Нур-Султан
Сейчас
-16
Завтра
-25
USD
420
+1.28
EUR
511
+2.94
RUB
5.63
-0.06

Буддисты против мусульман: что стоит за резней в Мьянме?

11888

участниками бойни стали не мусульмане в целом, а представители конкретной этнической группы

И если бы они представляли какую-нибудь другую религию, ничего бы не изменилось, потому что причины вспышки насилия не в вероисповедании. И в-третьих, в этом противостоянии виноваты обе стороны.

Конфликт длиной в десятилетия

Объектом недовольства как властями Мьянмы, так и львиной доли его населения стали рохинджа (или рохинья). Это немногочисленная этническая группа, проживающая главным образом на территории Мьянмы (штат Ракхайн, другое название Аракан) и соседнего Бангладеша. Абсолютное большинство исповедует ислам суннитского толка. А почти 90% населения Мьянмы буддисты.

Рохинджа в Аракан завозили еще англичане в XIX веке в качестве рабочей силы. Так мусульманское население региона начало постепенно расти. Сейчас из 55 млн человек, населяющих Мьянму, около 800 тыс. — рохинджа. Они считают себя одним из коренных народов Мьянмы. При этом

их число постоянно пополняется беженцами из Бангладеша, а власти Мьянмы не желают признавать право на гражданство всех рохинджа целиком

Мьянманские государственные деятели даже не используют этот термин, вместо этого называя их бенгальцами.

Во Второй мировой войне, когда Бирму (прежнее название Мьянмы) оккупировала Япония, местные буддисты поддержали их, а рохинджа остались верны британской короне, начав партизанские действия. Тогда

две стороны учинили массовые взаимные расправы, в ходе которых погибли десятки тысяч человек

С тех пор отношение к рохинджа оставалось враждебным. Вспышки взаимного насилия были зафиксированы и в 2012, и в 2015-м, и в 2016 гг. Погромы 2012 года привели, по официальным данным, к гибели 200 человек.

Половина из них была мусульманами, а половина буддистами

Около 120 тыс. человек (и буддисты, и мусульмане) оказались беженцами. Погибли за последние годы тысячи человек.

Ситуация резко обострилась 25 августа 2017-го. Несколько сотен боевиков движения ARSA «Араканская армия солидарности рохинджа» (в других переводах — «спасения рохинджа» — прим.) атаковали 30 опорных пунктов полиции. Это спровоцировало новую волну насилия.

Впервые эта группа заявила о себе в октябре 2016 года, убив несколько бирманских пограничников и полицейских вдоль границы с Бангладешем

По официальным данным, за неделю были убиты около 400 человек, из них большая часть якобы боевики. Еще 17 мирных жителей и 15 полицейских и военных убили члены движения. А количество беженцев рохинджа за десять дней конфликта возросло до 90 тыс. человек.

По заверениям СМИ мусульманских стран, речь может идти о нескольких тысячах погибших мусульман

При этом соседние государства неохотно принимают рохинджа. В Малайзии не собираются в произвольной форме выдавать им удостоверения беженцев, сообщила газета Star со ссылкой на вице-премьера страны Ахмада Захида Хамили. По его словам, такое решение приняли совместно с профильным Управлением Верховного Комиссара ООН.

Когда приезжают мигранты, падает уровень жизни у всех — исследование

40 тысяч рохинджа планируют выслать власти Индии, несмотря на то, что ООН признала часть из них беженцами. Представитель индийского правительства на днях заявил, что все рохинджа находятся в стране нелегально.

Когда война стала образом жизни

Для более полного понимания ситуации нужно отметить, что Мьянма —

одно из самых неспокойных государств в мире, где войны практически не прекращались

последние несколько десятилетий. Разнообразные местные политические и криминальные объединения многие годы воевали с центральной властью и друг с другом. Только сравнительно недавно со всеми штатами формально было достигнуто соглашение о прекращении огня. В таких государствах и у властей, да и у жителей в целом мировоззрение отличается от благополучных (даже не в экономическом, а хотя бы политическом смысле) стран. И

масштабные силовые сценарии рассматриваются не как что-то из ряда вон выходящее, а вполне себе рабочие варианты

5 войн, о которых не знают в Казахстане

Тем временем власти Мьянмы продолжают фиксировать новые случаи нападения боевиков движения ARSA на севере штата Ракхайн (Аракан). Об этом 5 августа сообщила правительственная газета Global New Light of Myanmar со ссылкой на местные власти.

По ее данным, «несколько сотен домов сожжены в населенных пунктах округа Маунгдау» в результате нападений исламистов. Информация о жертвах отсутствует. Как пишет издание,

после своих вылазок боевики оставляют мины в населенных пунктах,

которые впоследствии обезвреживают саперы регулярной армии Мьянмы. Местные СМИ активно освещают погромы, учиненные боевиками, которые поджигали буддистские храмы и оскверняли статуи Будды.

Силовики дали официальный брифинг для иностранной прессы, на котором обвинили ARSA в целях создания «исламского государства»

По мнению Алексея Юсупова, странового директора фонда им. Ф. Эберта в Мьянме,

вылазки экстремистов стали идеальным поводом для бирманской армии перейти к «финальной стадии решения» вопроса рохинджа целиком

Об этом он заявил в интервью порталу Vlastь.

— По спутниковым снимкам видно, что систематично сжигаются целые мусульманские деревни, — сказал он. Но упомянул, что по версии местных властей, «экстремисты сами поджигают деревни в пропагандистских целях».

Есть жертвы и со стороны буддистских жителей Ракайна.

Около 12 тыс. жителей штата буддистского вероисповедания были эвакуированы вглубь центральных территорий, есть информация о случаях нападений на буддистские монастыри, в которых остановились буддистские беженцы из конфликтной зоны

СМИ устроили буддистам «осажденную крепость»

Живущий в Мьянме востоковед Петр Козьма в интервью РТ утверждает, что

местные буддисты многие десятилетия прекрасно уживаются с традиционной мусульманской уммой

Эксцессы были, но дело редко доходило до масштабных конфликтов. Совсем другая история с рохинджа.

— Среди рохинджа много тех, кто перебежал из Бангладеш, в том числе по причине проблем с законом, — рассказывает Петр Козьма.

— Вот и представьте себе анклавы, где правят бал сбежавшие из соседнего государства радикалы и преступники

Эксперт отмечает, что у рохинджа традиционно высокая рождаемость — в каждой семье по 5-10 детей. Это привело к тому, что за одно поколение количество переселенцев возросло в несколько раз.

Мигрант мигранту рознь: в Европе растет напряженность из-за искателей лучшей жизни

— Вот однажды эту крышку и сорвало. А в это время в мировых СМИ звучит тема исключительно пострадавших мусульман и ничего не говорится о буддистах.

Такая односторонность в освещении конфликта родила у мьянманских буддистов чувство осажденной крепости, а это прямой путь к радикализму,

— добавляет Петр Козьма.

Очевидно, что публикации ориентированы на многочисленную исламскую аудиторию. Востоковед утверждает, что

мусульман было убито не намного больше, чем буддистов, а по числу разрушенных и сожженных домов стороны примерно равны

— То есть не было резни «мирных и беззащитных мусульман», был конфликт, в котором почти в равной степени отличились обе стороны. Но, к сожалению,

у буддистов нет своей Al Jazeera и подобных ей рейтинговых телестанций общемирового уровня, чтобы сообщить об этом,

— говорит Петр Козьма.

Виноваты все, как мириться будут — непонятно

Дмитрий Мосяков, заведующий кафедрой регионоведения Московского государственного университета в интервью РТ сравнил ситуацию в Мьянме с миграционным кризисом в Европе. Какая-то часть рохинджа действительно уже долго живет в штате, но их число постоянно пополняется за счет нелегальных беженцев, чье появление никак не радует местное население.

И тут не имеет значения, мусульмане они или представители иной религии,

утверждает он.

По словам Мосякова, Мьянма — это сложный конгломерат народностей, но всех их объединяет общая бирманская история и государственность.

Рохинджа выпадают из этой системы общностей, и именно в этом зерно конфликта, в результате которого гибнут как мусульмане, так и буддисты

— Эти люди садятся в джонки и плывут вдоль Бенгальского залива на бирманские берега. Новая волна беженцев провоцирует новые погромы местного населения. Ситуацию можно сравнить с миграционным кризисом в Европе — что делать с потоком этих чужестранцев, толком никто не знает, — заключает Дмитрий Мосяков.

Если завтра война: 5 мест, где вспыхнет в любой момент

Алексей Юсупов подвел некоторые итоги, из которых понятно, что ситуация в Мьянме далеко не так однозначна, как ее рисуют мировые СМИ. Нет «правой» и «виноватой» стороны, есть большой клубок проблем, в которых, как уже говорилось, виноваты все участники. При этом подробно изучить нынешнюю ситуацию тоже не представляется возможным. Но кое-какие моменты уже можно определить точно:

  • Вооруженный экстремизм среди рохинья реален. Наличие такой организации как ARSA, способной координировать повстанческие операции, вести пропаганду, возможно поддерживать связи с группами за рубежом, неоспоримо.
  • Систематичные притеснения рохинья реальны. После десятилетий дискриминаций и гонений они вынуждены существовать в предельно маргинализованной ситуации. А это всегда идеальный инкубатор для экстремизма — исламского или любого иного.
  • Мы все еще знаем очень мало. Все, что мы читаем в СМИ, основывается на интервью с рохинья, которым удалось пересечь границу в Бангладеш.
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter