Китая. Там на это брошены все ресурсы – и финансовые, и политические.

– А что же Казахстан?

– К большому сожалению,

некоторые госорганы, которые должны были помогать нам в этом процессе, несколько отстранились. Во всяком случае, к сожалению, пока от них помощи нет

Я очень надеюсь, что эта ситуация все же разрешится и будут сделаны необходимые шаги в интересах Казахстана, потому что от этого напрямую зависит международный престиж нашей страны.

Повторюсь, мы упустили много времени. Наши конкуренты объехали десятки стран, встречаясь там с правительствами и представляя свои программы, разъясняя свои принципы и подходы по актуальным вопросам защиты авторских прав и промышленной интеллектуальной собственности. А мы не были еще нигде.

Уже 4 марта состоятся выборы. Однако в конце декабря, незадолго до новогодних праздников, началась интенсивная работа. За оставшееся время – менее двух месяцев – еще есть все возможности представить позицию Казахстана во многих странах.

Немаловажно, что у нас высокая репутация. Лично меня как кандидата знают и ценят как президента Евразийской патентной организации. Высоко оценивают нашу работу на всех позициях, те проекты, которые реализуются под моим руководством, включая программу защиты промышленных образцов в рамках Евразийского патентного ведомства и многое другое.

Однако необходимо представить не только меня, но и страну, потому что в ООН система построена так, что за каждый голос борется именно страна, ее делегация, а не сам представитель-кандидат единолично. Делегаты

голосуют не столько лично за представителя страны – голосуют за саму страну, которая его выдвинула. Интересуются позицией этой страны

Сегодня, когда появилось столько новых технологий передачи и хранения информации, правообладатели во всем мире волнуются, как будет использована их интеллектуальная собственность. Не зря многие крупные, влиятельные страны борются за руководство WIPO. И у нас тоже есть достаточно сильные позиции. Необходимо сделать всё, чтобы использовать этот шанс.

– Сейчас вы как глава Евразийского патентного ведомства фокусируетесь на задачах охраны промышленных образцов. Создание единого евразийского промышленного образца рассматривается как важный шаг с точки зрения развития целых отраслей экономики. Пожалуйста, несколько слов об этом подробнее: что изменит в промышленности и на рынке система охраны промышленных образцов?

– Евразийское патентное ведомство создано 25 лет назад, членами нашей организации являются 8 государств. Все это время организация работала в сфере охраны изобретений, патентов в нашем регионе. Сегодня это одна из самых высокотехнологичных структур на евразийском пространстве, например, мы уже почти полностью перешли на безбумажный документооборот. В России и СНГ свыше 83 процентов заявок на патенты в наше ведомство подается в электронном виде.

Два с половиной года назад мы решили, что организация должна расширить список объектов интеллектуальной собственности, которые она защищает. В частности, добавить сюда промышленные образцы. И вот 9 сентября, ровно через 25 лет после создания Евразийского патентного ведомства, в Нур-Султане был подписан новый международный протокол по охране промышленных образцов. Думаю, это самое большое наше достижение за последние полтора десятилетия.

Промышленные образцы используются в бизнесе значительно чаще, чем патенты на изобретения

Зачастую – в сфере работы малых и средних предприятий. Ранее часто возникала ситуация, когда, например, ваш промышленный образец использован конкурентами из другого государства, а вы как правообладатель ничего не можете сделать, потому что нет наднационального регулирования этой части интеллектуальных и патентных прав.

В развитых странах давно отмечается тенденция: чем больше промышленных образцов от индивидуальных и малых предпринимателей, тем интенсивнее и динамичнее развивается рынок. И для нас, для Казахстана в частности, это сегодня стратегически важно с точки зрения роста нашей экономики. Как и в целом защита интересов правообладателей в промышленности.

– Почему?

– Следует учитывать так называемый коэффициент патентной активности в стране. Давайте вернемся к вопросу о том, какую долю мы сегодня занимаем на рынке различных инновационных изобретений. Мы часто говорим, что Российская Федерация – самая крупная в нашем регионе держава с очень мощным инновационным потенциалом. Но даже у нее коэффициент патентной активности (то есть количество патентных заявок на 10 000 населения) относительно низок, там он равен 1,77. Тогда как у США он достигает 5,85, а у Китая – свыше 9.

У Казахстана этот показатель пока исчисляется совсем мизерными индексами. Министерство юстиции прилагает значительные усилия по стимулированию роста патентных заявок, продвигая и разъясняя важность получения патентов как в бизнес-сообществе, так и в исследовательских университетах.

Еще один ключевой показатель – это количество заявок на изобретения. Сегодня в мире больше всех национальных заявок на изобретения и патенты регистрирует Китай – более миллиона в год. С учетом его гигантского населения (свыше 1,5 млрд) это объяснимо. Но в удельном количестве лидирует Южная Корея – на 1 миллион жителей там подается в год 3 150 заявок. В Японии – 2 000. В Китае – 1 000. А в Российской Федерации – всего 140. В Казахстане это пока лишь считанные десятки.

С одной стороны, такое отставание заставляет задуматься о качестве нашей интеллектуальной среды, но с другой – очевидно, нам есть куда расти. Налицо огромный потенциал. Наша инженерно-техническая научная школа и сегодня остается одной из самых передовых. И

если в бизнесе создать определенную систему стимулов для изобретателей, рост неизбежен

Такие стимулы сегодня создаются, например, в рамках программы “Цифровой Казахстан”. Такие стимулы создает и Евразийское патентное ведомство, в частности, работая над различными инновационными методами защиты правообладателей. Уже в недалекой перспективе мы ожидаем многократного роста изобретательской и патентной активности.

Возвращаясь к теме выборов на пост гендиректора WIPO: несмотря на то что мы находимся пока в весьма слабой позиции по изобретательской активности в сравнении с развитыми странами, мы смогли бы на равных голосовать с европейцами, китайцами и так далее.

Сегодня у Казахстана есть возможность возглавить такую ключевую международную организацию и благодаря этому усилить стимулы для инновационного развития, для роста изобретательской активности. Нужно приложить к этому максимум усилий.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter