18+
Нур-Султан
Сейчас
2
Завтра
9
USD
377.11
-2.18
EUR
424.21
-2.19
RUB
5.91
-0.02

Как алматинцы написали письмо вдове Джона Леннона и что из этого вышло

Внимательные читатели спросят — а при чем тут «Битлз» и алматинские истории, если за все время существования группы в нашем городе ни один из музыкантов ливерпульской четверки не был? Сейчас расскажем!

almaty-city.narod.ru

Миллионами музыковедов констатировано: «Битлз» — создатели совершенно нового, своеобразного и ни с кем не пересекающегося музыкального направления, подражать которому начали в середине 1960-х все, кто занимался сочинительством и исполнением популярной музыки. А это миллиарды людей, продолжающих развивать свой выбор и поныне.

Никак не меньше полувека движению, получившему название «битломания»

Однажды в 2002 году писатель Арсен Баянов в одной из своих музыковедческих статей обмолвился: дескать, надо бы и нам по примеру всего цивилизованного мира увековечить битлов. Например, назвать именем легендарных музыкантов один из алматинских фонтанов. Ну что-то типа «Фонтан любви Beatles!

Он же предложил и конкретный объект – фонтан, входящий в комплекс каскадов «Неделька» на улице Байсеитовой. А что? Место любимое и почитаемое молодежью в 1960-80-е годы, когда группа развивалась, триумфально восходила на Олимп мировой славы и с вершины которого уже никогда не спускалась. Она останется там на века.

Письмо для Йоко Оно

Так вот, написал о том писатель и забыл. Но круги, как говорится, по воде пошли. И на призыв откликнулись. В частности, алматинец Ринат Шаяхметов выдвинул идею написать письмо вдове Джона Леннона, битловского лидера, ставшего после кончины иконой группы и придуманного им музыкального стиля ВИА.

Ринат Шаяхметов. Источник — vernoye-almaty.kz

И вот за океаны летит послание из Алматы: так, мол, и так, уважаемая госпожа Йоко Оно Леннон, есть идея создать в Алматы мемориал в честь несравненных заслуг вашего покойного мужа и его соратников – Пола Маккартни, Ринго Старра и Джорджа Харрисона.

Писали, честно говоря, без надежды на взаимность. Но в марте 2003 от адвоката вдовы великого битла пришел ответ

Цитируем по переводу инициаторов проекта:

«Ваше письмо на имя г-жи Леннон было доведено до сведения для составления ответа. В принципе г-жа Леннон не возражает против создания мемориала Джона Леннона в бывшей столице Казахстана».

Подпись. Печать. Реквизит адвокатской конторы. Все чин по чину. О письме из Нью-Йорка, где в то время жила Йоко Оно Леннон, прознали журналисты, и понеслась молва по СМИ. Благодаря чему ряды желающих внести посильный вклад в дело увековечивания алматинской памяти битлов неимоверно увеличились. Правда, желающих помочь деньгами — а сооружение мемориалов дело весьма дорогостоящее — было в разы меньше.

И тем не менее именно согласие Йоко Оно, а затем и официальное обращение к властям города Британского совета и Посольства Великобритании с уверениями, что «…в случае успешного развития проекта мы намерены оказать логистическую и административную поддержку…» можно считать началом отсчета претворения мечты алматинских битломанов в реальность.

Как лорд Ливерпуля сдвинул дело с места

Сначала отцы города согласились, но предложили установить «четверку» близ старого Дома Правительства — на аллее, где высятся бюсты героев прежней эпохи, коммунистов-ленинцев. Но потом кому-то пришло на ум, что там начнут горланить песни Джона Леннона и ленинцев постепенно переименуют в «леннонцев». «Нехорошо это!» — постановили и… хотели забыть.

Но дух Леннона и ежедневное слушание нетленных мелодий из репертуара «Битлз» не позволили остановиться на этапе ППР (пришли, поговорили, разошлись).

Ринат Шаяхметов поехал-таки в Англию. Там при содействии нашего посла Ерлана Идрисова встретился с личным помощником мэра Ливерпуля. А мэр этого города, породившего гениев музыки, не какой-то там назначенец-самовыдвиженец, а настоящий лорд Фрэнк Родерик. От него не отмахнешься. И письмо, которое он тут же отписал в Алматы, без ответа не оставишь.

Вот что написал лорд-мэр своему алматинскому коллеге:

«… должностные лица города Ливерпуля были бы рады возможности высказать свои соображения в отношении предложенного проекта, если власти Алматы дадут разрешение на его строительство».

«Разрешение даем!» — полетел ответ в Англию. И здесь бы дописать банальный штамп, типа «… и дело завертелось», но… Из всего «дела» было выполнено только одно: определено место на горе Кок-Тобе. Что несказанно обрадовало всех битломанов.

Вряд ли во всем Казахстане найдется более достойное и почетное пристанище для увековечивания памяти великих землян

Есть пророки и в нашем отечестве

Место-то нашлось, а денег в городскую казну на сооружение памятников не то что «варягам», своим гениям на тот исторический момент заложено не было.
Но, как говорят в народе, нет худа без добра. В ту пору капитализм уже достаточно окреп и появились люди, денег особо не считающие.

Так, на одной из вечеринок 11 июня 2005 года в кафе «Театральное» вопрос был решен мгновенно. Монумент заказали известному скульптору Эдуарду Казаряну.

Йоко Оно его задумку одобрила — тем паче, что казаряновские битлы были схожи с ливерпульским мемориалом

Только наш реалистичнее и как-то ближе сердцу, коему чужд авангардизм.

Вокруг самих битлов всегда рождалось и витало множество слухов, мифов и элементарных сплетен. Не минула чаша сия и историю создания монумента ливерпульской четверке на горе Кок-Тобе. Ну да Бог им судья!

И вот еще о чем хотелось бы не забыть — о пророках своего отечества. В мировом масштабе говорить не станем, но в общеказахстанском забывать не следует: наши-то «Дос-Мукасан» тоже некогда всколыхнули страну — и ничуть не менее, чем битлы мир. Их тоже было четверо.