Нур-Султан
Сейчас
0
Завтра
-11
USD
418
0.00
EUR
506
0.00
RUB
5.59
0.00

Казахстан на пороховой бочке: стране нужно утилизировать боеприпасы, которых хватит на 2 года войны

3779

Речь идет о 17 тысячах условных вагонов боеприпасов, скопившихся в нашей стране еще с 1940-х годов. Эти данные руководство АО «Казахвзрывпром» озвучило в ходе суда по делу о взрыве на заводе в Отаре Жамбылской области 27 августа 2013 года, который унес жизни 4 человек. В декабре 2014-го виновными в трагедии были признаны 6 человек — все работники АО «Казахвзрывпром». Статьи Уголовного кодекса были разными, но общий их смысл заключался в том, что осужденные тогда недосмотрели, не проинструктировали, проявили халатность…

Между тем в своем заявлении судье председатель правления АО «Казахвзрывпром» Арман Рамазанов привел страшную статистику: как производственная деятельность промышленная утилизация боеприпасов возникла в странах, производящих и хранящих боевой арсенал, всего лет 10 назад.

«Это не повсеместная, годами наработанная деятельность, с четко отлаженной методикой, гарантированным процессом безопасности, и этим делом «Казахвзрывпром» практически занимается только с 2011 года», — говорится в письме Рамазанова.

Сроки годности и хранения внушительного арсенала, подлежащего утилизации в ближайшие 30 лет, давно истекли. Снаряды обезвреживаются вручную, за зарплату в 70 тысяч тенге рабочие «Казахвзрывпрома» каждый день разбирают боеприпасы разного калибра на составные части.

Безопасность и жадность

«Сама природа веществ, с которыми имели дело подсудимые (теперь уже осужденные. — Ред.), —

заведомо опасные вещества, которые могут воспламениться как сами по себе, так и от малейших манипуляций с ними,

о чем свидетельствует официальная статистика как Казахстана, так и сопредельных государств», — отвечает на этот вопрос глава «Казахвзрывпрома» Арман Рамазанов.

Арман Рамазанов, фото с сайта time.kz

Арман Рамазанов, фото с сайта time.kz

Малейших манипуляций, заметьте. А на заводах по разбору боеприпасов

рабочие разбирают снаряды, долбя по ним со всей силы металлическими крюками, а

рядом лежат килограммов двадцать пороха из уже разобранного оружия, неподалеку — ящики со снарядами, которые только предстоит разобрать. Это видел своими глазами адвокат одного из осужденных по делу о взрыве в Отаре Рауф Тойматов.

— Есть вариант безопасной для людей утилизации непригодных боеприпасов — подрыв, но наши хотят иметь возможность дальнейшего использования пороха, который внутри, цветных и драгоценных металлов, поэтому все делается вручную. Нигде в мире я не слышал, чтобы снаряды разбирались роботами, такого оборудования просто нет в природе, — говорит правозащитник.

Ба-бац, открываешь снаряд!

Арман Рамазанов, кстати, отозвался о своих подчиненных, как погибших, так и осужденных, как о людях, проявивших гражданское мужество, избавляя страну от устаревших снарядов. Они и впрямь были и остаются пионерами в своей бывшей деятельности.

Пенсионер, кандидат технических наук Александр Боев, которому довелось работать начальником отдела взрывчатых веществ АО «Казахвзрывпром», утверждает, что с течением времени и изменением состава взрывоопасное вещество внутри снаряда может самовозгораться, а технология вытаскивания крышек, которые находятся внутри гильзы, может привести при ударе к воспламенению.

— К сожалению, этих снарядов и боеприпасов столько накуплено в Казахстане… И надо утилизировать где-то не менее 100 лет, чтобы зачистить землю Казахстана, — с такой информацией выступал Александр Боев на суде. — Принято очень много артиллерийских снарядов, и они находятся не в идеальных условиях, они хранятся на открытых площадках, где температура от -40 до +40 градусов. Когда гильзы и снаряды такой длительный срок хранятся, невозможно заглянуть туда и сказать, что там внутри.

По словам адвоката Рауфа Тойматова, изучившего за время следствия и суда ситуацию с просроченными боеприпасами,

разбором снарядов занимаются люди без соответствующей квалификации, они проходят только инструктаж. Самоучки, грубо говоря.

Рауф Тойматов, фото с сайта alsemi.kz

Рауф Тойматов. Фото с сайта alsemi.kz

— Единственный нормативный документ, который хоть как-то регламентирует утилизацию боеприпасов, это так называемый «приказ четырех министров», подписанный в октябре 2009 года МЧС, МВД, Минобороны и Мининдустрии и технологий, — говорит адвокат. — За нарушение этого документа судили людей за взрыв в Отаре, а между тем этот приказ не прошел государственную регистрацию в Минюсте и, значит, недействителен. Все, других документов нет. Также отсутствуют какие-либо стандарты на осуществление этой деятельности. То есть

каждый день в Казахстане более 200 человек, занимающихся утилизацией снарядов, подвергают свои жизни угрозе.

И при этом ни одно государственное ведомство не уполномочено контролировать этот процесс. Минобороны в данном случае выступает лишь как заказчик.

По имеющейся информации, только с 2011 по 2013 год в Казахстане по заказу Минобороны было утилизировано свыше 650 тысяч артиллерийских снарядов.

Пунктов по стране, где хранятся устаревшие боеприпасы, несколько. И везде склады завалены огромными ящиками с боевыми снарядами. Рвануть, как говорят специалисты по взрывоопасным веществам, может и просто оттого, что внутри идут химические процессы. Еще вероятнее трагедия, когда разбором опасного оружия занимаются люди с 9 классами среднего образования, никогда не имевшие опыта работы с артиллерийскими снарядами. Другие на эти работы не идут — не хотят быть пушечным мясом.

А условные вагоны, доверху набитые снарядами, так и держат условный путь из Алматы в Талдыкорган…

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter