Нур-Султан
Сейчас
-13
Завтра
-7
USD
379
0.00
EUR
418
0.00
RUB
6.13
0.00

Ближневосточный кризис — новый вызов для Казахстана?

1590

— Казахстан и Ближний Восток — это только экономические партнеры, политикой тут абсолютно не пахнет. Вот как раз-таки экономические факторы могут повлиять на Казахстан, но в положительную или отрицательную сторону — покажет время. А также позиция, которую мы займем в этой ситуации. Думаю, что МИД РК займет позицию нейтралитета, так как сотрудничество и с теми, и с другими у нас вполне равное. А в преддверии ЭКСПО уже тем более не стоит принимать какую-либо из сторон, — говорит он.

При этом Кураев полагает, что уже в ближайшие дни

мы можем увидеть резкий скачок цен на нефть на мировом рынке

Стоимость поднимется примерно на 10 долларов США, но ненадолго, считает он. Говорить о более долгосрочных прогнозах еще рано, потому что «пока еще не все крупные игроки озвучили свои позиции». В последующем показатели придут в норму сегодняшнего дня.

Однако в случае начала прямого военного конфликта, говорит политолог, цена на мировых рынках, наоборот, может обрушиться.

Дешевая нефть и три сценария развития Казахстана

— Сырьевой рынок и так страдает от переизбытка нефти, а при дестабилизации Саудовской Аравии, Катара или Объединенных Арабских эмиратов начнется торговля контрабандным черным золотом, что

приведет к полному обвалу цен на данный продукт

— считает он.

По мнению политолога, нынешний конфликт стал логичным завершением предыдущих нескольких лет. Отношения Катара и Саудовской Аравии ухудшаются с 2012 года.

— Произошло это в связи с появлением в сети информации о секретном телефонном разговоре премьер-министра Катара шейха Хамада бин Джасима бин Джабера ат-Тани, в котором говорилось о предстоящем свержении саудовского режима. Он также заявил, что Катар однажды присоединит регионы Аль-Катиф и Аш-Шаркийя, а Саудовская Аравия распадется.

После этого инцидента отношения Катара и Саудовской Аравии складывались не лучшим образом, о чем свидетельствует попытка неудачного военного переворота в Катаре в 2012 году, в котором подозревают клан, поддерживаемый саудитами.

Холодная война арабским летом

Ислам Кураев считает, что нынешнее обострение говорит не об этноконфессиональных противоречиях стран и даже не экономических. Это война за влияние в регионе.

— В Катаре есть люди, которые сидят на мешках с деньгами, а тратить по сути их некуда, вот и идут инвестиции во все проекты, в том числе и военные. Катар хоть и маленькое государство, но очень амбициозное, — говорит он. — Видно, как Эр-Рияд (столица Саудовской Аравии — прим.) хочет ликвидировать соперника, который постоянно лоббирует свои интересы.

Страны-конкуренты суннитского мира столкнулись лбами, что негативно отразится на обеих

Нефтяные экспортеры не смогли договориться в Катаре о заморозке добычи

По мнению политолога, точкой «соприкосновения интересов» можно назвать Йемен, в котором столкнулись интересы арабских лидеров.

— Следует проследить цепочку происходящий событий. Несколько критических инфовыбросов со стороны Аль-Джазиры по ситуации в Йемене в адрес Эр-Рияда, следом в ОАЭ и КСА блокируют это  агентство у себя, а через день мы узнаем из этого же источника, что хакеры взломали письма посла ОАЭ в США. Письма Юсифа аль-Отейба содержат информацию, что посол Эмиратов играл роль в антикатарской кампании, — перечисляет он, — подобное можно было предположить. Буквально за несколько дней до происходящего я писал о возможной войне между Катаром и Саудовской Аравией, что сейчас и происходит.

Тем не менее, Кураев считает, что прямых военных действий в регионе с участием регулярных армий можно не ожидать. Скорее всего, конфликт примет более сдержанную фазу.

— Это будет «скрытая война». Подрыв международного авторитета, террористические вспышки, обвинения друг друга. В общем,

следует ждать «арабское лето» с «холодной войной»

— говорит он, — тут победителей не будет. Настоящая же война в Катаре приведет к тому, что Саудовская Аравия окружит себя со всех сторон «бомбами замедленного действия», которые в худшем случае могут ее и разорвать.

По мнению политолога, в событиях примут активное участие как мировые гегемоны (США, РФ, Китай), так и региональные (Турция и Иран).

Пойдет ли Турция курсом Эрдогана?

— Есть большая вероятность, что Анкара и Тегеран поддержат как раз-таки Катар. Возможно, и не во всеуслышание — такие позиции озвучивают тихо и за закрытыми дверями. Есть пословица «враг моего врага — мой друг». Так и здесь: Турция будет искать свои интересы, Иран свои, в последующем данный фактор станет консолидирующим в этом вопросе.

Два взгляда на одного террориста

Политолог Санат Кушкумбаев согласен с мнением, что открытых боестолкновений можно не ожидать. Да и сам разрыв дипломатических отношений, по его мнению, не более, чем игра мускулами.

— Не думаю, что события перейдут в «горячую фазу» и вооруженное противостояние. Арабские страны часто устраивают такие демарши — это просто средство дипломатического давления, — говорит он. — Увы, но это характерная черта той политики — таким образом показать резкое неприятие той или иной позиции. Будет топ-новостью нескольких дней, но к эскалации не приведет.

Правда, кое-какие последствия, по-восточному тонкие, все-таки можно ожидать. Заключаться скорее всего они будут в «активизации патронируемых ими структур и группировок на Ближнем Востоке». В частности, в Йемене.

— На фоне сирийского кризиса война там как-то оказалась в тени. Как и многие другие региональные споры и конфликты. Но они никуда не делись, — говорит Санат Кушкумбаев. — К сожалению, все это естественная и логичная часть ближневосточной политики. Все страны арабского мира находятся в сложных отношениях, что обусловлено их разными подходами к тем или иным вопросам.

Среди «разных подходов» политолог упоминает отношение к тем или иным террористическим организациям. Точнее,

структуры, которые государства называют «террористическими», другие считают не более чем повстанцами

ИГИЛ создан для раскола ислама и усиления позиций западных стран — эксперты

— Все знают, что Катар финансирует ряд группировок, в том числе и в Сирии. Это, кстати, ключевой пункт обвинения в адрес Катара. Так что и борьба с терроризмом стала инструментом противодействия во взаимоотношениях стран региона, — говорит Кушкумбаев.

Война войной, а бизнес по расписанию

Политолог считает, что все стороны могут активизировать деятельность подконтрольных им группировок в Сирии. Что, кстати говоря,

может стать вызовом и для Казахстана

поскольку создаст некие трудности для работы «Астанинского процесса». Впрочем, даже если это и случится, такой вызов станет для нас единственным.

— Конечно, свои нюансы есть. Мы состоим в хороших дипломатических отношениях и с Саудовской Аравией, и с Катаром, и с другими странами региона. Но нас не будут ставить перед жестким выбором «или мы, или они». Это их семейные дела и Казахстана они не касаются. Может в самое ближайшее время вообще помирятся, — говорит Кушкумбаев.

На ценах на нефть, по мнению политолога, события тоже не отразятся. Как раз потому, что открытой войны не ожидается.

Глобальные и региональные сценарии последствий колебания цен на нефть и уран

— Каждая из стран заинтересована в экспорте нефти и получении прибыли. Да, есть дипломатический скандал, налицо политические противоречия. Но не закрывают же Персидский залив, не останавливают нефтедобычу. На формирование цен влияют более глубокие экономические факторы, — резюмирует политолог.

© «365 Info», 2014–2020 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter