Нур-Султан
Сейчас
0
Завтра
-13
USD
418
0.00
EUR
506
0.00
RUB
5.59
0.00

Что скрывается в доме сатаниста?

3983

Журнал VICE решил копнуть глубже и узнал, что похоронный дом — это исторический Дом Уиллса в Кливленде. Здание было построено на рубеже XIX и XX веков немецким общественным клубом и выкуплено в 1942 году Дж. Уолтером Уиллсом, легендарным чернокожим бизнесменом, который основал городскую ячейку Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения в Кливленде и помогал основать первый афроамериканский бизнес в городе.

В 1907 году Уиллс основал компанию J. W. Wills & Sons Co., которая стала самой крупной афроамериканской компанией в сфере ритуальных услуг во всем штате. Он превратил особняк с 34 комнатами в свой второй похоронный дом. Это было место встреч, проживания и организационная штаб-квартира для движения за гражданские права цветного населения. Многие комнаты дома были оформлены в стиле великих цивилизаций мира, от античной Греции до Древнего Египта. Роскошные деревянные интерьеры и украшения в стиле ар-деко делали этот похоронный дом похожим на место обитания Великого Гэтсби.

3_710x472

Фотография главного зала в Доме Уиллса, каким он был в прошлом.

Уиллс умер в 1971 году. Его дом был похоронным бюро, пока наследники бизнесмена не продали его в 2005 году. Тогда пришли вандалы в поисках цветных металлов и ценных вещей и разрушили его красоту, оставив здание в заброшенном виде. В 2010 году местный сатанист Эрик Фриман купил Дом Уиллса через компанию по проверке прав собственности за смешные 13 тысяч долларов.

Фриман — самый известный в Кливленде сатанист, который прославился на всю страну, делая произведения искусства и одежду для таких музыкантов, как Мэрилин Мэнсон, Керри Кинг из группы Slayer и Эл Йоргенсен из Ministry. Кроме того, он владеет одной из крупнейших частных коллекций артефактов, принадлежавших основателю Церкви Сатаны Антону ЛаВею.

4_710x472

Старые транспаранты времен борьбы за гражданские права.

Фриман использует Дом Уиллса как место собраний сатанистов, туристический аттракцион для охотников за призраками, а также как галерею для своей коллекции гротескного и скандального искусства (некоторые фотографии можно посмотреть в первоисточнике, если вам точно есть 18 и вы уверены, что ваши религиозные чувства не будут оскорблены. — прим. ред.). Недавно Фриман переехал в жилое крыло дома, чтобы продолжить ремонт и защитить здание от вандалов и сборщиков металлолома. Он надеется, что ему удастся снова придать этому дому жизнь, чтобы он объединял местное сообщество, как того хотел Дж. Уолтер Уиллс, а не просто был складом для его странных скульптур.

5_710x472

Эрик Фриман в жилом крыле.

За пару дней до начала съезда республиканцев журнал VICE отправился в Кливленд, чтобы взять интервью у Эрика Фримана. Хозяин дома в конце концов решил отказаться от идеи сдать его в аренду на время съезда, несмотря на большой интерес, но показал комнаты особняка, в том числе и жилые. Он также поделился своим мнением по поводу Дональда Трампа, съезда и современной политики сатанизма.

— Зачем вы выставили дом на Airbnb на время съезда Республиканской партии?

— На самом деле это была идея моей девушки. Она это устроила. Я хотел посмотреть, какая медийная реакция будет на это со стороны американской общественности. И действительно было много внимания прессы. У меня здесь останавливались люди в рамках туров с призраками и для полуночных исследований. Но если бы я был хитрее, я бы точно оставил предложение на сайте и заработал денег.

— Что заставило отказаться от этой затеи?

— Дом просто не готов. С моей точки зрения, он не в лучшей форме. Здесь нет проточной воды. Когда я наконец-то сдам его в аренду, я хочу, чтобы все было как положено.

Главный зал в Доме Уиллса сейчас.

— Кто-то необычный обращался к вам с желанием снять дом на время национального съезда Республиканской партии?

— Эл Йоргенсен из Ministry и Перри Фаррелл из Jane’s Addiction. Также было много случайных людей со всей страны, которые просто хотели остановиться в заброшенном похоронном доме.

6_710x472

Главный зал в Доме Уиллса сейчас.

— Как насчет людей из политики?

— Со мной связывалась Коммунистическая партия, которая хотела провести здесь демонстрацию и разместить людей. Но я решил не делать этого. Что касается Кливленда, люди в этом городе больше всего интересуются домом из-за призраков. Но мне больше интересен исторический аспект и реставрация.

Трехглазый козел.

Трехглазый козел.

— Каково это — быть белым парнем, который владеет очень важным объектом истории цветного населения Кливленда и использует его для сатанистской деятельности? Местные на вас не злятся? Что вы делаете для того, чтобы сохранить черную историю этого места или объединить вокруг него сообщество?

— Я планирую начать программу работы с населением для бездомных, нуждающихся и для молодежи, в рамках которой мы будем разбирать и реконструировать некоторые дома в этом районе. Что касается отклика общественности, он очень позитивный. Каждый раз, когда работаю над домом, люди останавливаются, чтобы поздороваться. Самое большое препятствие — городская администрация. Они постоянно дергают меня с деньгами, но им бы лучше беспокоиться об истории этого места. Это здание стоит здесь с XIX века и должно стоять еще долго после того, как меня не станет. Вы никогда и нигде больше не найдете такого здания. И тот факт, что они собирались сделать из него парковку, просто отвратителен. Я должен был успеть купить его и теперь хочу сделать все возможное, чтобы спасти.

Несколько экспонатов из коллекции Эрика Фримана.

Несколько экспонатов из коллекции Эрика Фримана.

— Что из себя представляет сообщество сатанистов в Кливленде?

— В моей группе «Новая церковь Сатаны» состоит много членов из Кливленда. Это интересное сообщество людей, которые стремятся к какой-то гуманитарной помощи населению, но не хотят работать с церквями. Они также верят в эволюционные улучшения, когда делаешь все, что нужно, чтобы получить от жизни максимум, и все что нужно, чтобы совершенствоваться как живое существо каждый день.

— Как местное сообщество сатанистов относится к национальному съезду Республиканской партии?

— У нас многие поддерживают Трампа, но лично я считаю, что все это афера. Я думаю, они уже решили между собой, кто будет президентом. Это лишь публичная демонстрация, чтобы заставить людей поверить, что они имеют какое-то влияние, но на самом деле это просто телевизионное реалити-шоу на весь мир.

1_710x472

Граффити, оставленное вандалами.

— Что вы думаете о национальном съезде Республиканской партии?

— Я думаю, это нелепо. Я думаю, в Кливленд идет большой приток денег, но потрачено много средств на то, чтобы здесь было как в Диснейленде. Я боюсь, что все это рухнет. Сейчас все выглядит замечательно для города, он пользуется большим вниманием со стороны прессы. Но посмотрим, насколько хорошо все окажется в итоге. Я не думаю, что это принесет какую-либо выгоду в долгосрочной перспективе.

— Что вы думаете о недавно начавшейся политической активности сатанистов?

— Атеисты годами пытались повлиять на политику. Но то ли из-за названия, то ли из-за того, что люди не обращали внимания на них, им это не удалось. Но когда вводишь слово «Сатана», люди начинают обращать внимание.

2_710x472

Дом Уиллса, вид с улицы.

— ЛаВей одобрил бы политическую деятельность, которой занимаются люди под вывеской сатанизма?

— Нет. Ему бы совсем это не понравилось. Он был очень закрытым человеком. Но мы выросли в разное время. Я вырос, изучая ЛаВея, политику, панк-рок и все аспекты того, чтобы занимать позицию борца и делать правильные вещи. Сатанизм именно про это. Вспомните, ведь Люцифер боролся с Богом за справедливость, даже понимая, что проиграет.

Ксеноморф в человеческий рост, созданный Фриманом.

Ксеноморф в человеческий рост, созданный Фриманом.

— Если бы ЛаВею не понравилась сегодняшняя политическая деятельность в сатанизме, что именно представляет эта деятельность?

— Это эволюция. Во-первых, ЛаВей вообще не хотел последователей. Он хотел, чтобы знание использовалось наилучшим образом. Сатанизм во многом зависит от людей и того, что они решат с ним делать.

У входа в Дом Уиллса.

У входа в Дом Уиллса.

— Вы бы охарактеризовали современных сатанистов как левых или как правых? Как они вписываются в политический спектр в доступном для большинства людей смысле?

— Умные не верят ни в то, ни в другое. Другие — сочетание обоих лагерей, невероятно консервативные и либеральные. Для нас нет партии, которая удовлетворяет обе потребности. Пока на выборах не будет четыре или пять партий, я не поверю ни в одно из политических направлений.

Кот Эрика Фримана по кличке Китлер, у которого черное пятнышко под носом, напоминающее усы Гитлера.

Кот Эрика Фримана по кличке Китлер, у которого черное пятнышко под носом, напоминающее усы Гитлера.

— Есть ли какой-то сатанистский взгляд на насущные политические вопросы?

— Сатанисты против глупости, вот и все. У нас нет времени на легкомысленные вещи, если речь не о развлечении или о чем-то смешном. Но это не жесткие установки, каждый использует сатанизм по-своему. В мире сатанизма есть разные пути, но основные черты — это борьба с глупостью и сила воли.

BigPicture

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter