18+
Нур-Султан
Сейчас
21
Завтра
15
USD
384.87
0.00
EUR
432.52
0.00
RUB
6.11
0.00

Казахстанские проблемные ценности — власть, богатство и родство (часть 2)

Казахстан может встать в ряды развитых стран, если в обществе на первом месте будут две основные установки: профессионализм и образованность. Без доминирования этих ценностей в общественном сознании никакие программы индустриализации не заработают, считает социолог Есет Есенгараев.

gladwinlegal.com.au

— На ваш взгляд, у казахстанских миллениалов среди ценностей тоже власть на первом месте или что-то изменилось?

— Об изменениях можно будет говорить, когда они воспроизведут другие практики и смогут их утвердить. Вероятно, сделать этого они не смогут, несмотря на нонконформистские и инновационные в силу возраста взгляды.

Каков алгоритм межпоколенческого конфликта в нашем обществе? С 15 до 30 лет большинство городских жителей не устраивает образ жизни их родителей, а нередко просто «бесит». Но после 30-ти они начинают примиряться с ним, а в 40-50 лет воспроизводят образ жизни своих предков. Потому что не могут написать сценарий новой жизни и утвердить новые практики.

— Кто же пишет сценарии?

— Новые способы жизни общества создают и транслируют писатели, философы, журналисты, художники. Мы не живем только по природным законам. Мы живем на основе представлений и ценностей. И если они не меняются, мышление и практики остаются прежними, несмотря на технические новшества.

— Какой можно дать прогноз?

— У нашей молодежи заметно стремление к инновациям. Но то, что оно утвердится в реальных практиках, я пока не наблюдаю. И, к сожалению, остаюсь пессимистом.

Среди молодежи я не вижу каких-то мощных умов, идей и движений, способных преодолеть инерцию традиций

Одного желания изменить их недостаточно. Изменения происходят только за счет возможностей. Одна из негативных особенностей казахстанцев в том, что они не понимают — возможности нужно долго нарабатывать.

Они злятся, почему у каких-то стран получается, а у нас нет. Куда власть смотрит? Но у власти нет возможности изменить жизнь. Власть может реагировать, но изменить общество не в ее компетенции.

Общество инертно

— Правительство как раз взяло на себя реализацию программы по модернизации общественного сознания.

— Кто же еще возьмет, если за это никто не берется? Власти это делают не от хорошей жизни. Голландское, немецкое, американское правительства не реализуют такие программы, это дело самого общества. Зарубежные власти занимаются утилитарными вопросами, хотя и не игнорируют вопросы идеологии. Но народы этих стран не считают, что государство должно определять развитие общества и состояние его ценностей.

— Значит, программа обречена на провал?

— Я бы не стал так категорично выражаться. Дав импульс этой идее, власть, конечно, каким-то образом окажет влияние. Но мы видим, что эта инициатива не поддерживается обществом в должной мере. Оно инертно, хотя и недовольно. И оно такое, потому что у нас преобладают инертные массы недовольных людей, которые

не способны осознать причины своего незавидного положения и критически переосмыслить самих себя

У нас не развито это качество, зато очень развит критический взгляд на окружающий мир и власть. Но надо понимать, что власть – это верхушка айсберга и стоит на массивах общественных установок и ценностей. Если мы заменим персоны во власти, на их место придут люди, также жаждущие власти, почитания и доминирования. А других наше общество еще не воспитало.

Большинство недовольны властью по причине своего подчиненного или не очень благоприятного материального положения. И если такие приходят к власти, как правило, только воспроизводят существующую иерархию.

Выход из этого только в изменении нашего мышления и ценностей. В умножении горизонтальных отношений вместо ныне преобладающих вертикальных.

Радио есть, а счастья нет

— Правительство Казахстана делает разворот от продвинутых программ цифровизации и индустриализации к программам соцобеспечения. Как это повлияет на пирамиду ценностей в обществе и какой закладывает фундамент для долгосрочного развития?

— Да, власть вынуждена расширить социальные программы. И здесь, кроме позитивных последствий, есть опасность усиления патернализма. Но и к технологическим способам развития, их абсолютизации я отношусь очень критически. Любые технологические новшества имеют ограниченный потенциал влияния на развитие общества, если оно неспособно изменить господствующие в нем представления и ценности.

Илья Ильф предостерегал нас от абсолютизации технических новшеств, отмечая, что фантасты XIX века определяли радио как один из обязательных атрибутов счастливого будущего. Но как заключал великий сатирик: «Вот радио есть, а счастья нет».

Поэтому нам надо помнить, что

никакие технологические новшества сами по себе неспособны изменить мышление и поведение людей

Конечно, цифровизация лучше, чем ее отсутствие. Но мы никогда не сможем модернизировать общество только через нее или какую-либо другую технологию. Для этого нужны изменение мышления, ценностей и в конечном счете практики. Например, мы знаем религиозных террористов, которые прекрасно владеют цифровыми технологиями, но при этом ориентируются на архаические ценности и мечтают вернуть человечество к древнему состоянию.

Что касается индустриализации: заводы, фабрики и города – это больше следствие, чем причина модернизации. Кстати, во времена СССР ценность власти особенно возросла как раз во времена ускоренной индустриализации. А высокая ценность власти — это домодернизационный феномен.

Сегодня сложилась такая ситуация, когда наше будущее зависит от победы одной из тенденций: или мы добьемся деконструкции доминирующих ценностей и перепишем сценарий нашей общественной жизни, или пойдем по этой проложенной веками глубокой колее властноцентричного общества. И тогда какие бы ни внедрялись технические новшества, сознание общества будет оставаться традиционным. Или двигаться в сторону еще большей архаики.

Мы можем присоединиться к развитым странам, если в обществе будут доминировать две установки: профессионализм и образованность

Без доминирования этих ценностей в общественном сознании никакие программы индустриализации, хоть Индустрия 3.0 или 4.0, не заработают. Конечно, у нас пропагандируют современные ценности, однако их легко декларировать, но трудно практиковать. Потому что они должны быть обеспечены соответствующими социокультурными дискурсами, нарративами и сценариями. Но их у нас почти никто не создает.

Выход — продуктивность

— Что же делать?

— Быть продуктивными. Масса недовольных, в том числе журналистов, малопродуктивна. Чтобы произошли изменения, нужны новые социокультурные знания. Казахстанцы, к сожалению, плохо осознают, что

для модернизации необходимо приобщение к современным социокультурным знаниям

Погрузившись в интернет, можно закопаться в низкопробных текстах, а можно зайти на странички ведущих мировых университетов, которые передали результаты своих исследований в свободный доступ.

В сети немало интеллектуальных сайтов. Но если мы посмотрим статистику, увидим, что казахстанцы заходят в Google не на культурные и развивающие площадки, а в первую очередь на порносайты. Наших людей интересуют публикации о коррупции и скандалы. Такие интересы не только контрпродуктивны, но способствуют воспроизводству людей, постоянно чувствующих себя обделенными.

Им следует понять, что приобщение к высоким смыслам, стремление к продуктивному труду и любимой профессии имеет психологически позитивный эффект. Который позволяет освободить себя от обид и фантазмов, связанных с властью и деньгами.

Увы, наши люди пока на это не согласны. Они считают, что блага нужно срочно перераспределить, а «плохих» во власти заменить на «хороших». Однако если мы будем зациклены на власти, будем, как цирковые лошадки, бегать по этому порочному кругу.

Начать с себя

— Если отказаться от власти, можно самому попасть под власть ретрограда, который не даст осуществлять новые практики.

— Если все будут бороться за власть, тогда культура этого властецентричного общества останется неизменной. Эту модель мы сможем изменить только тогда, когда наши практики освободятся от зацикленности на власти. Когда появится масса людей, которым нет дела до личной власти, когда каждый думает о совершенствовании своих способностей, изменении своей жизни, не забывая об общественных интересах. Но при этом не сводя их только к политике. Тогда у нас каким-то «чудесным» образом появится новая модель власти и общества.

Пока мы будем бороться только за власть, будем ее только укреплять. Так устроены законы жизни. Печально, но это так.

Конечно, неприятно работать под началом ограниченного начальника. Но таких много. И скамейка запасных у них очень длинная. И если новатор попадает в кресло начальника, чаще всего становится диктатором и ретроградом. Сопротивляться общественным ценностям и нормам очень трудно. Ведь они не только окружают нас, они в нас глубоко укорены.

Поэтому надо думать не только об изменении персонального состава власти, а как изменить эти ценности и нормы. Ведь новые лица, даже новые поколения во власти чаще всего не могут обновить отношения в политике и обществе, так как их мышление и ценности остаются прежними.

Нам надо понять, что не власть создает общество, а общество создает власть и каждого из его членов

Как бы это ни было неприятно, но нам надо принять истину, что прямой и короткой дороги к современному обществу нет. Нужно время и постоянные усилия. Но если спросить наших людей, что нужно, чтобы Казахстан изменился, из них 80-90% скажут, что нужно изменить власть. И мало кто скажет, что измениться должен каждый из нас.

Человек есть результат своих знаний и поступков

— Но ведь для развития нужен и внешний толчок. 

— Внешнее воздействие — например, влияние власти или интеллектуальных групп, необходимо. Но без внутренних самостоятельных усилий изменения будут поверхностными. И они, как правило, плохо закрепляются.

В мире есть много прекрасных и открытых для доступа идей, очень полезных для развития, но большинство казахстанцев от них отмахиваются, потому что не готовы к изменениям. Очень часто их реакция сводится к следующей формуле: «Что вы меня-то учите? Нужно менять власть!».

Наши люди плохо восприимчивы к идеям, требующим их личных усилий

От них чаще всего с негодованием отказываются. Казахстанцы больше восприимчивы к простым идеям и тем концепциям, которые оправдывают их пассивность в отношении изменения самих себя. Нередко их вера в простые решения приводит к выводу, что надо выходить на площадь.

Но, как правило, это одна из форм плохо продуманного протеста. Я не считаю, что не надо выходить на площади. Но надо помнить, что выйдя на площадь, ты лично не изменился и завтра не пойдешь работать с удвоенной энергией, а вечером не засядешь за сложные произведения, которые могут изменить твое сознание.

Казахстанцам следует развивать не только критический взгляд на власть, но и критическое мышление, позволяющее стать самокритичными. Им нужно культивировать умение считаться с неудобными для себя фактами.

— Просматриваются ли какие-то конкретные пути, вселяющие оптимизм?

— Да, конечно. Например, стремление жить в достатке в этом смысле несет некий положительный заряд. Занимаясь бизнесом или просто работая над своим благосостоянием, человек неизбежно чему-то учится. Жизнь заставляет его смотреть на себя более критично, трезво, заставляет его хотя бы немного меняться.

Также среди молодежи есть определенное стремление к современным знаниям и практикам. Будем надеяться, что это закрепится и станет определяющим для большинства нашей молодежи.

В целом у нас немало достижений, и наша жизнь – это не только цепь ошибок и недостатков. Но надо понять, что человек есть результат своих знаний и поступков. И он, как и общество в целом, не может чудесным образом измениться лишь на основе заимствования определенных технологий или решений власти. Изменения требуют от нас постоянных усилий, требуют идти на трудную переоценку наших ценностей.