Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
386
-1.72
EUR
428
-1.09
RUB
6.04
-0.01

Денис Тен: когда-то в Японии меня узнавали чаще, чем в Казахстане

2219

— Возвращаюсь в 2013 год. Это был экспериментальный проект со звездами эстрады. Тогда у нас не было идеи. Мы не знали, насколько популярно фигурное катание. Какая реакция будет на Ледовое шоу. На удивление — был полный зал. На следующий год были уже иностранные туристы. Шоу стало популярным. В этом году суетиться не пришлось, потому что меня в течение года постоянно просили о шоу.

— То есть у вас аншлаги?

— В первую неделю 70 % билетов было продано. У нас такой менталитет. Мы любим приходить на мероприятие день в день. Я сам такой. Как в кино – пришел, купил билет. Поэтому в первый год многие не попали. В 2013 году мы делали одно шоу в Алматы, одно в Астане. В Алматы  желающих было очень много. И люди не попали. Зал на 3300 человек. В 2014 году мы сделали два представления в Алматы. В этом году тоже два представления.

Тен и Бендзь

— Денис, вы очень молодой человек. Вам всего 23 года.

— 22.

— Вы осознаете, что именно благодаря вам, в Казахстане возрождается интерес к фигурному катанию?

— Я бы не сказал, что благодаря мне. Но согласен, что имею к этому отношение. Это связано с тем, что в Казахстане строятся ледовые арены, появляется интерес к катанию на коньках. Я не могу приехать на Медеу, потому что там много людей. Я видел круглогодичные катки в Астане. Когда-то таких условий не было и не было фигурного катания. А сейчас я приношу успехи стране. У нас есть все медали со всевозможных турниров. Есть мировая история. Ледовое шоу дает возможность окунуться в эту атмосферу. Но приписывать все мне – это слишком амбициозно.

— В одном интервью вы посетовали, что вас лучше знают за границей, чем здесь.

— Так было до поры до времени. Я бы не сказал, что я такая известная личность. Но

в Японии меня чаще узнавали, чем здесь. Хотя сейчас все кардинально изменилось.

Даже в соцсетях аудитория у меня была иностранная. Я всегда писал на английском. После Олимпийских игр все поменялось. Я чувствую поддержку наших людей. Моя идея изначально была в рекламировании нашей страны. Поэтому чем больше я говорю о Казахстане, тем больше людей узнают о нашей стране за рубежом. Внимание есть – мне приятно. Но медиа-личностью я себя не считаю.

— Автографы просят? Спокойно ходите по улицам?

— Я особо не выхожу просто так. Если выхожу – стараюсь в кепке, в очках.

— А где вы постоянно живете? Где ваш дом?

— Мой дом – Казахстан. Здесь мои родные, друзья. В этом году было очень много перелетов. Потому что соревнования были в разных странах. Не было возможности осесть. Вообще, я 5 лет живу в Лос-Анджелесе. Это Калифорния. Приехал туда исключительно из-за наставников. У меня прекрасный тренер Фред Кэрол. Мой хореограф из Канады Лори Николь. Второй хореограф, который выступает в шоу, Стефан Набье из Швейцарии. Физиотерапевт из Италии. У меня такая международная команда, поэтому я вынужден постоянно перемещаться.

— У меня вопрос, который прозвучит жестко. Сколько стоит быть Денисом Теном? Я имею в виду тренировки, тренеров, перелеты, экипировку.

— Это гораздо больше, чем валюта. Это стоит целую жизнь. Быть спортсменом и добиваться результатов – значит отдать этому всю свою жизнь. У каждого спортсмена свой путь. Но мне огромную поддержку оказали мои родители. Без них я бы не состоялся ни как личность, ни как спортсмен. Они всю свою жизнь вложили в мою жизнь. У меня еще есть брат. Это командная работа. Я всегда говорю, что мы не в легкой ситуации, потому что мы не можем жить, как обычная семья. Получается, вся семья работает на меня. И мне даже неловко. У меня классный брат.

— Чем занимается брат?

— Он далек от спорта. Никогда его не понимал. И у нас даже есть шутка: одному — мозги, другому – спорт. Я начинал на открытых катках.

Недавно Шэ-Линн летела на самолете и спрашивает: «Денис, это правда, что ты катался в торговых центрах?» То есть многие даже не верят. Для них это дико.

Я говорю, что на меня смотрели люди из фаст-фудов и бутиков. И добиться успехов тогда казалось нереально. Но моя мама – фанат своего дела. Она видела во мне потенциал. Она видела, что мне это приносит удовольствие. Мы не занимались фигурным катанием для какого-то результата. Потом мы поехали на соревнование в Сибирь. Лучших спортсменов из всей Сибири собирали на чемпионат. И я выиграл этот турнир. А я тренировался в торговом центре. Это был шок для всех. Парень из Казахстана…

У меня коньки были совсем советские. Мы подкладывали бутылки, чтобы я мог делать какие-то прыжки

Тренер подошел и сказал: «Я вижу в вашем сыне потенциал. Вы могли бы привезти сына в Россию? Я мог бы помочь вам с организацией». И мы задумались. Я переехал в Россию.

— В Москву.

— Я занимался там 7 лет под руководством Елены Водорезовой и Татьяны Анатольевны Тарасовой. Татьяна Анатольевна только приехала из Америки. Пришла на каток ЦСКА, посмотрела всю команду и сказала: «Я беру его, его и его». И первым был я. Представляете!

— Это огромная удача.

— Потом я провел прекрасные и полезные 7 лет в России. Сегодня я тренируюсь в Лос-Анджелесе. Карьера была извилистой. Но без поддержки родителей это было бы невозможно.

— Тарасова не обиделась, что вы ушли?

— Нет. Более того, она зарегистрировалась в Facebook и пишет мне. Она — уникальный человек. У меня к ней безмерное уважение.

— Мне кажется, фигуристы для нее как дети.

— Она со всей душой относится и к спортсменам, и к работе. Очень творческая личность. И я поэтому отличаюсь креативностью. Для меня было большей честью с ней работать. Она меня многому научила. Она сильная личность.

— Денис, организация шоу мирового уровня, подготовка к соревнованиям – это сложный процесс: и технологически, и организационно. Вы сказали, вам помогает семья. Это только родные близкие люди? Или есть еще штат помощников, секретарей? Как это все происходит?

— Многие думают: «Вот, там занимаются — это же Денис Тен!» Такого нет. Я очень простой. Это моя семья помогает. Если говорить о команде, я уже называл специалистов. Они по всему миру. Команду мы создали сами, а  не так, что у нас есть мозговой центр, который все контролирует. Даже свой тренировочный процесс я контролирую сам. У меня есть тренер, но он больше как куратор. Потому что мою специфику лучше меня никто не может знать. Он мне дает идеи, я выдаю свои и мы находим компромисс, чтобы выйти на нужную волну. В этом году я начал сотрудничать с корейской компанией, которая занимается моим менеджментом. Компания берет на себя все задачи, которые вне спорта. Это непривычно, потому что мы привыкли все делать самостоятельно. И это огромный опыт. Моя мама – музыкант, закончила консерваторию, играла в филармонии. Папа – инженер. Тогда и курсов не было какого-то маркетинга. Но мы чутко чувствуем эту сферу, аудиторию для организации таких проектов, как ледовое шоу.

— Сам себе режиссер.

— Это командная работа. Эти люди создают атмосферу вокруг меня для взаимодействия.

— А как складываются взаимоотношения с профессиональным президентским клубом «Астана»? Он же вас финансирует?

— Да. Для меня огромная честь быть в составе клуба. Клуб является моим генеральным спонсором, позволяет вести мои тренировки в таком масштабе. Мне также помогает и Kaspi bank, и акимат Алматы, и министерство спорта. Меня поддерживает государство и аудитория. И исходя из этой поддержки, выезжая за рубеж, я формирую представление о Казахстане. Они видят, что человек тренируется у Фрэнка Кэролла и Лори Николь в Лос-Анджелесе, это уже имеет большое значение. Меня часто спрашивают: «Кто это — Лори Николь?» Я говорю: «Это как сумка Louis Vuitton». То есть ты знаешь, что это качественно, всемирно известно, это такой стиль. У нас с ней необычные отношения. Мы работаем уже 5 лет. Мы очень близки. Это не то, как она работает с другими спортсменами. Это командная работа. Мы всегда на связи. И идеи можно воплотить только, когда работают две головы. А еще поддержка нашей аудитории. Потому что

раньше ездили азиатские фанаты с флагами Казахстана, но они — не казахстанцы.

А сейчас на чемпионате в Шанхае были наши студенты – «Алга Казахстан!», «Давай, Денис!» В Китае все соцсети заблокированы. А сюда приезжаю, смотрю Instagram – столько поддержки.

— Это помогает?

— Это бонус. Знаю — то, что я делаю, не проходит бесследно.

— Не могу не спросить про историю с лондонским чемпионатом мира, который был в Канаде. Я видела ваше выступление. Я не фанат фигурного катания, но я это видела. Все понимали, что вас откровенно засудили. Как жить с тем, что фигурное катание – это субъективное судейство? Как бы там не пытались свести к объективности, судьи все равно ставят баллы субъективно. Это же сложно понимать, что ты первый, но тебе поставили такие баллы, потому что ты из никому не известной страны, и ты один. Нет школы. Как с этим справляться?

— Субъективизм присутствует везде, в любом виде спорта. У нас нет шайб, голов, минут – очевидных вещей. У нас 2 минуты 50 секунд, 4 минуты 40 секунд. Если оба спортсмена идеальные, то как судить? Конкуренция всегда присутствует. Если брать Лондон, то это моя первая медаль на чемпионате мира. Я не знал, дадут ли мне когда-нибудь медаль на чемпионате мира вообще. И когда я сохранил вторую позицию, и более того, выиграл произвольную программу, это для меня было шоком. У меня 2 медали чемпионатов мира, олимпийская медаль, титул чемпиона 4 континентов. Но на каждом старте я испытывал разные эмоции. Если брать 2013 год, то это была просто эйфория.

Я не мог поверить, что мне дали выиграть

Поэтому никаких обид не было. Я понимал, что это достойно. Это мой первый титул. Впереди длинный путь. Главное – олимпиада. На олимпиаде мне удалось привезти медаль.

— Вы входите в заявочный комитет нашей Олимпиады 2022 года. У этой идеи много противников: «все разворуют…». Что скажете? Зачем нам Олимпиада?

— Олимпийские игры – событие, которое приковывает внимание всего мира на долгое время. Никакие чемпионаты нельзя сравнить с олимпийскими играми. Я — дважды олимпиец. Если Ванкувер – известное место Канады, то Сочи никто не знал до Олимпийских игр. А сейчас этот город у всех на слуху. Я всю свою жизнь посвящаю популяризации Казахстана. Даже через ледовое шоу я прославляю Казахстан. У нас тематика Казахстана. Я хочу, чтобы все узнали казахскую культуру. Шоу называется «Салем». Как Шэ-Линн сказала, что и представить не могла, что Казахстан такой. Вроде слушаешь, но когда увидишь своими глазами… У всех искаженное мнение по фильмам и по окончанию «стан».

Но мы намного выше многих государств. И мы – молодое государство. Поэтому если этот исторический турнир, которому более 3000 лет, пройдет в Казахстане, то это будет глобальной победой.

Не только для нашей страны, для мира. Олимпийские игры объединяют все страны. Олимпиады смотрит 4 млрд человек. Забыв о работе, приезжают. В условиях современного урбанизированного мира с политическими играми и нестабильностью, это магия, которая притягивает. Я хочу, чтобы игры прошли у нас. Это даст возможность молодежи прочувствовать их, потому что их невозможно описать. И еще даст мощную мотивацию для завоевания медалей, если не на этой Олимпиаде, то на последующих этапах.

— Понятно, что это гордость за страну. А что это даст простому человеку?

— Знаете, я не могу описать чувства от Олимпиады. Это нужно пережить. Это то же самое, что описать чувство счастья. Его можно описать? Это нереально. Так же как чувство любви. Олимпиада – праздник, в который вы окунаетесь с головой. Если вы спортсмен, то испытываете какой-то стресс, потому что соревнуетесь. А если просто зритель, то окунаетесь в этот праздник. Это даст толчок развитию всей страны. У нас есть задачи — Казахстан-2050. Амбициозные задачи — войти в топ 30 развитых стран. Олимпийские игры – ключевой фактор для достижения целей. Опять же популяризация страны. Олимпийские игры привлекут внимание к Казахстану, привлекут инвесторов. Мировая общественность увидит потенциал нашей страны. Многие говорят, что у нас мало спортсменов-зимников. Олимпиада даст толчок к развитию зимних видов спорта. Если взять Олимпиаду в Пекине 2008 года, то у них были спортсмены, но не так много.

 

Видеоверсию смотрите здесь.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter