Нур-Султан
Сейчас
20
Завтра
16
USD
421
-2.14
EUR
499
-0.30
RUB
5.6
-0.04

Родные погибшего у клуба «Чукотка» возмущены кампанией в защиту Кузнецова

2316

Так же юрист считает, что как следствие так и главное судебное разбирательство не ответили на целый ряд вопросов, которые могут в корне изменить положение всех участников этого конфликта.

— Из видеозаписи видно, что Кузнецов не уходил от конфликта, — продолжает Лариса Романова. — Напротив, он был его активным участником. Выходя из клуба,  Кузнецов имел четкое намерение продолжить выяснение отношений с Мураткалиевым. Даже после того, как Кузнецов обезвредил Мураткалиева, он не прекратил активные действия, а продолжил конфликтную ситуацию. Я считаю, что понятие «необходимая оборона» не может применяться в отношении лица, являющегося активным участником обоюдной драки.

В заключении Лариса Романова напомнила всем пользователям социальных сетей о том, что прежде чем комментировать те или иные конфликтные ситуации, необходимо детально разобраться в произошедшем, чтобы не вводить в заблуждение других пользователей.

— Пользователей Интернета я призываю разумно и взвешенно давать оценку как этому уголовному делу, так и другим конфликтным ситуациям, осознавая большую роль Интернета как средства коммуникации в общественной жизни, — добавила адвокат.

Дословный текст речи адвоката

— Я – адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов Романова Лариса Мироновна. Я являюсь представителем потерпевшего Мураткалиева по уголовному делу Кузнецова, осужденного приговором Медеуского районного суда г. Алматы 29 июня 2015 года по статье 104 часть 1 УК, то есть неосторожное причинение смерти потерпевшему. Судом установлено, что Кузнецов в ходе конфликта, одной стороной которого являлся он сам, а второй стороной являлись потерпевший Мураткалиев и свидетель Фролов, нанес несколько ударов Мураткалиеву в область лица, отчего последний упал, ударившись затылочной областью об асфальт, и скончался на месте преступления.

В настоящее время в социальных сетях широко обсуждается данный приговор. Сторонники Кузнецова считают данный приговор неправосудным, так как утверждают, что Кузнецов защищался от нападения Мураткалиева и Фролова. Словом, действовал в состоянии необходимой обороны. При этом категорические высказывания и мнения пользователи делают, исходя из мнения только одной стороны – Кузнецова. Между тем,

чтобы сложить свое мнение о конфликте, нужно выслушать мнение каждой из сторон конфликта

Сначала давайте выслушаем мнение Кузнецова, которое он изложил в ходе проверки на месте преступления.

Кузнецов

— Вот на этом месте он схватил меня за отворот куртки. Не куртки, а футболки. Я в футболке был. Схватил за футболку и хотел пырнуть ножом. У него бы это получилось, я схватил нож. Вот у меня здесь рана на пальце.

— Покажите палец.

— Вот.

— Подождите, подождите.

— Правой рукой я поймал нож. Левой рукой схватил его, оттолкнул на расстоянии вытянутой руки и правой рукой начал наносить удары.

— Покажите — как. Нож упал?

— Нет. Нож был у него в руке. Я вот так вот заблокировал нож. Потом схватил его, оттолкнул и начал наносить удары. Я ударил его раза 3-4.

— Кулак покажите.

— Я его ладонью тоже бил. Я не очень умею наносить удары. В определенный момент он упал. Упал плашмя и головой ударился. Вот. Это было примерно здесь. В тот момент, когда он упал и головой ударился, подбежал второй – Женя — и стал пытаться со мной драться. Я нанес ему несколько ударов. Я не помню, как я с ним дрался. Я помню, в конце я схватил его за шею, сделал подножку, повалил его на землю и сказал: «Все, лежи не дергайся». И он лежал.

Потом посмотрел на первого парня азиатской национальности, увидел, что много крови, лежит не двигается. Я провел у него перед лицом – дыхание очень слабое – и побежал ко входу (примерно к этому ограждению) кричать, чтобы люди вызвали «скорую». И потом я вспомнил, что здесь нож лежит. Парень, когда упал, нож у него в правой руке был, и нож у него рядом с ногой лежит. Смотрю, Женя через него перелезает, пытается взять нож. Я со всего разбегу подбежал, ударил Женю, он сел на задницу. Я забрал нож и положил себе в карман. Чтобы он не мог им повторно воспользоваться и чтобы меня в спину не прирезали. После, когда он сидел обезвреженный, и стали собираться люди.

В потасовке у меня выпал телефон, и я не мог позвать «скорую». Но я позвал людей, чтобы они вызвали «скорую». Они оставили мне свой номер, чтобы быть свидетелями, что я действительно попросил их вызвать «скорую». Также эти люди видели, что я оказывал ему первую помощь. Я увидел, что у него пузырится кровь и положил его на бок, чтобы он не захлебнулся в собственной крови. Пытался делать прямой массаж груди. Что-то вроде искусственного дыхания пытался ему сделать – руками сжимая и разжимая легкие, чтобы он отхаркивал кровь.

— Хочу обратить ваше внимание на показания Кузнецова, в которых имеется нестыковка. Кузнецов утверждает, что он перехватил правой рукой руку Мураткалиева, в которой находился нож. А затем этой же рукой нанес Мураткалиеву три удара в область лица, от которых он упал и в результате скончался. Представляется маловероятным, что Кузнецов в случае блокирования руки Мураткалиева, в которой находился нож, отпустил бы ее. Так как в противном случае он получил бы удар ножом. Остальные показания Кузнецова также сомнительны и нуждаются в дополнительной проверке. Более того, показания Кузнецова опроверг свидетель Фролов, который явился очевидцем преступления. Давайте посмотрим показания очевидца Фролова в ходе предварительного следствия.

Фролов

— Я начал их разнимать и держать: всё, не надо, короче. Начал оттягивать Сырыма: нам это не надо, пойдем отсюда. Саша продолжал орать, материться и агрессивно действовать. Сказал типа – я твою маму… Что-то обидное про маму. После этого я попытался ударить его рукой. Меня схватил его друг и оттащил назад. После этого я то ли сам упал, то ли он меня поборол. Я оказался на земле, посередине, где елка. И когда поднял глаза, увидел вдалеке – метрах в 20-30, Сырыма, лежащего на спине, и рядом стоял Саша. Я встал, побежал туда к Сырыму. По пути Саша пытался меня ударить. Я точно не помню, получилось у него или нет. Но я попытался увернуться и тоже оказался на земле. Получил несколько ударов в грудь и в голову. Я закрывался, но удары проходили. После этого Саша куда-то ушел. Я залез на Сырыма, бил по щекам, пытался привести его в себя. Потом стали приходить люди, воду кто-то принес. Потом предложили на бок его перевернуть, чтобы он язык не проглотил. Потом Саша еще раз подходил, пытался нанести мне удары. Но я оборонялся, пытаясь обороняться ногами.

Адвокат

— Показания Фролова согласуются с заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой у Фролова имеются множество телесных повреждений в виде кровоизлияний, ссадин и ран. У Кузнецова же телесных повреждений значительно меньше. Утверждение стороны Кузнецова о том, что Кузнецов всячески избегал конфликта, противоречит материалам дела и обстоятельствам, установленным судом. В ходе предварительного следствия была произведена выемка видеозаписи с камеры видеонаблюдения клуба «Чукотка», которая приобщена к материалам дела в качестве вещественного доказательства.

Из этой видеозаписи видно, как участники конфликта выходят из бара. При этом Кузнецов разминает руки перед началом драки, производя характерные движения. Давайте рассмотрим эту видеозапись. (Видеозапись, на которой все выходят из здания). Из видеозаписи видно, что Кузнецов не уходил от конфликта, а был его активным участником. Выходя из клуба, у Кузнецова было четкое намерение продолжить выяснение отношений с Мураткалиевым. Даже после того, как Кузнецов обезвредил Мураткалиева, он не прекратил свои активные действия. Продолжил конфликтную ситуацию. Я считаю, что понятие необходимой обороны не может применяться в отношении лица, являющегося активным участником обоюдной драки, произошедшей около бара «Чукотка».

Следует также сравнить физические данные Кузнецова и Мураткалиева. Кузнецов значительно выше, сильнее и крепче Мураткалиева. Кузнецов серьезно занимался толканием ядра. Поэтому действия Кузнецова не носили оборонительного характера. Он не защищался, он нападал. Реальной угрозы для жизни Кузнецова не было. Анализ материалов дела показал, что следствие по делу проведено поверхностно. В качестве вещественного доказательства к материалам дела приобщен нож, которым по показаниям Кузнецова, Мураткалиев пытался нанести удар. В соответствии с заключением специалиста, данный нож является туристическим складным ножом импортного производства и к холодному оружию не относится. Данный нож был изъят не возле трупа потерпевшего на месте преступления, а был выдан Кузнецовым сотрудникам полиции. То есть, находился у самого Кузнецова. Более того, вызывает недоумение, что по данному делу не была произведена экспертиза на предмет определения отпечатков пальцев как осужденного Кузнецова, так и потерпевшего Мураткалиева.

Кроме того, судом установлено, что Мураткалиев от полученных от Кузнецова ударов упал и ударился головой о бордюр. Между тем данные обстоятельства противоречат собранным доказательствам, поскольку следов крови на бордюре нет и видно, что Мураткалиев упал на определенном расстоянии от данного бордюра. Из заключения судебно-медицинской экспертизы, а также фотографий, приобщенных к этому заключению, следует, что у потерпевшего Мураткалиева на лице имелось не 3-4 раны, как утверждал Кузнецов, а большее количество. (Показывают фото). Из них несколько ран с ровными краями и являются вертикально расположенными в области лба и области переносицы. Форма и вертикальное расположение данных ран может предполагать с большой вероятностью, что эти ранения Мураткалиеву были причинены не рукой, сжатой в кулак, а специальным предметом. Однако, ни в ходе следствия, ни в ходе суда данные вопросы – чем были причинены данные раны линейной формы, не были исследованы. Им не была дана надлежащая оценка.

Данные обстоятельства свидетельствуют, что по данному делу имела место неполнота следствия, предварительного следствия, которая не была восполнена в ходе главного судебного разбирательства. Сторона потерпевшего не намеревалась делать какие-либо заявления или выступать в прессе. Однако, в соцсетях нагнетается обстановка тем, чтобы вызвать у населения мнение в невиновности Кузнецова в совершении преступления, выставить его в роли жертвы полицейского и судебного произвола. Тем самым оказать давление на суд.

Первоначально после вынесения приговора сторона потерпевшего не намеревалась обжаловать приговор, хотя и была с ним несогласна. Сторона потерпевшего полагала, что Мураткалиева Сырыма уже не вернешь, а срок, назначенный Кузнецову, поможет ему сделать надлежащие выводы и осознать случившееся. Однако, в социальных сетях продолжается информационное давление сторонников Кузнецова. В связи с этим мы собираемся обжаловать приговор Медеуского районного суда г. Алматы в апелляционном порядке.

Считаю, что все вопросы, связанные с рассмотрением этого дела, должны рассматриваться в порядке рассмотрения законом. А пользователей интернета я призываю объективно и взвешенно давать оценку как этому уголовному делу, так и другим ситуациям, осознавая большую роль Интернета как средства коммуникации в общественной жизни. Это уже не первый случай, когда люди, слепо веря непроверенным фактам, запущенным недобросовестными пользователями интернета, становятся просто обманутыми.

Спасибо за внимание!

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter