Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
389
0.00
EUR
428
0.00
RUB
6.08
0.00

Как Россия поделит триллионы от нефтяных сверхдоходов

1138
Oil pump against sunset sky with the word russia

Одним из важнейших элементов российской экономики является так называемое «бюджетное правило». Согласно ему, все сверхдоходы от продажи нефти дороже $41,6 за баррель отправляются в Фонд национального благосостояния (ФНБ). На 1 сентября размер российской «кубышки» достиг 8,2 трлн рублей.

Тратить эти деньги нельзя до тех пор, пока размер ФНД не достигнет 7% от ВВП. А это должно случиться уже в ближайшие месяцы. Поэтому власти начали думать, на что потратить средства.

«Лишних» денег окажется много: ожидается, что

в 2020 году из ФНБ можно будет инвестировать 1,8 трлн рублей (по текущему курсу это около 10,8 трлн тенге),

в 2021 году — 4,2 трлн рублей (25,2 трлн тенге). Для сравнения: затраты республиканского бюджета в Казахстане в следующие три года предполагаются на уровне 38,5 трлн тенге.

Обсуждение темы сводится к двум ключевым моментам. Первый – на что, собственно, тратить. И второй — стоит ли поднимать цену отсечения? По закону она ежегодно индексируется на 2%. Если поднять ее выше, вырастут и поступления в бюджет. Если правило смягчить, вырастут поступления в ФНБ.

Позиция кабмина

12 сентября вице-премьер РФ Антон Силуанов заявил, что правительство согласовало принципы инвестирования денег ФНБ. По его словам, накопленные нефтегазовые доходы будут вложены в крупные высокомаржинальные проекты внутри страны. Так как «не вкладывать деньги в нашу экономику невозможно». В России есть «интереснейшие шикарные проекты», которые без государственной поддержки на начальной стадии «туго запускаются».

«Им надо помочь. Надо вложиться в том числе и за счет возвратных денег ФНБ, через два-три года выйти, и этот проект получит дальнейшее развитие со стороны частников — и иностранцы, и наши», — сказал Силуанов.

Среди подобных проектов – создание промышленного кластера в Усть-Луге, портовом поселке Ленинградской области. Тут «Газпром» строит газохимический комплекс стоимостью 2,3 трлн рублей.

Еще один потенциальный проект — Арктик СПГ, подразумевающий добычу и сжижение газа в Ямало-Ненецком автономном округе. Его реализует НОВАТЭК, 23,5% акций которого принадлежат Геннадию Тимченко.

«Если будет необходимо участие государства, чтобы простимулировать интерес частных инвесторов, мы это можем сделать <…>  Почему бы не использовать средства ФНБ на эти цели? Это абсолютно коммерческие высокомаржинальные проекты, по которым нам [можно] войти на 15–20%», — объяснил Силуанов.

Часть средств пойдет и на финансирование зарубежных проектов, а именно предоставление кредитов зарубежным покупателям российской экспортной продукции. Это окажет поддержку российским производителям на международных рынках. Возможно, ФНБ заместит государственные кредиты, которые пойдут на инвестиции российских компаний: сейчас по такой схеме строит АЭС «Росатом».

Позиция Центробанка

На следующий день заявление Силуанова прокомментировала глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина. Ранее ее позиция сводилась к тому, что инвестирование средств в российскую экономику может привести к росту инфляции. А кредитование покупателей российского экспорта, по сути, ничем не отличается от инвестирования в России. При этом она выступала против высокой цены отсечения, но теперь вдруг изменила свое мнение.

«… Сейчас мы накопили определенную подушку. И если уже менять ФНБ, лучше это делать более прозрачным способом — возможно, через систему отсечки», — заявила Набиуллина на Сочинском форуме.

Речь о прозрачности зашла неспроста. Процедура инвестирования излишков ФНБ нигде не описана. Поэтому есть немалая вероятность, что будущее триллионов будет решаться на закрытых совещаниях. Повышение цены отсечения снизит поставки в ФНД, но повысит приток средств в бюджет, распределение которого гораздо прозрачнее.

Стоит отметить, что ранее с предложением повысить цену отсечения выступал и председатель счетной палаты Алексей Кудрин. Но поддержки не получил. Да и сейчас министерство финансов выступает против.

«Странно такие предложения слышать от Центрального банка. <…> Конечно, подрывать доверие к экономической политике мы не будем — изменение [бюджетного] правила не планируется», — прокомментировал слова Набиуллиной замминистра финансов Владимир Колычев.

На что еще можно потратить?

Общий инвестиционный вектор выглядит не очень логично. Изъятие части нефтяных доходов для вложения в газовые проекты вряд ли поможет снизить зависимость экономики от мировых цен на сырье.

«Сама концепция сохранения нефтяных доходов заключается в том, чтобы снизить риски и меньше зависеть от волатильности нефтяных цен. Когда средства ФНБ вкладываются в нефтяные или газовые проекты, общий смысл теряется. Подушка безопасности тратится впустую, а риски увеличиваются.    Если цены на нефть упадут, эти компании первыми упадут в цене», — говорит руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Марсель Салихов.

В качестве альтернативы некоторые эксперты предлагают инфраструктурные и социальные проекты. Это строительство дорог, портов, оснащение больниц современным оборудованием и т. д. Возможно, какие-то инициативы действительно будут реализованы. Но вряд ли на это пойдет значительная часть ФНБ.

При подготовке текста использовались материалы The Bell и РБК

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter