Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-9
USD
379
0.00
EUR
418
0.00
RUB
6.13
0.00

Музыкальная антология Алма-Аты: История «Бумеранга» — первопроходцев джаза в Казахстане

1819

«Бумеранг» в 1975 году организо­вали братья Ибрагимовы — Тахир и Фархад. Вначале это было трио:

  • Тахир Ибрагимов — барабаны, пер­куссия,
  • Фархад Ибрагимов — контра­бас, бас-гитара,
  • Владимир Назаров — клавишные.
Тахир Ибрагимов

Тахир Ибрагимов

Музыканты, в разные годы работавшие в «Бумеранге»: Владимир Назаров, Байгали Серкебаев, Михаил Ермолов (США), Гоги Метакса (Греция), Фархад Мусабаев (Кана­да), Леонид Чижик (Германия), Сер­гей Алмазов (США), Василий Рабэ (Германия), Валерий Антипов, Валерий Баннов, Влади­мир Мусаилов, Виталий Николаев, Валерий Парфенов (Россия), Батырхан Шукенов, Пернибек Хасенов, Яков Хан и др.

https://www.youtube.com/watch?v=7qEDHOIpO3M&feature=youtu.be

Стремительный успех

Практически сразу их стали приглашать на фестивали, где выступления «Бумеранга» всегда проходили с неизменным успехом: Москва, Новосибирск, Архангельск, Абакан, Фергана…

О них писали все музыкальные из­дания СССР. «Бумеранг» участвовал практически на всех престиж­ных джазовых фестивалях, которые проводились на одной шестой части суши.

Лидер ансамбля Тахир Ибра­гимов неоднократно признавался лучшим барабанщиком Союза

При этом его когда-то выгнали из Байсеитовской музыкальной школы «за профнепригодность». Там он успел закончить три класса игры на кларнете, но забросив его, стал самозабвенно стучать на барабанах. А через много лет на джазовом фестивале в Фергане в 1977 году Тахир получил награду «Лучший барабанщик». И пошло поехало… Его брат Фархад Ибрагимов в 1979 году был признан одним из лучших бас-гитаристов страны Советов по опро­су рижской музыкальной газеты. Самым первым тогда назвали Тамаза Курашвили.

Алма-Ата битломанская. Часть третья: история появления памятника «Битлам» на Кок-Тобе

Подозрительные азиаты

«Бумеранг» — един­ственный коллектив из Казахстана, который выпустил три полноценных диска на фирме «Мелодия»:

  • «Буме­ранг»,
  • «Миражи»,
  • «Орнамент».

— При этом ни единой копейки мы не по­лучили, — рассказывал Фархад. — Это был по-настоящему беспрецедентный случай, так как к джазу было всегда подозрительное отношение. А тут азиаты выпускают сразу три пластинки!

Тахир Ибрагимов (Таха — так иногда звали его друзья и знакомые) был не только виртуозным барабанщиком. Он был еще и прекрасным учителем. Прак­тически все известные драммеры того времени в Алма-Ате были либо выпускниками его школы, либо пыта­лись копировать его манеру. Тахир вообще был одним из самых влия­тельных и уважаемых джазовых му­зыкантов на территории СНГ. Где бы я ни был на гастролях, всегда мог подойти к музыкантам и передать привет от Тахира. И все реагирова­ли адекватно. Однажды на сборном концерте в Минске после привета от Тахира добродушный Демешко — барабанщик «Песняров» — дал мне отыграть на своих фирмен­ных барабанах пару вещей, чтобы я не мучился со своим хламом. А ведь музыканты всегда ревностно отно­сятся к своим инструментам.

 

Тахир на сцене

Тахир на сцене

Расцвет и закат

Со временем на базе «Бумеранга» была создана группа «Арай». Но через некоторое время из-за разногласий с руковод­ством парни вновь пошли своим пу­тем. Тогда в состав ансамбля вли­лись музыканты из Москвы — пианист Л. Чижик и саксофонист А. Пищиков.

— Самым впечатляющим, — вспомина­ет Фархад, — был концерт в Москве в Театре эстрады на исходе восьми­десятых, когда «Бумеранг» открыл концерт, а потом на сцену вышли гранды мирового джаза — квинтет Баста Вильямса, квартет Бенни Голсона, квинтет Фредди Хаббарда и ансамбль Sun Ra. В 1993 году, ког­да «Бумеранг» играл в германском городе Касселе на джазовом фести­вале, к ним присоединился знамени­тый немецкий гитарист Ханс Тамен. Таким образом, ансамбль приобрел международный статус.

Казалось бы, дорога к мировому при­знанию открыта, но времена оказа­лись трудные — тогда не только джаз, вся настоящая музыка оказалась в загоне перестройки. Тахир и Фархад продолжали еще по инерции заниматься музыкой — например, был со­вместный этно-проект с группой «Рок­сонаки», но уже что-то сломалось в отлаженном механизме «Бумеран­га». И Фархад уезжает в Норвегию.

— Я вообще лет семь не брал в руки бас-гитару, а Тахир без музыки не мог, — вспоминает Фархад. — К тому же когда его друг, саксофонист Вита­лий Ким ушел из жизни, то он как-то сник.

Действительно, в последние годы жизни Тахир практически не играл, на­чались проблемы со здоровьем. Ста­ли уходить из жизни друзья, все это его подкосило. В 2006 году Тахира не стало.

— И все же у нас осталось 17 часов музыки, которую никто не слышал. Этого хватит на несколько альбомов, — говорит Фархад. — Тахира с нами нет, но музыка его жива!

Вместо эпилога

Если бы ваш покорный слуга начал писать мемуары под условным названием «Барабаны судьбы» про встречи ( иногда мимолетные) с большими музыкантами, мастерами игры на барабанах, то Тахир Ибрагимов занял бы там особое место. Следом за ним оказался бы Ришат Шафиев из туркменского ансамбля «Гунеш» (по-туркменски «солнышко») — именно Таха познакомил меня с ним. В этом списке все нехилые драммеры: Билли Кобхэм, которого считают основателем стиля фьюжн, Ян Пейс из Deep Purple, Ли Керслейк из Uriah Heep (эти группы и создали хард-рок), Грегг Биссонетт (ex-Стинг, Сатриани, Дефф Бек и др.), Дамиен Шмитт ( экс.Jean-Luc Ponty, Alain Caron), Александр Демешко из «Песняров» и некоторые другие). Именно Ришат своей игрой заставил мою душу вначале уйти в пятки, а потом воспарить к небесам, где посередине гигантской установкой на белоснежном облаке восседал сам бог барабанов, которого я увидел на мгновенье! Примерно такие чувства меня охватили, когда я услышал и увидел мощное и незабываемое выступление «Гунеша» у нас в Алма-Ате на сцене бывшего Дворца имени Ленина ( ныне Дворец Республики) в середине 70-х годов прошлого века. И даже среди этого яростного саунда, грува и драйва Ришат стоял особняком, поражая своей необычной игрой.

Чуваки играли в новейшем тогда для СССР стиле джаз-рок (пример — BILLY COBHAM, Blood, Sweat & Tears), который мы тогда слышали только на волнах западных радиостанций типа «Голос Америки», а также на магнитофонных записях или пластинках, очень редких и дорогих. Ришат поражал и своими инструментами — у него была барабанная установка LUDWIG — какой-то монстр с множеством подвесных барабанов, тарелок и прочих приспособлений. А когда после выступления местные музыканты высыпали на сцену, стали обследовать аппаратуру музыкантов и установку Ришата, то через какое-то время раздался его возмущенный возглас: « Что за лажа, чуваки! Уже слямзили (он произнес другое, непечатное слово) педаль!» Мне стало стыдно за наших, я готов был провалиться сквозь сцену прямо в подземелье к машинистам и техникам Дворца Ленина! Это же крысятничество, хуже нет проступка по отношению к гостям… Но потом

выяснилось, что педаль от большого барабана не своровали, а просто утащили за кулисы, чтобы сделать фото, а потом по снимкам сделать аналогичную копию!

В СССР такой подход был очень распространен. На этом делали бизнес — самопальные инструменты, джинсы, дубленки, обувь и т. д. А после конкурса все отправились к Тахиру Ибрагимову на «сейшн» (совместное музыкальное выступление, действо, когда музыканты собираются и играют без особых приготовлений и какого-то соглашения. Обычно происходит при встрече на гастролях нескольких музыкальных коллективов либо на каких-то фестивалях, в гостях и т. д.), плов и водку…

© «365 Info», 2014–2020 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter