18+
Нур-Султан
Сейчас
4
Завтра
6
USD
389.81
+0.22
EUR
430.27
+1.21
RUB
6.06
+0.01

Акишев оказался в центре боя «больших дядей» за большие деньги — Ашимбаев

31992

Председатель Нацбанка определенно на кого-то работает, но это явно не вкладчики ЕНПФ.

Фигура нового главы Национального банка Данияра Акишева с самого начала вызывала массу вопросов. Начиная с незначительного опыта работы в финансовой сфере и заканчивая необъяснимой закрытостью от общества в период серьезных инфоповодов. Являются ли слова президента «ничего не бойся», адресованные молодому председателю Нацбанка после сильнейшей волны критики, гарантией светлого будущего? Об этом и многом другом — в пятой серии статей о политических тяжеловесах страны рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

Данияр Ашимбаев

Данияр Ашимбаев

Чьи интересы обслуживает Нацбанк?

— Акишев — один из немногих работников Нацбанка, кто снизу достиг самого верха. Если мы посмотрим на биографии его предшественников,  увидим, что как правило, если кто-то из них и начинал работу в Нацбанке, то приходил туда, мягко говоря, со стороны. Те же Даулет Сембаев, Ураз Джандосов, Григорий Марченко, Анвар Сайденов, Кадыржан Дамитов — перед назначением работникам Нацбанка не являлись. Все пришли туда со стороны — из правительства, из банков второго уровня (в основном из «Народного»). Акишев, с одной стороны, — исключение из правил, а с другой — в Нацбанк он пришел все-таки с поста помощника президента.

Как самостоятельную фигуру его мало кто рассматривает, хотя Нацбанк и пытается традиционно выставить ореол независимости и профессионализма

Тем не менее, сложно не согласиться с мнениями экспертов, что Нацбанк обслуживает интересы крупнейших банков второго уровня. Касается это и девальвации, и зачистки мелких банков, которая сейчас идет. Ну и конечно, требований по резервам, и недавний указ президента о выделении триллиона из Нацфонда для стабилизации финансовой системы. На фоне ранее сказанного президентом о том, что банки не получат ни копейки из Нацфонда, этот шаг выглядит довольно специфично.

Насколько можно судить, сейчас речь идет о капитализации для выкупа у банков токсичных активов Фонда проблемных кредитов, который находится в ведении Нацбанка и перевод которого в правительство уже анонсирован. То есть деньги получат как бы не сами банки, но в итоге получится, что на деньги Нацфонда они продадут Нацбанку или правительству (если будет решен вопрос) большое количество просроченных и невозвратных кредитов, которые мало кому интересны.

Девальвации и радостные «истерики» бизнеса

— Транспарентности в Нацбанке не прибавилось. Надо отметить, что многократно критикуемый предшественник Акишева — Кайрат Келимбетов — как раз был одним из немногих его руководителей, в минимальной степени связанный с банковским лобби. За это, возможно, он и поплатился своим постом.

— А как же две девальвации и удивленные заявления Келимбетова о том, что он ничего не знал?         

— Это заявление Кайрата Нематовича вызывает определенное доверие. Поскольку девальвацию лоббировали другие игроки, не исключено, что даже его, главу Нацбанка, поставили перед фактом. Когда речь зашла о второй девальвации, мы видели, какой спектакль устроили предпринимательские организации, крупные корпорации и банки, говоря, что без нее страна рухнет. Было задействовано большое количество экспертов и журналистов.

Если первая девальвация была действительно неожиданной для многих (не для всех), то вторая кампания откровенно лоббировалась,

к ней готовились:

  • набирали тенговые кредиты
  • получали бюджетные депозиты
  • конвертировали в доллары и евро

и объясняли, почему нужно это «объективное решение», размышляли об «исторически сложившемся паритете курса тенге к рублю», возмущались покупками казахстанцев в России. Как мы знаем, в свое время Кайрат Келимбетов согласился на вторую девальвацию при условии, что о ней объявит премьер Масимов. Что и случилось, хотя во время своего второго премьерства Карим Кажимканович был менее публичным и старался каких-то заявлений вообще избегать.

Тем не менее, Келимбетов девальвацию провел, с должности был снят, на его место пришел «независимый профессионал» Акишев.

Что касается его «независимости», многие вещи — колебание валютного курса и работа с банками — во многом определяется все-таки не Нацбанком, а теми, кто стоит за ним сейчас. Мы видим, что ситуация с ЕНПФ, который периодически был в зоне жесточайшей критики, никак не изменилась и при Акишеве. Более того, практически все руководство ЕНПФ было арестовано. А учитывая, что решения о покупке ценных бумаг только что созданной компании на несколько миллиардов тенге принимает не только правление ЕНПФ, но и совет директоров, курируемый Нацбанком, то весьма сомнительно, что эта схема могла пройти мимо Нацбанка.

Данияр Акишев

Данияр Акишев

Нацбанк ведет очередную игру?

— Возможно, в Нацбанк и поставили заведомо слабую и малоизвестную фигуру с целью пожертвовать ей в случае чего. С другой стороны, понятно, что вопросов к руководству регулятора все больше и больше. О прежней транспарентности финансовой системы, даже о ее подобии, речи не идет. С сайта регулятора даже пропали данные об аффилированных лицах казахстанских АО. Нацбанк упорно опаздывает комментировать любой важный информационный повод.

Помним, как после случая с финансовыми проблемами «Казкома» Нацбанк выдержал драматическую паузу в пару дней, хотя мог сделать заявление сразу же. Так же, когда речь шла о проблемах с капиталом в некоторых банках, Нацбанк тоже не был в числе передовиков, кто опровергал или подтверждал эту новость. Хотя это его прерогатива.

То есть возникает ощущение, что в стране либо вообще нет Национального банка, либо он не знает, что творится в подведомственной ему епархии

— И тем не менее, у Данияра Акишева экономическое образование, опыт работы в самом Нацбанке есть. Какой он профессионал?

— Как экономиста Акишева оценивать сложно. При Марченко он больше выступал в качестве комментатора и пропагандиста политики своего шефа. Эта политика, кстати, несмотря на многие разговоры о том, что Марченко был фигурой независимой, вызывает определенные вопросы в том же контексте. Например, количество менеджмента, пришедшего в Нацбанк из БВУ, при Марченко было достаточно много. В первую очередь, это были люди из структур, связанных с банками первой «двойки/тройки». Хотя бы по этой причине о перспективах Акишева что-то говорить сложно. Все свидетельствует о том, что идет какая-то очередная игра.

Деньги Нацфонда продолжают течь в банки. И если раньше это делалось хотя бы через покупку акций того же «КазМунайГаза», то теперь — через покупку токсичных активов

Это говорит о том, что какое-либо принципиальное изменение позиции и наличие у председателя Нацбанка вообще каких-то принципов, хотя бы экономических, вызывает большие вопросы.

Гарантии президента и большие деньги

— На этом фоне обращение президента, чтобы Данияр Акишев никого не боялся, разве не выглядит как некая гарантия светлого будущего со стороны Астаны? Или в данной ситуации никакой защиты от «слива» быть не может?

— Во-первых, «сливом» назвать ситуацию, когда Нацбанк проводит политику в интересах финансовой олигархии, назвать сложно.

Сливом является то, что одна часть олигархии, давно сросшейся с политической, критикует другую

К тому же мы видим, что за последнее время несколько банков ушло в небытие, несколько вот-вот за ними последуют, начинается кампания по слиянию крупнейших банков — «Народного» и «Казкома», «Цесна» и «ЦентрКредита». На подходе разговоры еще об одном крупном слиянии.

Понятно, что мы периодически видим и сброс компромата, связанный менеджментом и акционерами тех или иных банков. Понятно, что Нацбанк, который не является самостоятельной структурой и его председатель не является самостоятельной фигурой, в данном случае является лишь мишенью для битья. В этой ситуации даже мнение экспертов, негативно оценивающих финансово-кредитную политику Нацбанка, фактически не играет никакой роли. Поскольку этого мальчика большие дяди бьют как фигуру, просто оказавшуюся между более крупными игроками.

Разумеется, Нацбанк дает президенту какую-то свою информацию. Тем более, нынешний завотделом экономической политики администрации президента — как раз выдвиженец самого Акишева. Понятно, что Нацбанк старается немного приукрасить ситуацию в своей сфере. Возможно, по каким-то отдельным показателям и имеется положительная динамика. Но

в условиях, когда значительная часть прибыли крупных корпораций была получена за счет позапрошлогодней девальвации, эти «успехи» весьма сомнительны

Коррупции в стране столько, что Кожамжарову спать некогда — Ашимбаев

Независимых председателей Нацбанка нет

— Кайрат Келимбетов — единственный глава Нацбанка, которого не приписывали ни к каким олигархическим группам.

— Это можно сказать не только о Нацбанке. Многие другие госучреждения — министерства и даже силовые структуры и акиматы, являются «пешками», дрожащими перед интересами одной или нескольких олигархических группировок. Если бы президент хотел иметь сильный Нацбанк, он был бы в Казахстане. Да, мы помним, что Келимбетов достаточно ершисто относился к попыткам банков влиять на его политику. За что и поплатился.

Объективно стране нужен сильный, профессиональный и независимый Нацбанк. А чисто субъективно, когда регулятор начинает себя так вести, это вызывает недовольство у всех

Если вы посмотрите на список акционеров банков второго уровня, увидите там немало высокопоставленных фигур и членов их семей. В этой связи наличие хоть каких-то принципов либо попытки самостоятельности у Нацбанка шло бы делу только на пользу.

Все выглядит так, что Нацбанк плетется в районе боев за большие деньги.

В случае с ЕНПФ речь идет вроде бы о наших деньгах, но таковыми их не считают уже ни банкиры, ни сам ЕНПФ

В таких условиях Акишев — фигура очень даже адекватная, хотя ситуация сама по себе ненормальная. Нужно понимать, что какими бы смазливыми и шикарными бойкоговорящими ни были председатели Нацбанка, большинство из них проводили политику в интересах тех или иных финансовых структур.

— А за кого Акишев-то? 

— Мы же не знаем конкретно, кто его ставил. С другой стороны, Акишев — ученик Марченко, который проводил политику в интересах ряда крупных БВУ. Если с Григорием Александровичем ситуация была понятной, то с Данияром Талгатовичем — пока не совсем. Но на кого-то Акишев все-таки работает. Ясно одно: эти «кто-то» — не вкладчики ЕНПФ.

Продолжение следует.