18+
Нур-Султан
Сейчас
5
Завтра
9
USD
386.7
0.00
EUR
427.15
0.00
RUB
6.06
0.00

Почему казахи предпочитают драку «один на один» — традиция Жекпе жек

5825

Казахи издревле прививали молодежи любовь к родной стране. Одна из самых распространенных поговорок, которые они слышат с детства, гласит: «Отан үшін отқа түс – күймейсің» («За родину иди в огонь – не сгоришь»).

фото: 42.tut.by

Детей казахи обучали военному искусству с раннего возраста. Сначала им давали игрушечное оружие – сабли, копья и луки. Наблюдали, как они справляются, и определяли, кто в каких войсках будет сражаться. Учили детей защищать не только себя, но и свою страну.

Казахи никогда не приветствовали бесцельное кровопролитие. Но в прошлые века широкая казахская степь часто привлекала иноземцев. Войны способствовали поиску неординарных решений конфликтов. Так в казахском обществе появилась традиция Жекпе жек (сражение один на один).

Степная честь

Выйти с врагом на Жекпе жек имел право каждый воин, кем бы он ни был – ханом, султаном, военачальником или рядовым. Надо заметить, что

казахские девушки тоже имели право сражаться наряду с мужчинами и выходить с врагам на Жекпе жек

Жекпе жек проходил в начале сражения. Сторона побежденного единоборца принимала поражение своего батыра как исход несостоявшегося большого сражения. Таковы в те времена были правила.

Но было и так, что соратники побежденного выходили на поле, требуя продолжения поединка. Бывало, что батыр побеждал в Жекпе жек несколько вражеских воинов подряд. После такого беспрецедентного поражения противник просил мира или… армии сходились в большом сражении до победного конца.

Показать свою доблесть в Жекпе жек было честью для любого джигита — таких батыров казахи называют Алғадай (впереди идущий). Их не назначали, своими неоднократными подвигами они в единоборствах с доказывали, что достойны этого имени.

Желая, чтобы новорожденный был смелым и достойным защитником родины, мальчикам нередко давали имя Алғадай. Так звали сына великого казахского акына Жамбыла, автора знаменитого стиха «Ленинградтық өрендерім» (Ленинградцы, дети мои). Алгадай Жамбылулы погиб 22 февраля 1943 года в боях за освобождение Украины.

Жекпе жек в народном творчестве

Древняя боевая традиция была широко распространена в прошлые века. О ней часто упоминается в казахских народных сказках, героических эпосах и поэмах казахских акынов.

Так, в героическом эпосе «Қамбар батыр» главный герой  приглашает на Жекпе жек противника по имени Караман:

«Қамбар айтты: «Қараман,

Мықты болсаң, жеке кел!

Зорлығыңа не етейін,

Қасыма таман жақында,

Қырги ілген торғайдай

Мойныңды жұлып алайын,

Қан ағызып көзіңнен

Басыңа сауда салайын,

Қайтарайын еліне

Қалмақтардың талайын,

Қаратып теріс бетіңді,

Ту сыртыңнан шабайын.

Олжа қылып атыңды,

Еріңді отқа жағайын,

Қонаққа сойған қозыдай,

Тамағыңнан бауыздап,

Көңіліңді сенің табайын»

«Камбар сказал: «Қараман,

Выходи один, если ты смел!

Твоя сила не стрела,

Я не боюсь твоего меча.

Как ястреб, сбивший воробья,

Шею я сверну тебе.

Из глаз потечет рекой,

Кровью заплачешь ты слезой.

Поверну всех твоих назад

Калмыцких воинов один я вспять.

Назад лицо твое повернув в бою,

Тебя я саблей разрублю.

Заберу твоего коня,

А седло предам огню.

Как гостю преподнесу,

Будто ягненка, я тебя

И успокою навсегда»

(Смысловой перевод автора статьи)

Знаменитый акын Дулат Бабатайулы (1802-1871) в поэме «Еспембет батыр» так описал традицию:

Алты жүз кірген соғысқа,

Алпыс алты айлалы.

Алты қару асынған –

Айласының айғағы,

Жекпе-жекте өлтірді

Жүрелете сегізді. 8 бет.

Шестьсот воинов вошли в сражение,

Шестьдесят шесть хитростей имея.

Шесть видов оружия носивший –

И пощады не просивший,

В жекпе жеке он сразил

Восьмерых своих врагов.

 (Смысловой перевод автора статьи)

Традиция в киноромане

Не обошли стороной эту боевую традицию и казахские писатели. Ералы Оспанулы написал исторический кинороман «Абылай», который повествует о жизни великого казахского хана.

Слуга по прозвищу Сабалак, чье настоящее имя никто не знал, долгое время пас стада знаменитого бия Толе. Кроме Толе бия, никто не знает, что он потомок хана. Во время войны с джунгарами Сабалак вышел на поединок с кличем «Абылай!». После его победы на жекпе жек народ прозвал его Абылай:

«Когда армии получили благословение на сражение, степь заполняет рев боевых труб и бой барабанов…

И вот с джунгарской стороны на вороном аргамаке выезжает здоровенный воин. Его подбадривают громкими возгласами рядовые воины, и вскоре он рысью приближается к передовым позициям казахов.

…Тут же джунгарские части начинают бить плашмя саблями по своим щитам. Степь наполняет их ритмичный хор, без конца повторяющее одно-единственное слово – «Шарыш! Шарыш!».

…И вдруг с правого фланга на гнедом коне вперед устремляется Сабалак. Сначала его боевой клич тонет в хоре голосов, но вот он вылетает на передовую, и казахи замолкают, пытаясь через плечи друг друга разглядеть смельчака.

И тогда до всех доносится никому доселе неизвестный боевой клич «Абылай!». Через мгновение голос Сабалака снова утопает в громогласном хоре казахских воинов «Жекпе жек! Жекпе жек!».

Сабалак на полном скаку приближается к Шарыш-бахадуру. Тот спокойно дожидается противника, и вскоре они, уперевшись щитами, начинают кружить на месте. Внимательно рассмотрев друг друга, оба всадника разъезжаются по разные стороны и, отъехав на некоторое расстояние, направляют друг на друга копья.

…Всадники на полном скаку проносятся мимо друг друга, промахнувшись и не причинив никакого вреда. Развернувшись и разогнав коней, они сходятся заново. На этот раз Шарыш-бахадур своим копьем шутя сбивает с головы Сабалака выцветший малахай. Быстро развернув своего вороного, бравый нойон нанизывает острием копья лежащий в траве головной убор и под хохот джунгар отъезжает продемонстрировать свой трофей казахам.

Поодаль от него застыл в оцепенении раненный в голову Сабалак. Кровь, стекающая с виска, заливает ему глаза, и он, вытерев лицо рукавом, издает истошный крик «Уа, аруах! Абылай, Абылай!!!» снова устремляется на противника. С лица Шарыш-бахадура медленно исчезает усмешка, и он, отбросив в сторону малахай, галопом устремляется навстречу противнику.

Расстояние между ними неумолимо сокращается. Нойон, как матерый волк, готовится нанести последний и смертельный удар по наглому волчонку. Он направляет свое копье прямо в горло, чтобы одним ударом оторвать голову. И когда до Сабалака остается совсем немного, вдруг переднее копыто его аргамака проваливается в нору суслика-тарбагана…

Нойон на какую-то долю секунды теряет равновесие, и в это мгновение в его грудь вонзается копье Сабалака. Джунгарский батыр на полном скаку падает на землю. Несколько раз перевернувшись, он пытается встать. Но рана оказывается смертельной, и Шарыш в предсмертных конвульсиях начинает рвать траву руками…

…И тут вся степь содрогается от восторженных криков казахов, которые стали изо всех сил стучать саблями о свои щиты и бить древками копей. Знаменосцы принялись радостно размахивать разноцветными стягами».

Казахская традиция Жекпе жек хоть и осталась на страницах истории, но все же не забыта. Потому как казахи и в наши дни живут, руководствуясь правилом чести: «Малым жанымның садағасы. Жаным арымның садағасы» (Все, что нажито мной, отдам за свою жизнь. А жизнь готов отдать, чтобы сберечь свою честь).