Астана
Сейчас
-12
Завтра
-18
USD
375.9
+1.70
EUR
423.56
+3.22
RUB
5.55
+0.03

Переворот в Турции слишком похож на имитацию и выгоден Эрдогану — эксперт

Путч в Турции похож на спектакль, а не на реальную попытку захвата власти.

Хронология событий, происходивших в Турции с вечера 15 июля, попахивает топорно подготовленным путчем в качестве повода для дальнейших репрессий оппозиции турецкого лидера, считает востоковед Александр Князев.

Что ждет Турцию после попытки военного переворота, в результате которого тысячи судей и военных офицеров были задержаны и скорее всего будут преданы суду? Не связаны ли эти события с проектом новой Конституции по переходу страны к президентской форме власти? Экспертные точки зрения по этому поводу разделились.

Тихий путч

Александр Князев

Александр Князев

— Немного конспирологии, но к ней подталкивает огромное количество появляющихся фактов о произошедшем. Думаю, что имитация переворота могла быть спланирована как повод для происходящих теперь уже репрессий и ослабления армейского влияния с целью последующего образования «независимого» Курдистана, — говорит Князев. — Есть и другой вариант: субъективный фактор никто не отменял, а Эрдогану ничто этническое тоже, наверное, не чуждо. Вместо армии (или в дополнение к ее управляемой части) он может попытаться направить против курдов подконтрольные ему экстремистские и террористические группировки «ИГИЛовского» типа.

— Вы считаете, что реальный переворот в Турции был невозможен, поэтому Эрдоган для усиления своей власти придумал путч 15 июля?

— По мере появления каких-то деталей этого несостоявшегося переворота, а есть известная мудрость, что дьявол кроется в деталях, я все больше прихожу к выводу о том, что на самом деле это была скорее имитация переворота, а не реальный переворот с попыткой свержения Эрдогана. Готовность эрдогановской стороны стремительно произвести массу перемещений и изменений во власти уже на следующий день после неудавшегося переворота — это ли не странно? Мгновенная замена тысяч военных и судей не может быть спонтанной.

Настораживает также само поведение военных.

Во время организации путча они не использовали ни телевидение, ни интернет, что вообще-то в таких случаях является классическим и элементарным способом сплочения сторонников. Они вообще о себе никак не заявили.

А эрдогановские сторонники, напротив, воспользовались всеми средствами коммуникации очень активно, видны явные признаки мощной организации, предварительного планирования.

Недовольство политикой Эрдогана в военной среде всегда было. Армия всегда была гарантом и целостности Турции и ее не следования по радикальному религиозному пути. Армия всегда была главным инструментом и гарантом против курдского сепаратизма.

Эрдоган же является ставленником радикальной исламистской «Партии справедливости», идеология которой почти на 100% совпадает с идеологией известного движения «Братья мусульмане».

Конечная цель — построение теократического государства типа халифата. Этим и объясняется поддержка со стороны Эрдогана террористических движений в той же Сирии, их нахождение и подготовка на территории Турции.

Переворота ждали

— Действительно ли все происходило стихийно и неожиданно?

— В военной среде действительно готовился переворот. В августе в Турции предстояло большое совещание по военным вопросам на высочайшем уровне. И военных ждали перестановки, которых они, видимо, не желали. Но в ходе подготовки переворота, я так понимаю, высшее военное руководство армии вылетело из состава заговорщиков и заняло соглашательскую с Эрдоганом позицию. Следовательно,

восставшие оказались без четкого руководства, без конкретных лидеров, способных продемонстрировать некую политическую позицию, а не просто заявить о свержении Эрдогана

Конечно, в перевороте участвовали военные уровня полковников и даже генералитета, но у них не оказалось какого-то четкого централизованного управления и плана действий. И самое главное — никакой политической составляющей. Наоборот, предательский высший генералитет сумел вывести против участников путча какие-то другие воинские части, которые попросту его блокировали. Подготовка могла находиться под контролем разведслужбы, «Истихбарат» ее называют в Турции, и собственно, участники переворота начали действовать «по-честному»… Их использовали втемную.

Я посмотрел фото и видеоматериалы о так называемом «народе», который поддержал Эрдогана. Очевидно, что это как раз и есть мобилизованные главой Турции участники экстремистских и радикальных движений.

Куда смотрит светская Турция?

— То есть со стороны светского населения Эрдогана никто не поддерживает?

— Я думаю, что светски ориентированное городское население в городах Турции и армейские круги его не поддерживает. Его электорат — это сельское религиозное население, в том числе радикально настроенная прослойка молодежи и людей среднего возраста. Отсюда, кстати, и вербуются боевики всех радикальных группировок.

Для чего все это делалось? Чтобы создать повод для окончательной зачистки всего оппозиционного компонента, особенно в государственных структурах и в армии.

Теперь у Эрдогана развязаны руки и он начал репрессии. В общей сложности уже арестовано более 6 тысяч человек. В основном это военные, судейский корпус. Все идет к тому, чтобы сейчас Эрдоган осуществил свою мечту — сделать Турцию президентской республикой, где власть будет сосредоточена в одних руках

Уже готов проект Конституции. Однако есть в этом вопросе несколько «но». Есть вопрос, ответ на который появится в какое-то близкое время — как поведет себя оставшаяся армия, когда в отношении нее осуществляется мощнейший прессинг.

— А сколько там численность, если уже 6 тысяч человек арестованы? Оставшихся достаточно, чтобы оказывать сопротивление Эрдогану?

— Армия в Турции мощная, одна из крупнейших в мире. Но в данном случае важна не оставшаяся численность, а опасность ее раскола и возникновения уже военного конфликта внутри Турции. Второй тренд, вероятность которого очень высока — будет ли деморализованная армия тем же успешным инструментом в борьбе против курдских движений? Третий очень опасный тренд: Эрдоган ведь тоже понимает, что в армии сейчас происходят непростые процессы, поэтому надеяться на нее сейчас явно не приходится.

В таком случае единственными, кто может противостоять курдскому движению, станут военизированные группировки религиозно радикального толка

Как бы ни случилось, сейчас на территории Турции будет происходить нечто хаотическое.

Усиление гражданской войны

— То есть эта гражданская война, которая и так идет на территории Турции, еще усилится?

— Конечно, она усилится и усложнится. Что это означает для всех нас? Особых подвижек в потеплении отношений, в частности, с Россией, при таком сценарии развития событий быть не может. Вообще,

Турция относится к тем государствам, где внутриэлитные войны и конфликты практически никак не влияют на стратегические принципы внешней политики

Какие-то обвинения Эрдоганом и его сторонниками в адрес США по организации путча — это просто игра символами, знаки американцам, что надо налаживать слегка испорченные в последнее время отношения. В последнее время в Анкаре были очень сильно недовольны многими действиями США в двусторонних отношениях, но не более того. Это не означает, что Эрдоган вдруг возьмет курс на евразийский проект в сторону России, Китая и так далее. Даже если он вдруг о чем-то подобном скажет. Политики не говорят то, что думают, они говорят то, что нужно в данный момент и потом можно забыть. Поворота не произойдет. В этом смысле вся турецкая элита едина. Конечно же, Турция не выйдет из НАТО, об этом можно только шутить.

Выход из НАТО — блеф?

— А речь как раз об этом активно идет в СМИ…

— Это полная ерунда. Основные стратегические принципы внешней политики в любом случае останутся, вне зависимости от того, кто находится у власти. Поэтому в отношении Казахстана я не думаю, что что-то сильно изменится. То экономическое сотрудничество, которое есть, продолжится. Есть огромное количество турецкого малого и среднего бизнеса, работающего в Казахстане. И я не вижу никаких предпосылок к сокращению или росту этих бизнес-прослоек.

За счет дестабилизации в самой Турции может возникнуть какая-то группа бизнес-беженцев, которые попытаются выехать. Но поедут они не обязательно в Казахстан. А вдруг курс будет взят на Европу?

Единственное, на что в связи с последними событиями в Турции Казахстану стоит обратить внимание — если продолжится курс Турции на усиление религиозного компонента в государственной идеологии, то как поведут себя турецкие образовательные, религиозные и культурные структуры в Казахстане? С точки зрения того, что она может становиться в большей степени религиозной и содержать в себе экстремистские начала. Но это только гипотеза.

Кто отомстит Эрдогану?

— Повторные попытки переворота возможны в ближайшее время или все опасные для Эрдогана оппозиционеры задержаны?

— Репрессивные меры никогда не бывают продолжительными и эффективными. На какую-то кратскосрочную перспективу Эрдоган сделал все и пока может быть удовлетворен. Но это не означает, что недовольство не будет расти. Все-таки антиэрдогановский компонент в обществе в Турции достаточно силен. Пройдет какое-то время, противоречие будет накапливаться.

В конце концов, чувство мести у людей еще никто не отменял. И на фоне разговоров о возвращении в Турции смертной казни и применении ее к участникам путча, настроения родных и близких будут усугубляться.

Разве есть гарантия того, что это не вызовет желание мести? А когда созреют другие условия — социально-экономические и так далее, то эти люди будут готовы мобилизоваться против тех, кто репрессировал их близких.

— Кто их поведет?

— Сложно предполагать. Сейчас кивают в сторону Фетхуллаха Гюлена, находящегося в США.

Не стоит забывать, что Гюлен — такой же американский проект, как и Эрдоган.

Но Эрдоган — американский проект для Турции, а Гюлен — для распространения соответствующей идеологии под турецкой эгидой за пределами Турции. Потому что сеть созданных Гюленом структур решает задачи с более дальним прицелом. Это воспитание будущих элит в десятках, если не в сотнях стран. Они затем будут находиться под влиянием тюркской в основе, но на самом деле прозападной идеологии, посредством которой можно будет потом влиять на политику этих стран. А лидеры появятся, мы их пока не знаем, лидеров формируют условия, всему свое время.