Нур-Султан
Сейчас
9
Завтра
7
USD
424
+1.83
EUR
497
+0.08
RUB
5.57
+0.04

Пока Трамп отступает, Си Цзиньпин усиливает борьбу за влияние

1211

В момент, когда мировые державы борются со своими внутриполитическими проблемами, Си видит возможность для дальнейшего развития своего детища со странным названием. Для него это реальная возможность распространить влияние Пекина на отдаленные уголки планеты.

Проект «Один пояс — один путь» охватывает 65 стран, включая Китай. Он простирается через Юго-Восточную, Южную, Центральную и Западную Азию к Ближнему Востоку, Африке, Восточной и Центральной Европе.

Китайский проект "Один пояс - один путь"

Китайский проект «Один пояс — один путь»

Однако вряд ли однопартийное государство, имеющее глубокие экономические сложности, сможет связать вместе все эти страны. Ведь слишком многие, в том числе электорах развитых стран, видят в «Одном поясе — одном пути» китайский заговор, ставящий своей целью экспорт инфраструктуры и влияния Китая.

Вдобавок к этому уменьшающиеся валютные резервы Китая, снижение стоимости юаня и укрепление контроля центрального правительства над крупными зарубежными инвестициями вызвали вопросы о том, хватит ли Китаю финансирования для осуществления своих амбиций.

Значение Трампа для Китая

Проект «Один пояс — один путь» был запущен Си в 2013 году. Тогда это воспринималось как попытка развить контакты Китая с другими странами вдоль древнего сухопутного и морского Великого шелкового пути за счет торговых и инфраструктурных проектов, включая высокоскоростные железнодорожные пути и энергетические трубопроводы. Однако волна популистских антиглобалистских настроений, нашедшая выражение в поразительной победе Трампа на президентских выборах в США, поставила возможность легкого воплощения этого проекта под вопрос.

Предыдущие китайские зарубежные инфраструктурные проекты, прежде всего в Африке, вызвали отторжение в местных сообществах, а также обвинения в адрес Пекина в эксплуатации и несоблюдении интересов местных рабочих.

Даже несмотря на то, что растущее число ключевых союзников США, таких как Канада и Великобритания, присоединились к пекинскому Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (АБИИ), учрежденному в рамках «Одного пояса — одного пути», недоверие к попыткам Пекина расширить его геополитическое влияние растет.

Джеймс МакГрегор (James McGregor), председатель консалтинговой и PR-компании APCO Worldwide на территории Китая, сказал, что уровень сотрудничества между Пекином и вступающей во власть администрации Трампа станет ключевым фактором, определяющим успех проекта «Одного пояса — одного пути».

Один из политических советников Трампа, бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси (James Woolsey) охарактеризовал отношение администрации Обамы к АБИИ как «стратегическую ошибку».

— При помощи проекта «Один пояс — один путь» и разнообразных дипломатических инициатив Китай стремится управлять миротворческими и экономическими инициативами в регионе, — заявил МакГрегор. — Однако это весьма усложнится, если США и Китай не найдут общего языка и не смогут сотрудничать. Поэтому если Трамп пойдет на конфронтацию с Китаем в вопросах торговли и мер по обеспечению безопасности в Азии, то Китаю будет гораздо сложнее управлять своими инвестициями в Афганистане и любых других странах.

Дональд Трамп

Дональд Трамп

Обратная сторона обещаний Трампа

Однако профессор Ван Ивей (Wang Yiwei) из Института международных исследований университета Ренмин считает, что протекционизм Трампа, нашедший самое яркое свое выражение в обещании США выйти из торгового соглашения о транстихоокеанском партнерстве, откроет возможности для проекта «Одного пояса — одного пути». Таким образом Китай сможет «заполнить пробел на рынке»:

— Уже давно

страны всего мира следуют американским стандартам и американской модели развития. Но теперь даже сами США пострадали от своей собственной системы,

— заявил он. — США не вынесли урок из финансового кризиса, не смогли адаптироваться и реформировать свою промышленность, а теперь винят во всем глобализацию.

Ван считает, что с проектом «Одного пояса — одного пути» Китай становится более устойчивым в отношении рисков, связанных с приходом к власти Трампа и овладевающей Западом тенденцией антиглобализма.

— Проект задуман для того, чтобы противостоять риску, связанному с западным рынком, — говорит Ван.

Уменьшение потребительской способности Америки в начале финансового кризиса вызвало избыточное производство в Китае, говорит он, и проект «пояса и дороги» стал новым способом увеличения китайского экспорта.

Сколько потратил и потратит Китай?

Китай инвестировал в 2015 году около 14,8 млрд долларов в 49 стран из 69, расположенных вдоль Шелкового пути, это 12,6% всех внешних инвестиций страны. США и ЕС остаются самыми главными целями внешних инвестиций Китая — общий объем вложений составил 146 млрд долларов в первые десять месяцев 2016 года.

Остается только гадать, сохранят ли китайские компании свой прежний энтузиазм к вложению денег в зарубежные проекты. Сейчас Пекин запрещает зарубежные сделки на суммы, превышающие 10 млрд долларов, до сентября 2017 года и принимает жесткие меры в отношении зарубежных слияний, закупок и сделок, связанных с недвижимостью, превышающих 1 млрд долларов. Связано это с беспокойством, вызванным оттоком капитала.

Однако экономисты, ссылаясь на ненадежность американского доллара, неуверенность в политике Трампа и необходимость Китая продвигать свои экономические реформы, говорят, что ограничения будут скорее кратковременной вынужденной мерой, а не постоянным препятствием.

— Ограничение внешних инвестиций — это шаг назад, но он не изменит долгосрочные перспективы Китая в вопросе вложения капитала, — говорит Тим Кондон (Tim Condon), главный экономист по Азии в ING.

Профессор Жан Дзядон (Zhang Jiadong), специалист по проекту «Одного пояса — одного пути» в шанхайском университете Фудан, считает, что последствия контроля за иностранными инвестициями мало скажутся на этом проекте.

— Контроль Forex будет влиять лишь на скорость одобрения, но не скажется на инвестициях в инфраструктуру, которые как правило подразумевают долгую подготовку к исследованию их выполнимости и формальностям финансирования, — утверждает он.

Как преодолеть подозрения?

Самая большая сложность «Одного пояса — одного пути» — это преодоление подозрения таких стран как Индия и Япония относительно стратегических намерений Пекина.

Жан Дзянпин, эксперт по политике «Одного пояса — одного пути» в Комитете по национальному развитию и реформам в Центре исследований международной экономики, считает, что Китаю мешает недоверие:

— Выход Америки из Транстихоокеанского соглашения вовсе не обязательно означает закат ее экономического могущества, — сказал он. — Всеми главными мировыми финансовыми и инвестиционными стандартами и институтами руководят США и Европа. Любая попытка Китая переписать эти правила обречена на скептис со стороны Запада.

Наблюдатели считают, что главное беспокойство инвесторов связано с прибылью по инвестициям и надежностью. Поэтому именно развитые, а не развивающиеся страны стали основной целью проекта — из-за их опыта в сфере рынка, технологий и управления. Недостатки развивающихся стран понятны: нехватка опыта в области капитала, персонала и управления.

Пекин стремится построить десятки зон экономического сотрудничества. Однако для того, чтобы помочь китайским компаниям интегрироваться, требуется большее государственное участие в сфере политики и финансирования.

Лян Хаимин (Liang Haiming), главный экономист в Исследовательском институте China Silk Road iValley, говорит, что для Китая открываются новые возможности.

— Обесценивание юаня по отношению к доллару не затронет планы Китая по инвестициям в страны «Одного пояса — одного пути», — говорит он. — Китайская валюта на самом деле укрепляется по отношению к большинству валют Юго-восточной Азии. Движение капитала из развивающихся экономик в США даст хороший шанс китайскому капиталу для вхождения в эти страны».

Источник: SCMP

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter