18+
Нур-Султан
Сейчас
7
Завтра
9
USD
386.7
0.00
EUR
427.15
0.00
RUB
6.06
0.00

Кыргызстан: чехарда фемиды и политики

3349

На политической сцене Кыргызстана все меняется быстро. Одни политики выходят из тюрьмы, другие туда садятся. Тем временем на носу выборы.

флаг кыргызстанаФото: Sputnik / Табылды Кадырбеков

На днях на свободу вышли Омурбек Текебаев и Дуйшонкул Чотонов. Правда, обвинения в коррупции с них не сняты, расследование продолжится. Об этом сообщает eurasianet.org.

До ареста экс-президента Алмазбека Атамбаева Текебаев был самым заметным политическим деятелем, который находился за решеткой. В 2017 году он был заключен в тюрьму по обвинению в коррупции. Впрочем большинство экспертов были убеждены, что основным мотивом уголовного преследования послужило его жесткое противостояние с Атамбаевым.

Выступая с речью после освобождения, Текебаев придерживался примирительного тона, но очевидно, что у него есть свои счеты.

«Мы не собираемся мстить. Как человек, я всех простил, но у нас есть государственная политика и законы. Люди, которые отдавали приказы, и те, кто их исполнял, должны нести ответственность», – сказал он.

Это явный намек на Атамбаева, который сейчас сам находится за решеткой после его резонансного задержания в начале августа.

Политолог об аресте Алмазбека Атамбаева: прогнозы иногда сбываются

Бывшему президенту теперь самому грозят обвинения в коррупции и злоупотреблении властью.

В нынешней политической ситуации, все еще неопределенной после ареста Атамбаева (который громко рассорился с Сооронбаем Жээнбековым, своим протеже и преемником, позже превратившимся во врага), условное освобождение Текебаева выглядит как жест доброй воли, призванный успокоить общественные настроения.

«Власти должны стабилизировать ситуацию, – заявил Eurasianet.org политолог Марс Сариев. – После ареста Атамбаева в обществе усилилась напряженность, особенно в отношениях между севером и югом. Освобождение Текебаева отвлекло внимание от него, отодвинув Атамбаева на задний план».

Надежда на активность

Текебаева, который возглавляет политическую партию «Ата-Мекен», и Чотонова встретили при выходе из тюрьмы старые товарищи – Роза Отунбаева и Темир Сариев.

Текебаев, Чотонов, Отунбаева и Сариев были членами временного правительства, созданного в апреле 2010 года после свержения президента Курманбека Бакиева. Текебаев и Отунбаева сыграли особенно заметную роль в кампании по противодействию усилиям Атамбаева в 2016 году по внесению поправок в Конституцию. Тогда не без оснований предполагалось, что конституционная реформа направлена на обеспечение неограниченного по времени контроля Атамбаева над политическими процессами в стране.

Кланы Кыргызстана в контексте захвата Атамбаева: новая политическая эпоха

Появление этой четверки в некоторых кругах расценили как признак возможного формирования нового фронта оппозиции против действующей власти.

Но аналитик Марс Сариев считает маловероятным, что Текебаев окажется ярым противником Жээнбекова.

«Судя по его заявлениям, можно предположить, что он не пойдет на жесткую конфронтацию и вместо этого будет конструктивным оппонентом. Появление Текебаева на политической сцене создаст впечатление, что у правящей власти есть оппозиция, пропавшая после ареста Атамбаева», – сказал Сариев.

Ранее ожидалось, что эта роль выпадет на долю другого человека – Омурбека Бабанова, мультимиллионера и кандидата в президенты в 2017 году, который вернулся в Кыргызстан в начале августа, побыв некоторое время в добровольном изгнании.

Но 20 августа Бабанов к удивлению многих заявил, что, скорее всего, оставит политическую карьеру.

«Я вернулся на родину, но не вернулся в политику», – сказал он.

Подобным заявлениям сейчас будет уделяться особое внимание, т. к. намеченные на 2020 год парламентские выборы уже не за горами.

Парламентский расклад

Нынешний пятипартийный Жогорку Кенеш был сформирован в результате выборов в октябре 2015 года. Чуть более трети из 120 депутатских мандатов досталось атамбаевской Социал-демократической партии Кыргызстана (СДПК). Остальные мандаты получили (в порядке убывания количества мест).

  • «Республика–Ата Журт», невероятный альянс между возглавляемыми Бабановым политиками, представляющими интересы бизнеса, и националистами – выходцами с юга;
  • партия «Кыргызстан», известная своей крайне аполитичной позицией и главным образом поддержкой правящего режима;
  • «Бир Бол» – партия, которая отличается низким уровнем публичности;
  • «Ата-Мекен» Текебаева.

Следующий созыв, скорее всего, будет совершенно другим. Во всяком случае, на первый взгляд.

События вокруг Атамбаева стали причиной экзистенциального, зачастую с элементами фарса, кризиса в СДПК. И это может привести к исчезновению партии с политической сцены.

Самой серьезной проблемой для СДПК можно назвать уголовное преследование некоторых ключевых деятелей партии. Фарид Ниязов, правая рука Атамбаева, обвиняется в захвате заложников и организации массовых беспорядков. Ирина Карамушкина, еще одна яркая сторонница бывшего президента, находится под домашним арестом. Ее обвиняют в причастности к захвату заложников.

Если исходить из опыта кыргызской политики, окружение Жээнбекова будет создавать новую партию. Либо, что вероятнее всего,

в агрессивной форме захватит и переформатирует СДПК, чтобы обеспечить весомое присутствие президентской силы в парламенте

«Появятся новые партии, – сказал политолог Марат Казакпаев. – Многие депутаты от [СДПК] будут баллотироваться под другим флагом».

Мало что изменится

Казакпаев отметил, что Асылбек Жээнбеков, младший брат президента и некогда свой человек в СДПК, а также южанин и член СДПК Торобай Зулпукаров работают над созданием собственной партии.

Кроме того, Раимбек Матраимов, весьма противоречивая фигура, бывший сотрудник таможни, которого активисты называют «серым кардиналом» кыргызской политики, создал партию «Мекеним Кыргызстан» (Моя Родина Кыргызстан).

Мнения экспертов разделились по поводу того, есть ли у текебаевской партии «Ата-Мекен» будущее. Но никто не спорит с тем, что если он не сможет собрать значительные средства до выборов, перспективы партии туманны.

Впрочем, это все теория.

«В парламенте мало что изменится, – сказал Казакпаев.

– Точно также, как сейчас, будет не более 5-6 партий.

При этом президент будет принимать все ключевые решения, а парламент – проявлять послушание»