Нур-Султан
Сейчас
-13
Завтра
-7
USD
379
0.00
EUR
418
0.00
RUB
6.13
0.00

Рак «съедает» Россию, минздрав не справляется

195

Число людей со злокачественными новообразованиями в России к концу 2017 года превысило 3,6 млн человек, за последние 10 лет число онкобольных выросло на 39% — это данные минздрава РФ.

Количество выявляемых злокачественных образований также растет. С 1994 года по 2008 годы выявляли более 400 тыс. новых случаев ежегодно. С 2009 года их число превысило 500 тыс., а в 2017 впервые преодолело планку в 600 тысяч.

Смертность

Официальная смертность от рака в 1993-2017 годах колебалась незначительно и находилась на уровне около 270 тыс. человек в год.

Значительная часть больных умирают в течение первого года после диагноза. Доля таковых в 2017 году составила 22,5%

А если учесть тех, кому диагноз был поставлен посмертно, этот показатель составит 26,1%.

Источник: glavmedinfo.ru

Однако официальная статистика, скорее всего, занижена. Во-первых, пациенты, умершие в ноябре и декабре, часто не успевают попасть в статистику за прошедший год, которая выходит в январе, говорят эксперты. Соответственно, не попадают они и в отчет за следующий год.

Во-вторых,

неизвестны причины смерти в кавказских республиках, где вскрытие умерших не делают по религиозным соображениям

Наконец, в-третьих, в борьбе за снижение смертности от онкологии, насаждаемой властями,

врачи вынуждены скрывать истинные причины смерти, записывая многие случаи в «старость»,

тем более что при смерти от старости вскрытие проводят редко, сказала в интервью BBC Галина Петрова, научный сотрудник Российского центра информационных технологий и эпидемиологических исследований в онкологии МНИОИ им. Герцена.

В результате

в России 7,6% смертей происходят от неустановленных причин (в которую входит «старость»), в то время как в странах Евросоюза — 1%

Диагностика

По данным минздрава, в России стали чаще обнаруживать рак на ранних стадиях — у 55,6% пациентов в 2017 году. Эта цифра сильно завышена, убежден глава научного отдела организации противораковой борьбы НМИНЦ онкологии им. Петрова Вахтанг Мерабишвили.

Выявляемость онкологических заболеваний на первой и второй стадиях может составлять лишь 30-35%, отмечает специалист

От этого показателя, очевидно, напрямую зависит смертность, поскольку рак на ранних стадиях можно вылечить (удалить опухоль и так далее).

Завышенные цифры минздрава он объясняет «административным давлением руководства всех уровней» и сомневается, что такие успехи возможны, учитывая разнородный уровень оснащения больниц и квалификацию патологоанатомов.

Рак на ранней стадии выявить сложно, особенно если опухоль внутри организма, утверждает он

О трудностях выявления рака на ранних стадиях говорят и другие специалисты.

«В ряде регионов почти отсутствует система профилактических и скрининговых обследований всех категорий населения», — пишут сотрудники Московского научно-исследовательского онкологического института.

Постановка диагноза и лечение

Часто исследования делаются в ручном режиме, а во многих клиниках не делаются вовсе.

«Пациентов после биопсии (снятия ткани для анализа)] отправляют со своими «стеклами» (образцами тканей) на гистологию (анализ тканей) в другие центры, иногда даже в другие регионы… Нередко уже в лаборатории оказывается, что образцы непригодны для исследования», — пишут сотрудники некоммерческого партнерства «Равное право на жизнь».

В результате

пациентов гоняют по разным клиникам, заставляют многократно сдавать анализы, долго не могут поставить правильный диагноз

«Самая главная проблема, что мне не могли поставить диагноз. Я сама себе его поставила и не ошиблась. Вторая проблема — это скорость сдачи анализов и диагностики. Когда все нужно быстро, на Каширке (Онкологический центр им. Блохина, Москва) очередь на два месяца вперед. Поэтому пришлось все делать платно», — рассказала Eurasianet.org Ольга из Москвы.

По словам одного из участников форума на сайте «Движение против рака», прежде чем ему поставили рак желудка, он трижды обследовался в разных клиниках, сдавал анализы и даже был госпитализирован. Подобных историй люди рассказывают немало.

Уровень работы с больными тоже оставляет желать лучшего. По словам Александра из Петербурга, у которого было подозрение на рак (потемнела родинка на ноге),

врачи онкологического диспансера удаляли новообразование, вырезая с запасом

«У раковой опухоли большие корни, поэтому надо вырезать сразу с запасом, чтобы не вырезать дважды», — сказали ему врачи. После анализа выяснилось, что опухоль была доброкачественной (то есть «запас» оказался напрасным), и Александр был отпущен с огромным шрамом, вызванным разрезом длиной около 20 см.

Оборудование

Качественному обследованию и успешному лечению больных раком в России мешает плохая оснащенность больниц медоборудованием.

Имеющихся мощностей не хватает для лечения всех онкобольных.

Оборудование для лучевой терапии, например, обеспечивает только 60% потребностей,

сказал изданию «Коммерсантъ» гендиректор Национального медицинского исследовательского центра радиологии Андрей Каприн.

Ежегодно в лучевой терапии нуждаются 260 тыс. человек, однако получают ее только около 150 тыс.

«Основа аппаратного парка для лучевой терапии — 174 гамма-терапевтических аппарата, половина из них выпущена 10-20 лет назад. Число линейных ускорителей — 140: один на 1 млн населения. Для сравнения, в США — 13 аппаратов на 1 млн человек», — утверждает он.

Значительная часть медицинского оборудования сильно изношена. По состоянию на 2015 год более 10 лет эксплуатируются электронные микроскопы (52,6%), аппараты для лучевой терапии (48,2%), рентгенотерапевтические аппараты (39,7%), аппараты для брахитерапии (30,5%).

Из-за нехватки госфинансирования больницы не могут поддерживать оборудование в рабочем состоянии

«В половине диспансеров и других онкологических больницах оборудование уже сломано, а восстановить его не на что», — сказал заведующий радиологическим отделением НИИ клинической и экспериментальной радиологии Российского онкологического научного центра Алексей Назаренко.

К тому же, по его словам, на этом оборудовании практически некому работать.

Специалисты и лекарства

По данным 2016 года, укомплектованность врачебными кадрами составляла 64,67%.

«Не хватает огромного количества патоморфологов, примерно на 70% ощущается нехватка радиологов — вместо 1,8 тыс. работают около 1 тыс. врачей. Не хватает операторов-радиологов, это средний медицинский персонал, их вообще очень мало, человек 300, а надо 3 тыс.

Медицинских физиков у нас всего 380 при необходимых 1,1 тыс. Не хватает приличных медицинских генетиков», — сказал Андрей Каприн.

В 2016 году на одного врача-онколога приходилось 484 пациента. В 2017 году — уже 493,5 пациента (в 2012 году — 458,1)

Есть проблемы и с лекарствами. Во-первых, не все новые препараты доступны, а во-вторых, порой приходится долго ждать их поставки.

«Мне назначили курс химиотерапии. Стоимость препарата для одного сеанса — 1 млн рублей. Но его не было в наличии, и пришлось ждать полгода», — рассказал  пенсионер, раковый больной из Краснодарского края.

Лечение он проходит в другом городе, куда добирается на автобусе 1,5 часа. Обратно из-за плохого самочувствия он едет на такси, что довольно накладно для пожилого человека.

Снежный ком проблем

«Сложившаяся инфраструктура, штатные нормативы и укомплектованность кадрами онкологической службы, а также уровень финансового обеспечения онкологической помощи уже не в полной мере соответствуют росту первичной заболеваемости злокачественными новообразованиями в стране, растущим потребностям в ранней диагностике и специализированной медицинской помощи (как высокотехнологичной, так и первичной специализированной медицинской помощи)», — пишут авторы правительственной «Национальной стратегии по борьбе с онкологическими заболеваниями».

По их мнению,

онкологические заболевания — глобальная угроза развитию государств из-за постоянно растущей финансовой нагрузки

на их бюджеты и население при лечении рака, а также из-за невосполнимых потерь человеческих ресурсов, которые вызваны ростом преждевременной смертности от рака в мире.

Что касается России, то ожидаемые демографические изменения наряду с ростом населения нетрудоспособного возраста (до 41,2 млн человек в ближайшие годы) могут стать существенным сдерживающим фактором социально-экономического развития страны в ближайшие 12 лет, убеждены авторы стратегии.

© «365 Info», 2014–2020 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter