Нур-Султан
Сейчас
11
Завтра
9
USD
427
0.00
EUR
497
0.00
RUB
5.5
0.00

Сильвестру Сталлоне и Харви Вайнштейну стоит перебраться в Казахстан

1553

https://365info.kz/2017/10/vajnshtejn-i-ko-gromkie-seks-skandaly-gollivuda/

Но если в США и других странах Запада подобная практика стала обыденностью, и зачастую такие скандалы оканчиваются крахом карьеры обвиняемого, огромными денежными компенсациями, а то и тюремным сроком, как бы подобные дела рассматривались в Казахстане? Порассуждать на эту тему мы попросили Сергея Уткина, известного казахстанского юриста.

Сергей Уткин. Источник Forbes Казахстан

По мнению юриста, случись подобное в Казахстане, полицейские конечно приняли бы заявление, если есть признаки состава преступления. Другое дело, что сами эти признаки у нас и в странах Запада значительно разнятся.

Как наказывают за сексуальные домогательства на работе за рубежом?

— Например, в той же Америке, даже то, что мужчина пристально посмотрел на женщину, уже может рассматриваться как признак сексуального домогательства, и «виновный» может запросто попасть даже под уголовную статью. У нас такого нет, – поясняет юрист. – Поэтому если мы говорим о каких-то сексуальных домогательствах, то

у нас составы преступления будут разниться

Если же речь идет именно об изнасиловании, это деяние у нас считается серьезным преступлением. Но и здесь само понятие «изнасилование» понимается по-разному.

В качестве примера Сергей Уткин привел нашумевший случай из мировой юридической практики. Молодой парень из Австралии несколько лет провел в тюрьме за изнасилование гражданки Швеции, с которой познакомился по переписке, приехал к ней на какой-то семинар и «закрутил» любовный роман. В общем, пара была вполне счастлива до тех пор, пока эта девушка при разговоре с другой участницей семинара случайно не выяснила, что ее бойфренд в это же время имел интимные отношения с этой девушкой. Оскорбленная шведка посчитала себя изнасилованной и написала соответствующее заявление в полицию на том основании, что парень якобы смог обладать ею в результате обмана. То есть если бы он предупредил ее, что у него роман с другой, она бы с ним не стала заниматься сексом. И власти отнеслись к этому вполне серьезно. Парня судили за изнасилование и приговорили к тюремному сроку.

Другая культура – иные подходы  

Конечно, с точки зрения нашего мировоззрения это просто нелепо. Ведь очень многие казахстанские мужчины готовы сказать что угодно, лишь бы затащить девушку в постель. Да и

наши барышни, даже узнав, что им сказали неправду, изнасилованием это не считают

Там же, по словам моего собеседника, совсем другое отношение к сексу. Если мужчина о чем-то не рассказал или исказил какую-то информацию,

это уже считается обманом, который запросто можно подвести под изнасилование

— То есть у казахстанских и европейских правоохранителей даже в отношении изнасилования могут быть совершенно разные подходы, не говоря уж о сексуальных домогательствах, – продолжает Сергей Уткин. – Соответственно, будет разное отношение полицейских, прокуроров и судей к заявлениям якобы жертвы, которая обратилась с заявлением. Тем более, если прошел уже не один десяток лет. Да и сроки давности за подобные преступления у нас четко расписаны. Например, статья 123 УК РК «Понуждение к половому сношению», предусматривающая принуждение к сношению, мужеложству, лесбиянству и иным действиям сексуального характера путем шантажа, угрозы, либо с использованием материальной или иной зависимости (как раз то, в чем чаще всего обвиняют голливудских звезд), в Казахстане наказывается лишением свободы до 1 года, а срок давности составляет всего 2 года. Изнасилование и насильственные действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния человека либо связанного с насилием, либо с угрозой применения насилия наказываются лишением свободы до 5 лет, срок давности тоже составляет 5 лет.

Как отметил мой собеседник, более серьезное наказание, а соответственно и более длительные сроки давности предусмотрены лишь по преступлениям, где имеются различные квалифицирующие признаки. Например, если изнасилование совершено в группе лиц по предварительному сговору, сопряжено с угрозой убийства, повлекло заражение ВИЧ – все это расценивается как тяжкие преступления, за которые предусмотрено до 12 лет лишения свободы, а срок давности составляет 15 лет.

По особо тяжким преступлениям, где предусмотрено наказание свыше 12 лет лишения свободы, а также при любых половых преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних, срок давности отсутствует.

Шестиклассницы обвинили учителя в домогательствах

Еще один немаловажный момент – сбор доказательной базы.

— Свидетелей при таких преступлениях, как правило, нет, никаких следов уже не осталось. Поэтому что может служить доказательством? Разве что проверка на «полиграфе» (детекторе лжи), – говорит Сергей Уткин. – В принципе, у нас сейчас «полиграф» применяется при поступлении на некоторые должности в государственной службе, проверку на нем проходят сотрудники правоохранительных органов и судьи. Однако в судах и на следствии этот прибор, к сожалению, почти не применяют.

По крайней мере в моей личной практике. Сколько я ходатайств ни заявлял, судьи и следователи смотрят на меня с большим удивлением и не принимают это всерьез. Даже в случаях,

когда мы проводим за свои деньги обследование у полиграфолога и приносим его заключение, на него не обращают внимания

Конечно, я понимаю, что нельзя верить показаниям «полиграфа» на 100%, всегда существует вероятность каких-то погрешностей. Но тем не менее, на мой взгляд, это очень важная вещь. К сожалению, для полноценного использования показаний этого прибора не хватает каких-то нормативных постановлений Верховного суда или четкого упоминания полиграфа в различных Кодексах. Там лишь указано такое понятие, как «научно-технические средства». Но поскольку слово «полиграф» нигде прямо не прописано, наши следователи и судьи почему-то отказываются от его показаний.

Не поверят, пока не проверят

Но если у нас сбор доказательств вины подозреваемого составляет основу уголовного дела, то судя по сообщениям мировых СМИ, на Западе этим особо не «заморачиваются». И тут, по мнению Сергея Геннадьевича, возникает очень важный вопрос относительно презумпции виновности и невиновности.

Жительница ВКО оклеветала четырех мужчин, обвинив их в изнасиловании

— Когда смотришь на то, как развиваются все эти секс-скандалы с голливудскими звездами и политиками, складывается впечатление, что у них используется именно презумпция виновности. То есть раз жертва сказала, что стала объектом секс-преступления, то предполагается, что человек действительно его совершил. И

именно ему нужно пытаться доказать обратное

Но поскольку это очень тяжело сделать, многие попросту сразу подтверждают свою виновность. Конечно, делают они это не потому, что такие честные и порядочные, а потому что понимают — общественность и правоохранительные органы будут на стороне заявителя-жертвы. И если он не признается, этот скандал будет дальше набирать обороты и последствия могут быть еще хуже. Ведь даже если ему каким-то образом удастся доказать свою невиновность, у общественности в головах

останется мнение, что он действительно все это делал, а не то, что все это было опровергнуто

В качестве примера мой собеседник привел секс-скандал, в котором был замешан бывший глава МВФ Доминик Стросс-Кан, который был вынужден покинуть свой пост после того, как ему предъявили обвинения в сексуальных домогательствах к горничной в нью-йоркском отеле. Когда скандал был урегулирован вне суда после выплаты заявительнице денежной компенсации, экс-глава МВФ стал участником нового уголовного дела – на этот раз о сутенерстве. И хотя суд его в итоге оправдал,

общественности Доминик Стросс-Кан запомнился именно как фигурант секс-скандалов

Потому что слишком уж долго и навязчиво все это муссировалось во всех мировых СМИ.

Алматинка соврала про изнасилование, чтобы скрыть пьяную драку с подругой

— К сожалению, по моим наблюдениям, в странах Запада прослеживается именно такая тенденция, тогда как у нас в этом плане более здоровое общество, – считает Сергей Уткин. – Конечно, если преступление действительно было совершено, виновного надо привлекать к ответственности. Но весь вопрос в доказывании преступления. У нас на веру слова никто брать не будет. Зарегистрировать заявление и возбудить уголовное дело полицейские обязаны, даже если у заявителя нет никаких доказательств. Но при этом

заявителя обязательно предупреждают об уголовной ответственности за ложный донос

И если состав преступления доказан не будет, человек сам окажется в роли обвиняемого. А учитывая, что данная статья УК РК предусматривает наказание вплоть до лишения свободы, я думаю, что лжезаявитель хорошенько задумается, прежде чем специально кого-то оболгать. Или, допустим, что со слов якобы потерпевшей пошла бы «волна» в СМИ. Понятно, что задача пресловутой жертвы – создать общественное мнение, чтобы все следователи и прокуроры боялись что-то против сказать, потому что общество на них давит. Но такое проходит лишь на Западе. У нас же, я думаю, правоохранительные

органы сразу бы выступили с официальным заявлением, запретив распространять непроверенную информацию

и выдавать ее за свершившийся факт. Да и в самом нашем обществе ко всему этому относятся гораздо сдержаннее. У нас не стали бы верить словам человека без каких-либо доказательств.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter