18+
Нур-Султан
Сейчас
10
Завтра
18
USD
380.56
-1.82
EUR
430.15
+1.85
RUB
6.02
+0.05

Правительство Сагинтаева не использовало полугодовой карт-бланш президента – Ашимбаев

Вопрос назревал давно, а кабмин продолжал совещаться.

Данияр АшимбаевДанияр Ашимбаев, фото Романа Егорова с сайта time.kz

Вечером 21 февраля Нурсултан Назарбаев обратился к народу Казахстана с неожиданным заявлением. Он недвусмысленно отозвался об итогах работы правительства Бакытжана Сагинтаева как не справившегося с возложенными задачами и отправил в отставку. Утром 22 февраля было записано видеообращение самого Сагинтаева в явно не лучшем расположении духа. Члены правительства поблагодарили друг друга за совместную работу.

Событие для страны на самом деле удивительное. Ни разу за историю независимого Казахстана президент не отправлял в отставку все правительство целиком. Что же все-таки произошло и как будут развиваться события, нам рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

Часть негатива уйдет вместе с кабмином

— Данияр, не припоминаю, чтобы с такими формулировками глава государства когда-то увольнял кабмин. Обычно правительство менялось после выборов. Да, ругал президент всех премьеров без исключения, но в данном случае это что-то из ряд вон.

— Как раз после выборов премьера и правительство президент обычно всегда оставлял. Как правило, все переутверждались и никаких проблем не возникало. Обычно правительству удавалось подать в отставку чуть раньше, чем его отправляли.

В данном случае президент попросил правительство уйти в отставку. Но они, видимо, не успели среагировать,

поэтому ему пришлось сделать это своим указом через несколько часов после обращения. Из логики выступления Нурсултана Назарбаева прослеживался призыв, чтобы кабмин ушел в отставку сам.

Обычно после формирования нового состава критика всегда была максимально жесткой. Как в старой поговорке: «Пинок под зад — способность лучшего продвижения вперед, чем дружеское похлопывание по плечу». То есть проработка делается после назначения, чтобы держать министров в тонусе.

По нынешнему правительству критика шла давно. Еще летом-осенью 2018-го все ожидали его отставку. Помимо известных проблем и общих недоработок президент критиковал кабмин за склонность к совещаниям. Этот стиль премьер-министр так и не смог преодолеть. Кроме того, был известный скандал с председателем совета директоров одного из банков, который оказался премьеру не последним человеком.

Уже тогда, я думаю, отставка правительства назрела и перезрела, но президент дал небольшой карт-бланш. Понадеявшись, что какие-то исправления будут. А с другой стороны, понимая, что изменений не будет, отставку придержали до лучшего момента. И сейчас накопился шквал претензий к исполнительной власти. Прежде всего по социальным вопросам. Поэтому карта отставки и была разыграна.

Правительство попросили за дверь. И возможно, значительная часть негатива уйдет вместе с ним

С большой степенью вероятности могу спрогнозировать отставку министра экономики, на котором висело антимонопольное регулирование, и министра труда. Скорее всего, Тимур Сулейменов и Мадина Абылкасымова в новое правительство уже не войдут.

Старые новые лица

— Какой процент кабмина перейдет в новый состав правительства?

— Как правило, 75-80% остаются при переназначении. Тем более, заметьте, министр иностранных дел Бейбут Атамкулов назначен буквально в декабре. Министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев — буквально неделю назад. Женис Касымбек тоже недавно был переназначен на свой же пост пост министра индустрии и инфраструктурного развития. Аскар Жумагалиев в декабре получил новый пост в дополнение к посту вице-премьера – министра оборонной и аэрокосмической промышленности.

То есть можно ожидать небольшую структурную перестановку переразграничения полномочий

А также, скорее всего, изменения структуры правительства – появится долгожданный вице-премьер по социальной политике. О его необходимости давно шли разговоры, но такового все никак не могли назначить. На вице-премьере Ерболате Досаеве «сидели» экономика и социальная политика, это была перегрузка. Все-таки социалка должна быть выделена в отдельный блок.

Один за всех

— Все эти социальные инициативы, озвученные правительством в феврале, будут реализованы в новом кабмине или появятся новые инициативы?

— Инициативы эти, во-первых, не правительственные, а президентские. И здесь уже одно большое «но». Во-вторых, проблемой правительства Сагинтаева было то, что оно по любому поводу проводило массу совещаний и заседаний. Если посмотреть новостную ленту, даже после критики правительства президентом уровень совещаемости за эти практически более чем полгода не упал вообще. Постоянно все первые руководители центральных исполнительных органов и акимы регионов отчитывались.

Возникало ощущение, что правительство склонно только совещаться, а сделать ничего не может

Если посмотреть наши многие госпрограммы, многие вещи в них сформулированы достаточно грамотно. В программных документах все есть. Состав правительства качественно высок. Многие министры – специалисты в своем деле и большую работу могли бы проделать. Проблема правительства Сагинтаева был в том, что премьер не смог сорганизовать эту работу. Вместо того чтобы поручать исполнять обязанности и контролировать их выполнение, правительство все время совещалось.

У премьера не сложились отношения со всеми четырьмя замами. Если вы посмотрите тот же сайт премьер-министра, увидите, что упоминание деятельности вице-премьеров отсутствует как таковое. Изредка мелькал первый вице-премьер Аскар Мамин. Отдельные инициативы Умирзака Шукеева мы знали с сайта не правительства, а минсельхоза. А Аскара Жумагалиева видели благодаря тому, что он сам писал в фейсбуке. Про Ерболата Досаева мелькали отдельные упоминания в связи с тем, что он выполнял какие-то поручения президента.

То есть премьер игнорировал замов, а замы отвечали ему взаимностью. Хотя каждый из четырех заместителей Бакытжана Сагинтаева сам по себе сильная фигура. И тот факт, что исполняющим обязанности премьера назначен Мамин, как раз говорит в пользу этой версии.

Аскар Мамин

Аскар Мамин, фото с сайта today.kz

Думаю, что самым слабым звеном в правительстве Сагинтаева был сам премьер

Можно было с учетом тех бюджетных ресурсов и того кадрового организационного потенциала, который был в правительстве, всю работу решать грамотно и эффективно.

Были сильные премьеры

— Даже когда в декабре правительство занялось снижением тарифов, это тоже было не его инициативой. С одной стороны, это была большая проверка Генеральной прокуратуры, а с другой – выступление самого президента. Почему правительство само не занялось этим вопросом, тем более что профильный комитет возглавлял человек из окружения премьера, большой вопрос.

Премьер стал балластом. Поэтому даже если в нынешнем кабмине все останутся на местах, кроме министра экономики, уже работа пойдет получше.

— В середине нулевых, самых тучных и жирных лет, во времена дорогой нефти, кабмин возглавляли вообще политики-тяжеловесы, но ими также ничего не сделано для диверсификации экономики. И президент это отметил в своем обращении. Разве правительство Сагинтаева самое плохое по составу?

— Составы правительств и кандидатуры премьеров были, на мой взгляд, очень сильными. Но если вспомнить, на правительства Имангали Тасмагамбетова и Даниала Ахметова максимально обрушились политические кризисы того времени.

Много времени и сил ушло на разгребание гражданских войн элит

А у правительства Ахметова, при котором была принята первая стратегия индустриально-инновационного развития, не сложились взаимоотношения между его организаторами. Премьер хотел одно, вице-премьер – другое, министр – третье. И слаженной работы не вышло.

То же касается и правительства Карима Масимова, которое несколько увлеклось административными реформами. Тогда ведь ввели ответсеков министерств, создали «Самрук» и «Казыну», а потом «Самрук-Казыну». В итоге квазигоссектор превратился в полноценный институт.

Проведена масса реформ по разграничению полномочий, но в этом объеме утонула вся практическая составляющая

Можно было много чего сделать, но все ушло в выработку структуры, которая должна была это сделать. А в итоге толком ничего не вышло.

С другой стороны, в первую пятилетку госпрограммы форсированного индустриально-инновационного развития была создана очень хорошая структура. Все профильные функции вошли в состав Министерства индустрии и новых технологий. Министр получил пост вице-премьера, была принята законодательная база и предусмотрена особенная форма отчетности.. Вообще, это была первая программа, результатами которой можно было похвастать. Ситуация показала, что при желании можно делать что-то эффективно.

И этот опыт Асета Исекешева стал причиной его назначения на пост главы администрации президента, которая должна правительство подстегивать в плане эффективной работы

Поэтому, как видите, проблема как раз в том, что у нас хороших чиновников много, в программах зачастую пишут правильные и умные вещи, но как-то нужно все это организовать.

асет исекешев

А. Исекешев. Источник — Today.kz

Научиться принимать решения

— Сработаться друг с другом не могут?

— Да. Это должна быть функция руководителя – направлять, координировать и контролировать. К сожалению, последний премьер с этим не справился.

— Поговаривают, что, скорее всего, при назначении нового правительства наступит время заместителей и мы увидим новые лица.

— Как я уже говорил, процентов на 80, думаю, прежнее правительство войдет в состав нового. Кадры-то неплохие, а многие только недавно были назначены. На примере Сагинтаева очень видна такая ситуация, что премьер не мог делегировать свои полномочия заместителям.

Это проблема многих руководителей, у которых есть сильные грамотные заместители, но которые не могут нормально организовать выполнение работы. Зачем все брать на себя, если есть сильный зам, которому нужно доверять и который курирует этот блок?

Конечно, в плане пиара эти достижения будут ассоциироваться не с премьером, а с его замами. Но если важен результат, здесь должно быть не до амбиций

Что касается новых людей, у нас их много и в составе правительства, но как новые они почему-то не воспринимаются. Скорее всего, будет небольшое переформатирование. По большому счету, мы видим, что ротации в кабмине идут постоянно и структура не самая плохая. Просто нужно все это заставить работать. Нужно научиться принимать решения, добиваться их исполнения и контролировать работу. Я считаю, что эти функции соответствуют Аскару Мамину.

Если заметили, в стране не так много чиновников, которые имеют репутацию людей, умеющих принимать решения. И это большая проблема для всей страны. Люди сидят годами, а что сделали и чего добились, непонятно. Нужно уметь работать и заставлять работать других. И таких у нас единицы — Нурлан Нигматулин, Имангали Тасмагамбетов, Даниал Ахметов, Аскар Мамин. По пальцам одной руки можно сосчитать, короче говоря.

— То есть вы предполагаете, что Мамина президент оставит премьером?

— Он наиболее вероятный кандидат. 85-90 процентов, что премьер-министром будет именно он. Возможно, в последний момент появятся какие-то варианты. Но это общее мнение, что

фигура Мамина в последнее время называлась как основная. Как раз в плане того, что человек умеет принимать решения и не боится ответственности

А это сейчас очень как нужно исполнительной власти.

Социалке — свой человек

— Нужен вице-премьер по социалке. Кто, по-вашему, наиболее подходит на эту роль?

— Сейчас не берусь прогнозировать. Может быть кто-то из вице-премьеров. А может и госсекретарь Гульшара Абдыкаликова, которая в свое время уже занимала этот пост. Дарига Назарбаева в этой должности определенную работу тоже проводила. Это может быть и заведующая отделом внутренней политики администрации президента Аида Балаева. Она имела опыт работы заместителем акима Алматы и Астаны в сложный период. То есть варианты есть.

Аида Балаева

Аида Балаева

— Вам не кажется странным, что последними министрами труда, которые плохо уходили, были именно женщины? Как будто целенаправленно в слабое звено выбирался слабый пол, который затем легко побивать.

— Это советская практика, когда минсобез возглавляла женщина. Вице-премьером по социалке была тоже женщина, а министром труда – мужчина. И когда в 1991 году их объединили в одно ведомство, получается, было 50 на 50. В последние годы современного Казахстана министрами труда были Бердыбек Сапарбаев и Серик Абденов. Мы помним, что этот пост занимала долго Тамара Дуйсенова, работа которой ни у кого нареканий не вызывала. А когда ее отправили в отставку, все понимали, что она стала козлом отпущения. И не обязательно за свои косяки.

Здесь есть старый гендерный стереотип, что женщине социальными вопросами заниматься сподручнее

Можно с этим согласиться, поскольку у нас есть достаточно позитивный и опыт работы кураторами социалки Гульшары Абдыкаликовой, Дариги Назарбаевой и Тамары Дуйсеновой. Понятно, что этот пост в реестре рангов не самый высокий, но тем не менее в нынешней ситуации он один из значимых.

В старое советское время женщины занимали посты секретаря ЦК по идеологии и зампреда Совмина по социальным вопросам. Последней с 1989 по 1991 годы была Кумусжан Омирбаева. Затем этот пост превратился в пост зампреда Совмина по идеологии. Уже были Мырзатай Джолдасбеков, Куаныш Султанов, Толеген Жукеев, Имангали Тасмагамбетов и другие.

В итоге у нас социальный блок сначала превратился в идеологический, а потом, во времена Акежана Кажегельдина, ушел в экономику. С тех пор вице-премьера по социалке очень долго не было. Потом какое-то время эту должность дважды занимал Имангали Тасмагамбетов. Его сменила Дарига Назарбаева, после нее не было никого.

С учетом проблематики, как раз-таки вице-премьер по курированию социального блока министерств – минтруда, минобра, минкультспорта и минздрава — просто необходим. И чтобы эти вопросы не оставались вторичными.

Когда социалку рассматривают по остаточному принципу, ряд социальных программ отложен, а на социальную сферу, наоборот, оказывается дополнительное давление

в виде новых сборов и налогов, этот институт нуждается в социальной политике. По крайней мере в хорошем кураторе. Чтобы он их отстаивал. Нужно и профсоюзы из филиала минтруда с бывшими чиновниками во главе превратить в реальный орган по защите прав трудящихся. Заниматься этими вопросами по остаточному принципу чревато ростом социального недовольства.