Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
386
+0.58
EUR
427
-0.55
RUB
6.05
+0.01

Риски и угрозы мегаполисов Казахстана — проблемы и решения

15229

масштабное исследование под зловещим названием

«Эффект домино. Возможные последствия алматинского землетрясения»

К проекту было привлечено большое количество экспертов: это и представители ЧС, и сейсмологии, и представители служб, отвечающих за демографические подсчеты, а также экономисты и политологи.

Своим исследованием мы безвозмездно поделились с представителями государственной власти, рассчитывая, что какие-то меры будут приняты. Однако, по моим наблюдениям, за 12 лет каких-то серьезных изменений мы не увидели, — отмечает он.

Как выживать?

По данным эксперта, в случае 9-бального землетрясения количество жертв может варьироваться от 300 до 500 тысяч. А что будут делать выжившие?

— Печальный вывод многих участвовавших в исследовании экспертов заключается в том, что скорее всего,

выжившие примерно в течение недели будут предоставлены сами себе. Никто мгновенно не придет на помощь

Это иллюзия, что вся страна, включая ЧС-ников, сразу поднимется, ведь многие спасатели сами, вероятно, погибнут. Существует и проблема логистического, инфраструктурного характера. К тому же,

в истории суверенного Казахстана еще никогда не было прецедентов спасения целого города от стихийного бедствия

А помните, какие были казусы и безграмотные действия чиновников при случавшихся локальных природных стихиях? — отмечает Сатпаев.

Начинать с мелочей

По его словам, нужно представить случай, когда человек каким-то чудом выжил после землетрясения. Однако, выбравшись из-под завалов, он, скорее всего, не сможет оказать помощь другим, в том числе и своим родственникам. Потому что под рукой у него элементарно не окажется нужных инструментов, хотя бы лома или лопаты.

— Такие случаев в мировой практике огромное количество. При этом эксперты выдвинули интересное предложение:

необходимо при поддержке государства и с привлечением КСК создать места хранения для инструментов

Возможно, эта мера, по сути мелочь, спасет чью-то жизнь, — замечает Сатпаев.

Алматы — донор для всей республики

Не стоит забывать и о финансовом ущербе для всей страны, который может принести возможное землетрясение в Алматы. А он для всей экономики Казахстана будет колоссальным.

— В этом случае все наши заявления по поводу вхождения в список 30 развитых стран мира окажутся просто пшиком. Разрабатывая любые программы, нужно всегда учитывать форс-мажорные обстоятельства. Но наши чиновники этого не делают. По официальным данным,

23% всех налоговых поступлений в бюджет страны идет за счет Алматы. В 2017 году это был 1 трлн 331 млрд тенге

А сколько при этом выделили городу на безопасность? Насколько мне известно из официальных источников, сейчас идет сейсмоусиление социальных объектов — школ, детских садов, больниц. Это правильно.

Но что при этом выделяется на жилой фонд?

Очевидно одно: город дает больше, а получает меньше

В том числе и с точки зрения финансирования мер по обеспечению безопасности, — говорит политолог.

ЧС может спровоцировать катаклизм

Досым Сатпаев отмечает и то, что возникший мощный катаклизм в крупнейшем городе страны способен спровоцировать политические протесты.

— Рост протестных настроений однозначно произойдет. У многих алматинцев родственники живут в других городах Казахстана, и они будут требовать от властей помощи.

Часть выживших превратятся в беженцев, которые будут перетекать в другие города Казахстана, в том числе и в Астану

  • Готово ли наше руководство к такой массовой миграции?
  • Готово ли обеспечить поддержку?
  • Что будет со страховыми выплатами и банковскими вложениями?
  • Как быстро можно будет восстановить документы?

Когда мы начинаем копаться в таких деталях, возникает еще больше вопросов, — говорит Сатпаев.

Урбанизация и новые вызовы

Следующие глобальные проблемы больших городов, включая южную столицу, это деструктивная урбанизация и конформация религиозного поля.

— По прогнозам ООН, к 2030 году около 66% населения страны будет проживать в городах. На сегодняшний день доля городского населения Казахстана составляет уже свыше 50%. Согласно официальным цифрам,

в РК ежегодно с 2009 года примерно 60 тыс. человек переезжают из сельской местности в города

И если быть честным, в крупные города люди бегут от безысходности. Они бегут из регионов, где нет возможностей ни с точки зрения образования, ни с точки зрения профессионального развития, — замечает эксперт.

Д. Сатпаев

Говоря о социализации в крупных городах, Сатпаев отмечает, что для многих таким источником становятся религиозные структуры. В частности мечети.

— Поэтому мы не должны воспринимать урбанизацию только с точки зрения социально-экономических последствий и демографических трендов. Важно учитывать, что деструктивная урбанизация изменяет коммуникационное поле.

Вокруг крупных городов возникают так называемые «пояса шахидов»

И это создает благоприятную среду для распространения радикальных идей, в том числе и террористического толка, — утверждает политолог.

Слабая коммуникация

Между тем, как при природных ЧС, так и при терактах вырисовывается новая проблема. Это коммуникационный сбой и коллапс в сфере антикризисного менеджмента.

— Вспомните события 2016 года, когда произошел теракт в Актобе, а затем в Алматы. Тогда коммуникационный сбой был налицо.

Доходило до того, что разные силовые структуры выдавали противоречивую информацию, что порождало панику и слухи

Чиновники нарушили принцип «золотого часа». Как показывает практика, многие ЧС разного масштаба в регионах республики демонстрируют коммуникационный и организационно-управленческий сбои. Многие чиновники на местах не знают, что делать. Поэтому

на случай возникновения коммуникационного или управленческого кризиса должна быть так называемая «черная папка»,

в которой должен быть прописан четкий алгоритм антикризисных действий. И «папка» эта должна находиться в открытом доступе, чтобы каждый желающий мог ознакомиться с ее содержимым, — утверждает Досым Сатпаев.

Чему стоит научиться чиновникам?

Эксперт выделяет несколько коммуникационных недоработок властей с населением. Во-первых, казахстанские чиновники до сих пор не научились работать через социальные сети.

— Нужна оперативность в работе с населением. Если в течение нескольких часов после события вы молчите, вас отодвинут другие источники информации. Не стоит забывать и о тактичности:

сколько раз на вопрос о том, что происходит, звучала грубость

Для сравнения: в США, если происходит ЧС, уже через час собираются представители полиции, местной мэрии и федеральных служб. Они включаются в коммуникационную волну и объясняют, что произошло. Такую практику нам надо взять за основу, адаптировав под казахстанские реалии, — говорит Сатпаев.

Центры по ЧС

По его мнению, в городах республиканского значения необходимо создать центры ситуационного моделирования и антикризисного управления, где будет сформирована новая модель взаимодействия между городскими и региональными властями и общественностью.

Члены центра — представители властей, общественники, представители ДЧС и ДВД, руководители коммунальных служб — должны работать над повышением доверия к деятельности городских и региональных властей в сфере мониторинга и ликвидации ЧС. А также нейтрализовать факторы, способствующие возникновению слухов и паники при ЧС.

— Статус  таких центров — консультативно-совещательный. Большого финансирования их создание не потребует. Думаю, будет немало энтузиастов, которые захотят поучаствовать такой в работе. Единственные расходы, которые могут быть, это создание методических пособий и приложений, которые можно будет распространять в соцсетях.

Центры должны проводить встречи дважды в месяц, и на каждой из них необходимо вести обсуждения по отдельному виду возможных ЧС. Это и селевые угрозы и землетрясения, паводки и террористические атаки, — заключает Сатпаев.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter