Нур-Султан
Сейчас
-3
Завтра
-2
USD
431
+0.76
EUR
506
-1.73
RUB
5.51
-0.10

У 50 женщин был диагностирован рак — всего за 3 дня скрининга посетителей Kazakhstan Fashion Week

13536

— До этого даже не догадывались?

— Не догадывалась. Не было никаких симптомов. Я человек, следящий за своим здоровьем. За 7 месяцев до этого я проходила полное обследование с анализами – все было прекрасно. Мой профессор сказал, что при моем диагнозе опухоль развивается очень быстро. В этом коварство этой болезни. Я не могла остаться сразу на операцию. Доктор отпустил меня на 2 недели. За 2 недели опухоль выросла с 1,6 см до 5,8 см.

— Ничего себе…

— Я призываю всех женщин  следить за своим здоровьем. Проходить скрининги, обследование. Сейчас рак так помолодел. Со мной в Корее лежала 13-летняя девочка с этим диагнозом.

— Сегодня рак не выбирает богатый ты или бедный, молодой или старый. Когда ты узнала о своем диагнозе, жизнь перевернулась?

— Перевернулась – мягко сказано. Говорят, жизнь пролетела за одну секунду перед глазами. Со мной именно это и было. И жизнь остановилась на моей младшей дочери. Ей 16 лет. И я поняла, что она не может остаться одна.

— Это было главной мотивацией для борьбы. А семье сразу сказала?

— Сразу сказала младшему брату и старшей дочери. Остальным — нет. По сей день об этом не знает моя мама. Думаю, не узнает. Зачем ей это знать? Просьба – не говорить моей маме. Статистика сегодня страшная. В Казахстане каждая 5-я женщина больна раком груди. Вы представляете?

— Многие из них об этом даже не догадываются.

Байжанова и Исабекова

— В Европе каждая 8-я женщина больна раком груди. Рак прямо наступает на богатых и бедных, молодых и старых, известных и неизвестных. Нужно следить за своим здоровьем. Спасибо республиканскому институту онкологии и нашему городскому онкологическому диспансеру.

Твоя уникальность в том, что ты не скрываешь свою болезнь. Многие либо скрывают, либо выпадают из жизни. А ты рассказывала всем в своем окружении, призывала проходить обследование. Почему ты не боялась? 

— Я  абсолютно здоровый человек. Все в порядке с иммунной системой. Никогда ничего не болит. Я считаю своим долгом говорить об этой проблеме. У меня две дочки и внучка. Я  человек достаточно известный в Казахстане. Меня видят где-то в журналах, на телевидении. Раньше казалось: болеет кто-то где-то, а я вот здесь, ничего не будет…. Не надо этого, идите все обследуйтесь! Мы в рамках Недели моды в Казахстане провели «Мода и Sanofi против рака груди». Сделали специальные загородки для женщин, где были врачи-онкологи, которые консультировали женщин и осматривали. За 3 дня проекта — а в день его посещали 1500 женщин — 150 женщин отправили на дальнейшее обследование.

— Были подозрения?

— Конечно. Больше чем у 50 человек диагноз подтвердился.

— А почему у нас люди не торопятся к врачу?

— Во-первых, люди не знают, где проходить обследование. Я сама после операции, перебирая шкафчики у входа, нашла три бумажки, на которых написано — приглашаем вас на бесплатный скрининг обследования груди.  Тогда я положила эти бумажки и забыла про них. Сейчас такое время – нам некогда общаться, некогда следить за своим здоровьем.

— А может, проблема в недоверии нашему здравоохранению?

— Я так не думаю. Скорее, люди боятся. Но чему быть, того не миновать. Всех своих подруг я просто погнала к врачам. Каждый день: «Ты сходила? — Нет. Ты сходила? — Нет. Почему? — Нет времени.» Но потом будет поздно! Конечно, не всегда приятно об этом говорить. Потому что сразу брови домиком, сочувственные взгляды. Не надо меня жалеть. У меня все хорошо. Я всегда с высоко поднятой головой. Мне мой японский профессор в каждом письме писал: «Не забывайте улыбаться. Доверяйте своим врачам.»

— А можно во время лечения оставаться социально активным? Как удается лечиться, улыбаться, быть активным?

— Если бы я не улыбалась и не была активной, я бы уже умерла.

— Обычно считают, что с таким диагнозом лежат в больнице или дома.

— Я лежала в больнице каждые две недели после химии, мне было очень плохо. Просто об этом никто не знал. Вот об этом я молчу. Я выходила из больницы, зная, что у меня есть неделя до следующей химиотерапии, и мне нужно сделать накопившиеся за 2 недели дела.

— А лечение ты проходишь в Казахстане?

— Да.

Твой первый контакт был с иностранными специалистами. Сложилось мнение, что там лучше? Многие ведь предпочитают уезжать в Корею или Израиль. Людям кажется, там лучше показатели.

— Могу сказать, онкология у нас очень сильная. А главное – лечится бесплатно. За границей, наверное, лучше. Но не всем по карману. Я поехала в Корею случайно. Раньше я о Корее ничего не знала. Там нет очередей. Все четко расписано.

— А у нас очереди?

— Я не знаю, потому что я не болела, не ходила по поликлиникам. Я сталкивалась с врачами по здоровью мамы. Мне кажется, по квотам тоже работают быстро и четко. Может быть, в поликлиниках не все врачи от Бога. Но врачам, с которыми мне пришлось столкнуться, я очень благодарна. Химиотерапию я проходила здесь. За границей она стоит баснословных денег. Корея – не самая дорогая страна. Там моя химиотерапия стоила $15 000. А когда тебе нужно 8 таких процедур, а потом еще нужна таргетная химиотерапия, а она по $10000 — это очень дорого. Оставайтесь в Казахстане и лечитесь по квоте.

— У меня есть цитата Каната Нургазиева, директора НИИ онкологии и радиологии: «В Казахстане на 98 % доступны все новые методы лечения, практикующиеся в мире. Человеку реально бесплатно получить любой вид лечения. Казахстан – единственная страна, которая обеспечивает полностью бесплатное лечение от онкологии без принципа сооплаты».

— Абсолютно подтверждаю эти слова. Я столкнулась и с институтом онкологии и радиологии, непосредственно с его директором. Сурия Есентаева – замдиректора, химиотерапевт, вела все мои химии. Спасибо главврачу городского онкологического диспансера Диляре Радиковне Кайдаровой. Она – Врач с большой буквы.

— Ира, как ты поднимаешь себе настроение?

— Оно у меня практически никогда не ухудшается.

— О чем ты думаешь, когда находишься в одиночестве?

— В одиночестве я думаю о многом. Например, о том, куда катится этот мир и мы вместе с ним? Сейчас сложная экономическая ситуация в России и Казахстане. Война на Украине. А если плохо мне, то пойду куплю что-нибудь от гриппа – шарфик, туфли или сумочку. Хорошо помогает. Следите за своим здоровьем. На скрининг груди у вас уйдет ровно 10 минут.

— Всего 10 минут. Причем бесплатно.

— Вы идете в свою поликлинику на анализ, а женщины дополнительно проходят маммографию.

— Как часто это нужно делать?

— Раз в год.

— Давай отойдем от грустной темы. Ты – человек из мира моды. Оцени, как одеваются наши люди,  в частности политики? Можешь кого-то отметить?

— Коварный вопрос. Не буду никого отмечать.

— А хвалить?

— Тоже не буду.

После твоих слов многим придется задуматься, как им лучше выглядеть?

— Некоторые политики наверняка следят за модой.

— Главное же — костюм. Если не мода, то хотя бы стиль.

— У нас с этим грустно. Можно добавить яркости. Не хочу называть мужские имена, потому что не знаю, как это на них повлияет.

— А Гани Касымов?

— Он — просто джентльмен. А у политиков, думаю, другие проблемы, нежели мода. К сожалению. Если бы правительство поддерживало такие проекты, как Kazakhstan Fashion Week, то у каждого был бы свой стилист.

— Нурсултан Назарбаев как-то признался, что пользуется услугами стилиста. А если бы не было?

— У президента великолепный вкус. Говорю это без всякой лести. Он всегда одет с иголочки – хоть на официальном приеме, хоть на отдыхе. И если при этом он не пользуется услугами стилиста, то браво господину президенту.

— Я знаю, что кроме KFW, у вас есть и другие проекты. О проекте с онкологией мы говорили. Есть еще проект с детишками — молодыми, красивыми и задорными.

— Я продолжаю эти проекты. Всех моделей своих и их родителей я попросила пройти обследование. Слава Богу, все здоровы! Наш детский конкурс «Baby Star of Kazakhstan» — это благотворительный конкурс. Сейчас мы с продюсером детского конкурса Еленой Ковлер пишем книгу обо мне. А точнее о добре. Если даже у вас есть какой-то диагноз, нельзя унывать, медицина идет семимильными шагами, и рак сегодня лечится. Верю, что совсем скоро медики найдут вакцину или пилюлю – и рака не станет.

— Многие склоняются к нетрадиционной медицине. Говорят о каких-то волшебных травах.

— Мне тоже предлагали этот метод. Но я отказалась. Я у себя одна, чтобы лечиться на авось. А вдруг не получится? Лучше идти проверенным путем. По моему диагнозу собирался консилиум из представителей нескольких стран. Лечение, назначенное мне в Корее, подтвердили и Казахстан, и Россия, и Америка, а еще Австрия, Германия и Израиль. Во время этой болезни я узнала, что у меня очень много друзей, которые за меня переживают. Они помогли мне поддержкой и материально. Спасибо всем!

— Спасибо тебе за то, что улыбаешься и даришь свет.

Видеоверсию смотрите здесь.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter