Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
389
0.00
EUR
428
0.00
RUB
6.08
0.00

Почему казахи вместе с именем получают еще и прозвище – традиция Лақап есім беру

2351
фото: unikaz.asia

Лақап есім беру — одна из очень древних казахских традиций. Тому свидетельствуют и многие народные сказки. Можно вспомнить «Керқұла атты Кендебай» (Кендебай с гнедым конем), «Ер Төстік» (мужественный Тостик), «Күн астындағы Күнікей қыз» (освещенная солнцем Куникей»), «Шық бермес Шығайбай» (негостеприимный Шигайбай) и многие другие.

Особенно широко известно прозвище всенародного сказочного любимца Алдара косе – Безбородого обманщика.

Вспомним и слова известного просветителя Ибрая Алтынсарина:

«Иногда имена красиво уменьшаются… так, на нашем языке имя Ибрай — Ибыш, Корганбек – Кокыш, Абдибек – Абиш».

У хана Аблая, прадеда великого ученого Шокана Уалиханова, в юности тоже было прозвище. Когда он скрывался от врагов отца и был пастухом у Толе би, его прозвали «Сабалақ» (Лохматый).

И имя самого ученого — Шокан — это ласкательное прозвище, так звала его мать. На самом деле при рождении ему было дано имя Мухаммед-Ханафия. Почему мать выбрала именно это, никто не знает.

Приведем как одну из версий: есть у казахов поговорка — «Қарға баласын аппағым дейді» (Ворон своего птенца зовет «беленький мой»). А еще ласкательное имя Шокан  могло появиться от названия растения акшокан. Со временем прозвище Акшокан могло уменьшиться до Шокана, потому как его было легче выговорить.

Имя от родителей, прозвище от деяний

И таких случаев в истории казахов великое множество. Ученый Асильхан Оспанулы долгие годы собирал литературное наследие великого казахского акына Майлыходжи, современника поэта Абая. В 2005 году вышла его книга «Қаратау атырабының ақындары» – Акыны Каратау.

В ней ученый в том числе пишет и об отце поэта Султанходже Атаходжаулы:

«В нашем языке есть слово «шатақ» (беспокойный, вспыльчивый). Характер Султанходжи и стал причиной того, что он получил прозвище Шатан, а потом Шотан. Поэтому во всех материалах о Майлыходже, которые находятся в фондах Центральной научной библиотеки Академии Наук Казахстана, имя отца акына указывается как Шотан».

Эта традиция распространялась не только на казахов, но и на представителей других национальностей

Например, Томаша Зана, ссыльного поляка — исследователя полезных ископаемых, казахи звали Тасқараған (буквально — «ищущий  камни»). Он долгое время жил в казахской степи и хорошо знал быт народа. Об этом он сам написал в 1834 году в письме графу Каролу Ходкевичу.

Известно, что поэт Павел Кузнецов перевел много стихов поэта Жамбула Жабайулы. Акын ласково называл его Сары балам (мой светлый сын).

Доброта казахской души очень ярко отразилась в ласкательных прозвищах, которые со временем становились главными именами. Многие великие казахи известны именно по этим прозвищам, данным им еще в детстве. Например, настоящее имя поэта Абая – Ибрагим, академика Қаныша Сатпаева – Габдулгани, писателя Габита Мусрепова – Габдулгабит.

Как прозвища заменили имена

Мало кто знает, что знаменитого режиссера театра и кино Шакена Айманова, снявшего такие культовые казахские фильмы, как «Алдар көсе» (Безбородый обманщик), «Біздің сүйікті дәрігер» (Наш милый доктор), «Тақиялы періште» (Ангел в тюбетейке), «Атаманның ақыры» (Конец атамана) и другие, на самом деле звали Шахкарим.

В семье Аймановых все три брата были известны своими прозвищами. Родной брат режиссера, артист театра и кино Каукен Кенжетаевич, рассказывает:

«Когда я вырос, спросил у матери Жамал: «Абдикерим стал Абданом, а Шахкарим стал Шакеном, потому что эти имена созвучны. Как же я, Абдрахим, превратился в Каукена?». Покойная мать тогда ответила: «Совсем маленьким ты часто плакал и издавал звук, похожий на «каук», вот и стал ты у нас зваться Каукен».

Еще один яркий пример традиции Лақап есім беру имел место в прошлом веке. Речь идет о первом руководителе КазССР Динмухамеде Ахмедовиче Кунаеве, долгие годы руководившего страной. Вернее, о его имени. Все называли его уменьшенным именем – Димаш Ахметулы. О том, как это случилось, в 2004 году рассказал на страницах газеты «Оңтүстік Қазақстан» видный государственный деятель Нуртас Ондасынов:

– На пленумах и сессиях, да и на повседневных заседаниях было не очень легко выговаривать длинное имя Динмухамед, поэтому я начал называть его Димашем, это вскоре поддержали другие, а потом и вся страна.

Так появилось новое казахское имя — Димаш. Один из обладателей этого имени — Димаш Кудайберген — ныне известный на весь мир певец, которым мы, казахстанцы, гордимся по праву.

Традиция в литературе

Традиция Лақап есім беру часто встречается в произведениях казахских писателей. Самым известным детским литературным персонажем является герой книги «Менің атым Қожа» (Меня зовут Кожа) писателя Бердибека Сокпакбаева. На самом деле полное имя персонажа Кожаберген.

Писатель Ильяс Есенберлин в романе «Хан Кене» описал случай, когда хан Кенесары Касымулы дал прозвища своим батырам:

«Пушки грохнули одновременно. Ядра покатились сквозь редкий строй всадников, сбив трех-четырех из них вместе с лошадьми. На этот раз, услышав пушечный грохот, мятежники не бросились врассыпную, а мигом выстроились в пять рядов и устремились к крепости.

Тучи стрел заставляли солдат уткнуть головы в землю на валах. А две группы удалых сарбазов во главе с батырами Басыгарой и Тулебаем, воспользовавшись временем, пока пушки заряжали снова, проскочили по земляным мостикам у обоих ворот на другую сторону рва и теперь мчались узкой цепью, вдоль самой стены, захватывая арканами неосторожных защитников. На валах началась паника. Грохот ружей, свист стрел, ругательства, крики и стоны раненых – все слилось в один неистовый хор.

В дыму и шуме оборонявшие крепость не заметили, что под обоими воротами задержались по нескольку джигитов. Спрыгнув с коней, они уложили у самых створок небольшие бочонки с горючей смолой. Другие в это время обильно мазали смолой и салом крепкие дубовые, окованные железом ворота.

Через минуту два высоких жарких костра загорелись на выходах из крепости, сливались с общим пожаром, охватившим уже строения. И хоть новый залп из пушек – на этот раз картечью – причинил немалый урон нападавшим и заставил их отхлынуть на какое-то время от стен, судьба Акмолинской крепости была предрешена.

…Жеке-батыр — батыр, берущий в одиночку крепости, – так повелел Кенесары называть с тех пор Тулебай батыра. Почетные прозвища получили от султана и многие другие джигиты, отличившиеся при взятии Акмолинской крепости».

Традиция Лақап есім беру не утратила своей популярности и в нынешнее время.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter