Нур-Султан
Сейчас
-27
Завтра
-16
USD
419
-0.26
EUR
508
+0.31
RUB
5.69
-0.02

Свидетель по делу Джуламанова передавал деньги подсудимому на покупку авто для жены и на содержание токал

1527

«С 2002 года знаком с Джуламановым в период прохождения службы мною в Восточном округе Минобороны. В феврале 2013 года я созвонился с ним по поводу перевода в Пограничную службу, так как находился в распоряжении министра обороны. И в марте 2013 года Джуламанов пригласил меня на беседу, после прохождения спецпроверки 3 апреля был переведен в Пограничную службу на должность начальника финансово-планового управления. Оно было реорганизовано в августе 2013 года в главное финансовое управление», — пояснил суду Нуржан Килибасов.

Он рассказал, что в 2011 году, до назначения Килибасова на должность, у Пограничной службы были договорные отношения с фирмой, которая строила пограничный железнодорожный переход «Жайсан» в Актюбинской области.

«В мае-июне Джуламанов облетал строящиеся заставы, объекты. Руководитель этой фирмы обратился с жалобой, что не проплачиваются эти деньги. По возвращению с командировки Джуламанов спрашивал у меня, и жесткий прессинг был со стороны Джуламанова: почему нет оплаты. Через некоторое время, летом 2013 года, ко мне обратился руководитель этой фирмы для того, чтобы переговорить с Джуламановым по поводу оплаты по выполненным работам. Я доложил Джуламанову. Он сказал: если есть акты выполненных работ, пускай отдаст 10 процентов. То есть имеется в виду «откат». Я указание Джуламанова довел до своего подчиненного Сембаева, и 22 миллиона тенге было перечислено со счета Пограничной службы на счет фирмы», — рассказал свидетель.

По словам Килибасова, чуть позже он встретился с руководителем фирмы в ресторане гостиницы «Дипломат», и тот передал офицеру сверток, в котором было 2 миллиона 200 тысяч тенге 10-тысячными купюрами.

«Прибыл в штаб, показал Сембаеву, что деньги привез. Деньги положил в комнату отдыха своего кабинета, эти деньги я выдал Джуламанову в комнате отдыха. При этом он спросил: хватит ли денег на маленькую машину, на покупку для супруги? Я сказал, что не знаю», — подчеркнул Килибасов.

Отвечая на вопрос адвоката подсудимого Айжан Сабириной о том, откуда Килибасов узнал об «откатах», свидетель пояснил, что с подобным он раньше не сталкивался.

«Я понимал, что незаконно, но опасался того, что Джуламанов может меня уволить, и я был обязан ему за свой перевод из Минобороны в Погранслужбу, тем более шла аттестация в Погранслужбе, более 4 тысяч человек уволили. Конкретно с каждым подчиненным Джуламанов работал по отдельности, то есть персонально с каждым», — отметил он.

Далее Нуржан Килибасов рассказал, как и где получал инструктаж от подсудимого.

«В августе 2013 года мне позвонил Джуламанов на «сотовый» и сказал, чтобы я прибыл к нему домой, это было около 23:00. Он прогуливался во дворе своего дома, когда я приехал, супруга зашла домой, и он уже конкретно изложил мне свои планы. Он не знает, на какое время он пришел в Погранслужбу, и надо этим временем воспользоваться, поработать с коммерческими структурами в плане «откатов» в размере 10 процентов. Шел инструктаж, он сказал, что впоследствии заберет меня с Сембаевым и назначит начальником управления госзакупок. Инструктаж, что надо работать со всеми службами, в то же время работал он по отдельности. Такого рода разговоры возле его дома были два раза. Непосредственно в штабе есть коридор, который ведет в его комнату, в этом коридоре инструктажи были неоднократно по получению «откатов»», — продолжал давать показания свидетель.

По словам свидетеля, по той же схеме был получен откат от фирмы-подрядчика, занимавшейся строительством на погранзаставе в районе поселка Бейнеу в Мангистауской области.

«Два или три раза не состоялись конкурсы. Об этом я узнал, когда Джуламанов вызвал меня в кабинет, где находился полковник Махмудов, при нем Джуламанов сказал мне, что поставил задачу Махмудову с одного источника отдать стройку, и фирма — «Актауский стройсервис», — рассказал он.

Позже в Астану приехал учредитель этой фирмы и передал Килибасову 11 миллионов тенге. При этом в показаниях свидетеля прослеживались нестыковки в суммах, о которых он сообщал.

«Он дал команду: пять миллионов тенге, по полтора миллиона — Махмудову, Сембаеву и мне, остальные полтора миллиона оставить на выезды, командировки. Я так и поступил. Полтора миллиона Сембаев получил от меня в комнате отдыха моего кабинета, Махмудов — тоже. Остальные полтора миллиона в долларовом эквиваленте — я выдал Джуламанову пять тысяч долларов, когда он собирался в командировку, три тысячи долларов, что ему нужно – там «токалка», в Алматы. И эти три тысячи долларов я ему отдал в комнате проведения совещаний», — озвучил данные о «движении средств» свидетель.

По этому же принципу была организована «работа» и с ТОО «Нур Ислам».

«В феврале 2014 года меня вызвал Джуламанов и сказал, что вечером со мной состыкуется его бывший водитель Ергалиев. Вечером Ергалиев подъехал во двор моего дома и вручил листок бумаги, где было написано: ТОО «Нур Ислам». Он пояснил, что Джуламанов требует, чтобы этот лист бумаги я предъявил Сембаеву, который на то время был назначен руководителем управления госзакупок. Чтобы эта фирма выиграла конкурс по организации питания в академии Пограничной службы в Алматы. Этот лист бумаги я отдал Сембаеву, и довел до Сембаева указания Джуламанова, что эта фирма занесена в список потенциальных поставщиков. Так и случилось. Ергалиев привез мне деньги в размере 15 миллионов тенге. Джуламанов сказал,  чтобы пять миллионов я оставил себе, а 10 миллионов отдал «госзакупщикам» в лице Сембаева. При этом Ергалиев уточнил, что причитающиеся деньги Джуламанову от «Нур Ислама» он отдаст сам, я здесь не передавал. В конце августа Сембаев пришел ко мне в кабинет,  и сказал, что 11 тысяч долларов от тендера госзакупов рыбы там же разделили: 5500 — Джуламанову, 2800 — мне, 2700 – Сембаеву», — пояснил один из главных свидетелей обвинения.

Килибасов также рассказал, когда он решил сообщить компетентным органам о делах, творящихся в руководстве погранвойск.

 

«В августе-сентября 2014 года майор Токтаганов принес мне 16 миллионов тенге для передачи Джуламанову. Эти деньги Джуламанов не взял, потому что опасался. Сказал деньги придержать у себя. Это 14-го октября было. В тот же день он начал на меня при всех на совещании пальцем показывать: «Занимаешься некрасивыми делами». Я в тот день все обдумал и 15 октября написал заявление в органы контрразведки, и все деньги, которые себе брал, в тот же день вернул — 24 миллиона тенге», — добавил свидетель.

Во время допроса свидетеля адвокат Джуламанова Айжан Сабирина буквально «засыпала» Килибасова «острыми вопросами». Некоторые из которых, по мнению судьи и прокурора, были заданы некорректно в виде собственных выводов, поэтому и были отклонены.

Стоит отметить, что на другом процессе Айжан Сабирина представляла интересы экс-акима Павлодарской области Ерлана Арына, который был приговорен к 3 годам условного срока, с лишением государственных наград и званий, без права занимать государственные должности на 5 лет.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter