Глобализация наступает: даже из мировых языков могут выжить не все