Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
8
USD
429
+2.03
EUR
500
+3.00
RUB
5.44
-0.06

Как ИГИЛ/ДАИШ заработала первый миллиард

1271

Можно предположить, что принятые меры заставили террористов избегать международной финансовой системы. Совершенные в последнее время теракты не требуют больших сумм денег. Террористы при этом построили свою теневую систему как сбора денег, так и перевода их между городами и странами, минуя официальный банковский сектор. Встает традиционный вопрос – что делать?

Финансовая борьба с терроризмом невыгодна?

После теракта в Париже 13 ноября 2015 г., в котором были убиты 130 человек, Совбез ООН созвал отдельное совещание по вопросам борьбы с террористическим финансированием. Выступление министра финансов Франции Мишеля Сапэна интересно было тем, что:

  • точно указало на категории доходов ДАИШ, а именно: торговлю сырой нефтью, антиквариатом и предметами искусства, вымогательство, похищение людей с целью выкупа;
  • почему-то свелось к общим формулировкам, типа «замораживать их счета, банкам повысить бдительность при осуществлении своей мониторинговой деятельности, правительствам обеспечить более высокие показатели финансовой разведки и ввести в силу еще более крутые законодательные положения, регулирующие рынок криптовалюты».

В свою очередь Секретарь казначейства (министр финансов) США Джейкоб Лью в своем выступлении на том же совещании Совбеза ООН сказал, что

целью международного сообщества было «защитить финансовую систему»

Про лишение террористов источников финансирования и перевода денег он не сказал ни слова.

Почему выказывая способность мыслить конкретно, при перечислении источников доходов террористов француз скатился в очередную абстракцию про финансовую систему, когда речь зашла о борьбе? Почему правительства Запада чаще избирают в качестве ответных мер на очередной теракт выдвижение требований банкам замораживать счета, начинают кошмарить банковский сектор проверками и далее расширять полномочия Рабочей группы финансовых мероприятий (Financial Action Task Force (FATF) – отдельного межправительственного органа по мониторингу международных стандартов борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма)?

Невидимые деньги

Представляется, что международное сообщество провисает в данном вопросе по целому ряду причин. Первая и самая незамедлительно, приходящая в голову, это сложность установления связи между деньгами и терроризмом. Лидеры Аль-Кайеды и ДАИШ, имена которых известны силовикам, СМИ и ООН, своих счетов не имеют. Вряд ли все из подчиненных им рядовых бойцов занесены в официальные списки террористов как правительств мира, так и самого ООН. Без имен террористов или их финансистов банкам приходится лопатить массивы информации, чтобы выделить подозрительные транзакции. Если бы банкам пришлось расследовать каждый перевод денег, который выглядит не вполне экономически обоснованным, им бы пришлось тщательно перепроверять десятки миллионов событий в сутки. Учитывая дешевизну террористических актов,- а по прикидкам экспертов по безопасности все случившиеся в последнее время в Европе теракты обошлись их организаторам и исполнителям в суммы не больше 30 тысяч долларов США в каждом отдельном случае, — банкам пришлось бы расследовать любой перевод менее 1 тысячи долларов США.

Вторая причина в том, что террористы держат свои деньги вне, параллельно или независимо от международной финансовой системы. В Афганистане, Ираке, Сомали, Сирии и Йемене, т. е. там, где у Аль-Кайеды и ДАИШ есть свои опорные базы, услугами банковского сектора может себе позволить пользоваться очень ограниченное количество людей. Даже крупные и легитимные транзакции в этих странах осуществляются с использованием наличности. Соответственно международная финансовая система в эти страны не вхожа и крайне редко в ней устанавливают и пресекают факты перевода финансов для терроризма.

Рождение параллельных финансовых систем

Начались последствия. Чтобы удовлетворить требования правительственных органов, многие банки Запада провели то, что сами назвали «де-рискизацией» своих портфелей, раскрывая информацию о финансах и клиентах, которые могли быть связаны с террористами. Фактически

«дерискизация» привела к тому, что Афганистан и Сомали были полностью отрезаны от международной финансовой системы

Были закрыты счета многочисленных беженцев, гуманитарных организаций и просто граждан стран Запада, имевших деловые и родственные связи с этими странами. Сегодня практически нет ни одного западного банка, который бы осуществлял переводы денег в Сомали, хотя 40% населения этой страны выживают за счет финансовой помощи из-за рубежа. Когда самый последний американский банк закрыл эту услугу для Сомали, сомалийцы, проживающие в США, организовали в Твиттере кампанию под хэштэгом #IFundFoodNotTerror.

Террористы выбирают Telegram, или как ИГИЛ/ДАИШ ловят в Интернете

В дополнение к вышесказанному, «дерискизация» дала толчок укреплению параллельных финансовых систем – таких как «Хавала». Сегодня Европу заполонили несколько миллионов мигрантов с Ближнего Востока, отрезанных от западной финансовой системы, которая перекрестно и насквозь забюрокрачена. Их собственная финансовая система «Хавала» основана на доверии, требует минимума идентификационной информации, не содержит баз данных и документационных архивов.

Соответственно отсечение целых стран и регионов от международной финансовой системы еще более укрепило «Хавалу»

Но как может показаться, проблемы с реализацией стратегии подавления террористического финансирования лежат где-то глубже.

Откуда у террористов деньги

Сам термин «финансирования терроризма» подразумевает наличие определенного набора методик, но ведь это не так. Ведь деньги на существование группировки зарабатывают по-разному. Знаменита история с группировкой «Аль-шабаб», про которую говорили и писали, что деньги она, помимо прочего, зарабатывает на торговле слоновой костью. Когда эта информация впервые была озвучена в прессе в 2013 г., ее подхватили экспертные круги, сделавшие вывод, что ущерб природе входил в источники финансирования этой террористической группировки.

Хиллари Клинтон, на тот момент Госсекретарь США, объявила всепланетарную войну торговле слоновой костью как часть глобальной войны с терроризмом

В реальности же вряд ли был риск, что ДАИШ начнет отстреливать всех слонов Ирака и Сирии, которых там и нет. И наверное, мир должен был понимать, что борьба с торговлей бивнями за пределами территорий «Аль-шабаба» не даст ничего для победы в войне с терроризмом.

На то, откуда у террористов появляются деньги, влияют как минимум три фактора.

  1. Поддержка. Насчет поддержки рассуждать надо издалека, а именно с констатации факта, что сегодня в мире однозначно террористическими характеризуются пожалуй только ДАИШ и Аль-Кайда со своими филиалами и союзниками, у которых различные наименования. Что касается других группировок, для кого-то они террористы, для кого-то борцы за свободу. На Западе «Хамас» и «Хезболла» считаются террористами, но в арабском мире обе группировки оперируют достаточно вольготно. Соответственно, не только эти две, но и другие группировки всегда могут рассчитывать на добровольные пожертвования и спонсорскую помощь от местного населения, организаций, диаспор и даже целых государств. Финансовый контроль и регулирование такие источники уничтожить не могут.
  2. Способность террористов входить в криминальную экономику. Терроризм традиционно занимается контрабандой антиквариата, сигарет, поддельных товаров, алмазов или слоновой кости. Террористы пользуются существующими сетями и каналами и вступают в контакты с преступным миром. Героин в Афганистане присутствовал еще задолго до появления Талибов, животный мир в Африке уничтожался до появления группировки «Аль-шабаб». Контрабандные тропы в Ираке и Сирии переживут ДАИШ. В результате этого нефть из Ирака, сигареты из Сахеля или алмазы из Западной Африки всего лишь отражают те отрасли криминальной экономики, что существуют в перечисленных регионах. Меры, озвученные на упомянутом выше совещании Совбеза ООН, этот вопрос также не решат.
  3. Легитимные финансовые источники. Таковыми, например, являются легальные строительные компании семейства Бен Ладенов или службы такси и отели, которыми владеют структуры Ирландской республиканской армии, которые исправно создают новые рабочие места и платят налоги и прочие отчисления в бюджет.

Отдельно, как нам представляется, стоит один очень особый фактор – территориальные приобретения в результате успешной военной деятельности. ДАИШ до 2013 г., пока не отбила себе месторождения нефти и газа, зарабатывала на рэкете. Завоевав нефтегазоносные провинции в Сирии и Ираке к середине 2014 г., ДАИШ при этом установила контроль за судьбами примерно 6-8 миллионов людей, проживавших на этой территории и конечно также являвшихся источником дохода для террористов.

Доходы от мародерства и вымогательства

В 2014 г., как изложено выше, согласно данным крупной аудиторской компании и Королевского колледжа Лондона, доходы ДАИШ составляли до 2 млрд долларов США против 500 миллионов в 2013 г., когда группировка еще билась за контроль над месторождениями. 90% этих практически 2-х млрд были заработаны ДАИШ именно на новых территориальных приобретениях. Группировка грабила банковские отделения и супермаркеты, обложила данью этнические и религиозные меньшинства, наладила торговлю людьми и имуществом, отобранным у них. По разным оценкам, только захват Мосула принес группировке от 500 млн до 1 млрд. Это о доходах за счет фронтового мародерства, грабежей и вымогательства.

Наша редакция уже писала о том, что группировка фактически создала квазигосударства со всеми атрибутами, включая сбор налогов, платежей и пошлин с торговли. В 2014 г.,последние 3 категории квазигосударственной деятельности принесли группировке сумму больше 300 млн долларов США. ДАИШ налагает многочисленные штрафы за то, что считает девиантным поведением. Ну и конечно у этого квазигосударства есть ресурсная база в виде месторождений нефти в восточно-сирийской провинции Дэйр-эс-Зор и на севере Ирака, которые ДАИШ отвоевала у курдов. Вопреки распространенному мнению, что нефть составляет львиную долю доходов ДАИШ, последние отчеты силовиков говорят, что большую часть нефти группировка использует сама. В 2014 и 2015 гг. доходы ДАИШ от контрабанды нефти в соседние страны составляли 1-3 млн долларов США.

У международной финансовой системы нет инструментов вмешательства в источники доходов ДАИШ

Составление черных списков и блокировка официальных счетов не сработают. В начале 2016 г. Рабочая группа финансовых мероприятий (FATF) в своем главном программном документе написала, что стратегия ДАИШ в том, чтобы полагаться только на те деньги, которые группировка заработала с территорий, которые она контролирует сама. Так что ничего удивительного, что главным выводом программного документа FATF на 2016 г. в отношение ДАИШ было «предотвратить любые попытки группировки эксплуатировать официальный финансовый сектор».

Тем временем

доходы ДАИШ падают – в 2016 г. группировка заработала меньше 1 млрд долларов США

Но это заслуга военных, а не банкиров. ДАИШ утеряла к ноябрю 2016 г. 62% контролируемой территории в Ираке и 30% в Сирии. Считается, что сегодня ДАИШ утеряла контроль над 90% скважин, которые завоевала в 2014 году.

Недорогой террор

Все меры, изложенные выше, не смогли отучить ДАИШ и Аль-Кайеду инспирировать теракты на Западе. Городской террор более дешев, нежели террор с захватом целых территорий. По данным исследований Норвежского оборонно-исследовательского учреждения за 2015 г., больше 90% джихадистских ячеек Европы в период с 1994 по 2013 гг. были на самофинансировании. Источники финансовых средств – сбережения, социальные выплаты, частные займы и наличность. Например, террористы, которые совершили нападение на редакцию «Шарли Эбдо», были на самом деле мелкими уголовниками, познакомившимися в тюрьме. Шериф Куачи, один из них, якобы в 2008 г. получил 20 тысяч долларов США от какого-то радикального проповедника в Йемене. Когда они напали на редакцию скандально известного журнала, эта сумма скорее всего уже была потрачена. Следствие установило, что

на теракт деньги были собраны за счет невозврата нескольких потребительских кредитов, продажи контрабандных кроссовок и перепродажи мелких партий наркотиков

При этом только кредитов набрали сумму во франках, эквивалентную 40 тысячам долларам США.

Также в указанном исследований сделан вывод, что практически в 40% заговоров с целью совершения терактов в Европе, имело место криминальное происхождение как минимум какой-то части денег. Согласно данным Федеральной полиции Германии, на конец 2015 г. из 669 граждан Германии, находившихся тогда за рубежом и принимавших участие в джихаде, одна треть состояла на уголовном учете.

Личные средства являются еще одним важным источником финансирования терроризма, а точнее финансирования проезда и проникновения на территории, контролируемые террористическими группировками. Такие расходы не превышают суммы порядка одной тысячи долларов США, т. е. стоимости авиабилета, например до Турции, билета на автобус до границы с Сирией и далее. Такие расходы и транзакции в орбиту контроля международной финансовой системы не попадают.

Финансовый контроль бессилен

Вывод? В отличие от Аль-Кайеды, которая приказывала своим последователям изготавливать самодельные взрывные устройства, т. е. быть технологичными, ДАИШ совершила идеологический прорыв, дав последователям понять, что для джихада бомбы, навыки спецназовца и много денег главной роли не играют. Убитый некоторое время тому назад Абу Мухаммад Аль-Аднани, представитель ДАИШ по связям со СМИ, в 2014 г. сказал так: «Если у тебя есть возможности убивать неверных американцев и европейцев, полагайся на Аллаха и убивай их теми способами, какими только можешь воспользоваться».

И началось. Весной 2016 г. 16-летний подросток атаковал пассажиров поезда с топором на территории Франции и Германии, далее двое человек проникли на территорию одной из католических церквей и обезглавили 85-летнего священника. Террористы действительно стали пользоваться всем, что могло быть использовано для лишения жизни. Две попытки въехать в толпы людей были еще в 2014 г. на празднование Рождества. В июле 2016 г. 86 человек раздавлены тяжелым грузовиком, за рулем которого был террорист в Ницце. Чуть позже в том же году в Берлине террорист на рулем задавил 12 человек. В марте 2017 г. террорист на легковом автомобиле въехал в толпу и напал с ножом на полицейского.

Вряд ли перечисленные теракты стоили больше 300 долларов – столько заплатил террорист за аренду большого грузовика в Ницце

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter