18+
Астана
Сейчас
-1
Завтра
-5
USD
376.4
+0.50
EUR
427.36
+0.71
RUB
5.86
+0.04

Казахстан и Россия в условиях новой эпохи (часть 2)

1387

Группа авторов обзора «Российско-казахстанские отношения на современном этапе» считают, что СНГ требуется кардинальное обновление и превращение во что-то вроде Британского Содружества наций. 

regnum.ru

Вашему вниманию продолжение обзора ИА REGNUM. Этот материал — попытка обобщить систематические исследования, проведенные группой авторов  — Марата Шибутова, Юрия Солозобова и Натальи Малярчук — за несколько последних лет, представить новую и более полную картину российско-казахстанских отношений.

В первой части мы рассказали о политических факторах, которые раскрывают связи между Казахстаном и Россией.

2. Социальные факторы

Одним из мощнейших инструментов низовой самоорганизации и социально-экономической помощи в Центральной Азии является махалля — квартальная организация жителей. В махалле соседи помогают друг другу как с проведением различных мероприятий (свадьба, похороны, религиозные мероприятия), так и в повседневном быте. Это существенно облегчает жизнь людей.

Махалля характерна для юга Кыргызстана, частично для юга Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. В Узбекистане махалле придается большое значение, официально она оформлена как наименьшая административно-территориальная единица. Например,

в качестве наказания семьи осужденных террористов из махалли выселяют

«Большие семьи». У большинства народов региона сохраняются большие семьи, где связи поддерживаются между десятками и даже сотнями родственников. Благодаря этому они могут помогать друг другу и поддерживать приемлемый уровень жизни.

Авторы обзора считают, что

СНГ потребуется кардинальное обновление и превращение во что-то вроде Франкофонии или Британского Содружества наций

(с их знаменитыми паспортами). Так что СНГ имеет право на существование, но без лишних амбиций.

regnum.ru

Наличие диаспор и ирридент. С учетом многовековой толерантности региона это приводит к неожиданному для внешнего наблюдателя моменту — способствует культурному обмену, а также укрепляет социально-экономические связи. В том числе и с внешним миром.

Созданные институты включенности диаспор в механизмы власти и поощрение внешнеэкономической деятельности в отведенных областях экономики позволяют резко снизить напряженность.

3. Экономические факторы

Теневая экономика. Даже в наиболее либеральном Казахстане она составляет как минимум 19−38%. В других странах региона цифра может быть намного больше. К примеру, таджики нелегально добывают в горах золото, серебро, бирюзу, рубины, шпинель, а затем вывозят для перепродажи в ОАЭ. Это, конечно, не массовый заработок, но учитывать его при расчете уровня жизни памирцев необходимо.

И таких народных промыслов от микро- до макроуровня можно насчитать очень много

Масштабная трудовая миграция. При постоянном росте населения трудовая миграция позволяет снизить соцзатраты. Кроме того, она снижает конфронтацию между властью и обществом — наиболее активная и проблемная его часть большую часть времени находится вне страны.

В экономике РФ мигранты уже образовали устойчивые трудовые ниши и низовые механизмы взаимной поддержки

— к примеру, сайт Бирге.ру.

Единый трудовой рынок ЕАЭС действует с 2012 года, а в 2015 к нему присоединился Кыргызстан. Эта перемена существенно сказалось на трудовых мигрантах из этой страны в России — их численность, в отличие от граждан Таджикистана и Узбекистана, не сокращается. Даже при резкой девальвации рубля оформление кыргызских граждан по официальным трудовым договорам с соцпакетом оказалось взаимовыгодным.

4. Факторы безопасности

Единая система ПВО Казахстана, Беларуси, России. Образование системы общего «закрытого неба» способствует большей стабильности Казахстана, а также безопасности России за счет расширения зоны радаров, единого графика дежурств самолетов и т. д.

Организация Договора коллективной безопасности. Сегодня вялость ОДКБ критикуют многие, но

организация позволяет обмениваться разведывательной информацией и покупать вооружение у России по низкой цене,

что увеличивает стабильность и предсказуемость в регионе. Кроме того, ОДКБ способствует взаимодействию штабов и лучшему взаимопониманию между военными организациями стран-союзников, поддерживает общий командный язык.

Миролюбие и отсутствие экспансии со стороны Афганистана. Британские,  американские и российские

пропагандисты создали сказку о непобедимых и воинственных афганцах. Хотя те ни разу за последние 2000 лет не организовывали нашествия на север,

а скорее наоборот, находились под властью государств Средней Азии.

Конечно,

базирующиеся в Афганистане террористические организации опасны, но это не настолько большая проблема

Борьба с криминалом. Фактически везде, кроме Кыргызстана, организованная преступность потерпела поражение в борьбе с государством и силовиками. Отдельная ситуация в Таджикистане, но там на все оказывает влияние разрушенная после войны экономика.

Наработанная схема борьбы с исламским экстремизмом через контрпропаганду, мощную агентурную работу, социальную изоляцию родственников террористов достаточно эффективна, чтобы ситуация не вышла из-под контроля.

В целом идет господдержка и регулирование религиозной сферы, особенно исламской уммы для поддержания традиционных религиозных форм без радикализма. Кроме того,

поощряется религиозный диалог — например, Съезд мировых религий в Казахстане

Считать регион за единое целое — ошибка

Вышеперечисленные факторы приводят к тому, что в регионе длительное время сохраняется стабильность. К примеру, там довольно низкий уровень соцпротеста и преступности.

Здесь мало террористов, особенно по сравнению с соседним Афганистаном и Ближним Востоком

Политическая борьба идет в основном в правовых рамках, да и конфронтация в обществе не так велика, как это обычно характерно для постколониальных стран Третьего мира. Все это вместе взятое

позволяет обеспечивать модернизацию и переходить, как в случае с Казахстаном, в группу стран со средним доходом

Справедливости ради отметим, что стабильность во многом обеспечивается отсутствием крупного конфликта на этой территории между мировыми центрами силы.

Но при негативном повороте событий ни один регион мира не выстоит, иллюзий быть не должно. Пример — Сирия, где столкнулись не только местные и региональные игроки, но и глобальные силы, желающие изменить карту Ближнего Востока.

В принципе регион уже давно можно поделить на три части:

  1. Казахстан и Узбекистан — направление на постепенную модернизацию и индустриализацию, эволюционная либерализация политической системы, налицо выход за матрицу экономики, заложенную при СССР.
  2. Туркменистан — отсутствие политической модернизации, формальный политический нейтралитет, мощное присутствие в экономике Китая, сохранение сырьевой модели экономики.
  3. Кыргызстан и Таджикистан — фактически failed state, у которых основные надежды на восстановление страны и улучшение положения связаны с внешними акторами (Россией и Китаем).

Соответственно, нельзя говорить о судьбе региона в целом

Попытки считать его за единое целое, а уж тем более присоединять к нему в геополитических конструкциях еще другие страны — к примеру, Афганистан — будут большой ошибкой. Поэтому

планы США по созданию Большой Центральной Азии с включением туда Афганистана нежизнеспособны

Понятно желание Вашингтона реализовать этот проект с целью снижения зависимости стран региона от Китая и России. Но внутренние противоречия между странами региона и уж тем более явная чужеродность Афганистана не позволят это осуществить.

Время модернизировать точку зрения

Несмотря на отчасти общее прошлое в Российской империи и СССР, каждая из стран выбрала свой путь развития. При этом различия между государствами во многом больше, чем с некоторыми из соседей, которые не входят в регион.

Типовая схема угроз, предложенная для стран региона внешними экспертами, была разработана еще в 90-е годы 20-го века и с тех пор некритично повторяется из одного политологического труда в другой. Но прошло уже более 20 лет и

все изменилось — общество, государства, политические системы и так далее

Соответственно, пришло время модернизировать точку зрения на регион, чего в силу инерции мышления еще не происходит.

Мы подходим к рубежной дате, когда больше половины населения стран региона составят родившиеся после 1991. Можно уверенно сказать, что

постсоветское суверенное развитие преобладает над всеми остатками прошлого

(это, например, видно по различному отношению стран к сакральной для России дате 9 Мая).

Каким будет будущее региона, без изучения настоящего узнать нельзя. Это и надо выяснить исследователям, но уже спокойно и не опираясь на мифы прошлого.


Продолжение следует