18+
Нур-Султан
Сейчас
30
Завтра
13
USD
386.7
0.00
EUR
427.15
0.00
RUB
6.06
0.00

Головоломки от Умут Шаяхметовой: пусть сильнее грянет буря или все же стабильность лучше?

15702

Для руководителя ведущего банка страны выход на медийную авансцену в день, когда на ней солирует глава государства, а вечером проводит дебютный брифинг новый председатель Нацбанка, равносилен информационному самоубийству.

Примерно в такой ситуации оказалась председатель «Народного банка Казахстана» Умут Шаяхметова, рискнувшая в минувший четверг, 19 ноября, отважным буревестником воспарить над новостными лентами и полосами верстающихся газет со своим смелым криком о жажде бури. Увы, как и следовало ожидать, в итоге она оказалась где-то на третьем информационном плане, оттесненная Нурсултаном Назарбаевым и Данияром Акишевым. А посему «силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе» в ее заявлениях услышали разве что деловые СМИ и финансовые обозреватели.

По давней традиции г-жа Шаяхметова вновь взяла на себя смелость сформулировать программу действий для нового главного банкира страны, хотя это уже сделал вкратце президент Казахстана, которому по закону подотчетен и подконтролен председатель Нацбанка. Напомним, что в обращении к сенату парламента с просьбой дать согласие на назначение г-на Акишева глава государства ясно обозначил первоочередные задачи, которые стоят сейчас перед центральным банком страны – восстановить доверие к нему и национальной валюте, решить проблемы дефицита тенговой ликвидности и снижения объема кредитования экономики. А на недавней встрече с председателем Нацбанка президент напомнил ему о необходимости продолжить работу по дедолларизации экономики, объяснить населению, что ничего экстраординарного с обменным курсом тенге не происходит и следить за уровнем инфляции.

По версии руководителя «Народного банка Казахстана», г-н Акишев должен взять курс на большую либерализацию финансового рынка, поскольку сейчас идет вторая волна приватизации. Главный аргумент г-жи Шахяметовой — подконтрольные Нацбанку Казахстанская фондовая биржа (KASE), ЕНПФ, АО «Государственное кредитное бюро» и другие «дочки» не приносят дохода. Но на самом деле KASE увеличила свою чистую прибыль в прошлом году на 65%, до рекордных 583,5 млн. тенге. У ЕНПФ, который, кстати, не приходится «дочкой» Нацбанку, ибо принадлежит правительству, нераспределенный доход по итогам прошлого года составил внушительные 13 млрд. 757,5 млн. тенге. Ну, а АО «Государственное кредитное бюро» и вовсе приступило к операционной деятельности только в октябре текущего года!

Удивительно и то, что предлагая столь радикальные перемены на финансовом рынке одновременно глава «Народного» каким-то чудным образом надеется на стабильное его регулирование и законодательство хотя бы в предстоящие 2-3 года при понятной средне- и долгосрочной политике регулятора. Еще интереснее, что она пожелала Нацбанку стать более транспарентным в управлении средствами ЕНПФ. Но как выяснилось недавно из публикации бывшего пресс-секретаря «Народного банка Казахстана», известного аналитика Расула Рысмамбетова, ее банк на начало октября занимал второе место по заимствованию пенсионных накоплений ЕНПФ с 303,6 млрд. тенге, немного уступая лидирующему Казкоммерцбанку (312 млрд. тенге).

Что касается транспарентности, то когда Нацбанк в сентябре опубликовал список игроков на валютном биржевом рынке с указанием объемов их торговли, в котором лидировал «Народный банк Казахстана», то последний даже выступил со специальным пресс-релизом по этому поводу. Тогда «Народный» потребовал от Нацбанка быть последовательным в раскрытии данных и опубликовать их, начиная с 17 августа текущего года, то есть с кануна девальвации тенге, включая помимо общих объемов еще и нетто-объемы покупок и продаж в разрезе участников рынка. В итоге столь прогрессивное начинание регулятора сошло на нет.

Ну, а сравнение г-жой Шаяхметовой доходности по пенсионным накоплениям ЕНПФ с аналогичным показателем дочерней компании «Народного» — «Halyk Finance», являющейся по сути инвестиционным банком, и вовсе развеселило финансовых обозревателей. Ведь инвестиционная стратегия ЕНПФ консервативна и погоня за высокой доходностью, то есть за рисками, не является здесь целью, так как на первом плане стоит сохранность пенсионных накоплений. Так работают пенсионные фонды во всем мире, тогда как инвестиционный банкинг по определению ищет где «глубже», принимая при этом более высокие риски. Отсюда и свыше 30% по доходности у «Halyk Finance» против 9,08% по пенсионным активам ЕНПФ.

Кстати, поскольку г-жа Шаяхметова выражает недовольство доходностью по ее пенсионным накоплениям как вкладчица ЕНПФ, то можно напомнить ей о гораздо более низких показателях дочернего пенсионного фонда «Народного банка Казахстана». Так, на 1 января 2014 года значение средневзвешенного коэффициента номинального дохода у этого фонда по умеренному инвестиционному портфелю составляло за последние 12 месяцев лишь 1,27% годовых, а по консервативному – 4,42%. Поэтому сейчас как вкладчица она, безусловно, выигрывает по сравнению с доходностью, которую показывал дочерний НПФ ее банка. Кроме того, когда банкирша выражает недовольство нынешней доходностью по пенсионным накоплениям, сравнивая ее с инфляцией, она делает ошибку в своих рассуждениях. Доходность в 9,08% по пенсионным активам «ЕНПФ», управляет которыми Нацбанк, сформировалась за период с 1 января по 30 сентября текущего года, то есть за 9 месяцев. А инфляция в 9,4%, к которой апеллирует г-жа Шаяхметова, является годовой, то есть за 12 месяцев, путем сравнения октября текущего года с тем же месяцем год назад.