Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
11
USD
427
+0.13
EUR
497
+0.15
RUB
5.5
-0.03

Дома беженцев: выживание вместо жизни

2755

По заказу Международной организации по миграции фотожурналист Мьюс Мохаммед побывал в странах третьего мира и запечатлел, в каких условиях живут семьи мигрантов.

Атаи с шестью дочерьми живет в лагере для беженцев в городе Майдугури на северо-востоке Нигерии. Два года назад на их деревню напали террористы из «Боко харам», одной из самых зверских группировок «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация. — прим. ред.). Они убили мужа Атаи и забрали в рабство их старшую дочь. Теперь семья ютится, с позволения сказать, в доме из старых мешков.

Тот же лагерь в Майдугури. И та же история: нелюди из «Боко харам» разорили деревню и сломали жизнь многодетной семьи. Родители этих малышей погибли, о них заботится бабушка.

А это Южный Судан, база ООН в Малакале. В 2013 году Анжело был вынужден увезти семью из родного города, когда из-за многостороннего этнического конфликта по улицам потекли реки крови. Около двух лет они жили в палатке в относительном спокойствии, пока национальная рознь не вспыхнула с новой силой уже внутри базы. В результате треть лагеря пожрал огонь, сейчас Анжело спит под грузовиком.

Долгое время Сара с мужем и шестью детьми жила в Малакале. Однажды у них появилась возможность уехать в столицу Южного Судана — Джубу. Рейс для беженцев организовала местная нефтяная компания, но чтобы попасть на него, семье нужно было добраться до отдаленного города Палоич. Сара, потерявшая ногу в автомобильной аварии много лет назад, не осилила бы дальнюю дорогу. Она убедила родных не терять возможности зажить нормальной жизнью, а сама выживает в церковном приюте Малакала.

Питер родился и вырос в городе Абьей, который сейчас является спорной территорией на границе Северного и Южного Судана. В 2011 году здесь начались боевые действия, многие дома обратились в руины. Жителей эвакуировали в Агок, но через два года Питер вернулся назад и поселился в разрушенном снарядами здании неподалеку от того места, где пуля прервала жизнь его отца.

Семья Мустафы покинула Алеппо, как только с неба стали падать первые бомбы. С тех пор они живут без воды, электричества и отопления на окраине турецкого города Шанлыурфа в постройке, где раньше держали лошадей. В каждом стойле теснится одна семья.

В таких условиях живут сирийцы из Кобани, у которых есть хоть какие-то деньги. За аренду этой хибары в Шанлыурфе они платят 200 долларов в месяц.

Камбоджийка Румкун с дочерью и тремя внуками живет в лачуге, которую ее сын соорудил около недостроенной железной дороги. Несколько лет назад семья решила эмигрировать в Таиланд, где зарплаты в разы выше, однако пограничники пропустили только сына, а женщины застряли в приграничном Пойпете. Денег, которые он время от времени высылает, едва хватает. Власти планируют в скором времени закончить строительство железной дороги и снести весь самострой.

Тин и Наинг уже восемь лет плавают на лодке по Меконгу и другим рекам Мьянмы. В 2008 году мощнейший циклон разрушил их деревенский дом и хозяйство. Денег на восстановление нет, на жизнь супруги зарабатывают торговлей рыбой.

Big Picture

 

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter