Нур-Султан
Сейчас
-6
Завтра
-15
USD
425
-1.10
EUR
505
-0.92
RUB
5.59
-0.02

«Виноват!» — родители Азамата Тажаякова пришли на процесс с 2-летней дочкой, но суд был неумолим

58667

Судьи, адвокаты и прокуроры говорили речи, пока вдруг зал, не сговариваясь, примолк на время и куда-то вслушался. Это из под шарфа гукает и воркует маленькая Альмира.

Даже при своем рудиментарном знании английского языка, отец Азамата как-то сдулся изнутри, услышав английское слово GUILTY – виновен! Мужчина прекрасно понимает, что это означает для его сына – Азамат может провести 25 лет в федеральной тюрьме штата и никакие нефтяные деньги мира не могут это изменить. Мать Азамата тоже не владеет английским, поэтому ее реакция на вердикт была запоздалой. Но было видно, как слова переводчика расстреливают ее сознание и она даже чуть пригнулась вперед, как-будто сжавшись от удара. Шарф упал и показались ничего не понимающие глазки-бусинки Альмиры. Убитая горем, мать покачивается на месте. Альмира извернулась у нее на руках и схватила наушники. Она трогает их, пробует на вкус и внимательно осматривает, словно пытаясь понять, как эта штучка могла довести ее маму до слез. Из оберега шарф превращается в носовой платок, впитывающий соленые слезы матери. “Мама” – воркует Альмира и улыбается Турсынай. Зал повержен – невинность маленького существа так не соответствует вердикту суда присяжных в отношение ее старшего брата.

Жюри принимает решение, что Азамат был участником сговора с целью скрытно извлечь рюкзак Царнаева из его комнаты в общежитии после теракта на Бостонском марафоне. И это — несмотря на то, что есть еще один фигурант дела, Диас Кадырбаев, который непосредственно и выносил рюкзак из общежития. Прокуроры обрисовали Азамата, как активного и инициативного участника действий, которые воспрепятствовали следствию. Его преступление отягощено тем, что он сам и Диас Кадырбаев видели последствия взрыва. Защита Азамата издевательски высмеивает предположение, что ее подзащитный сочувствовал деяниям Царнаева. И далее дает характеристику типичного незадачливого подростка, маминого сынка-недотепы, который любит футбол и марихуану и, конечно формально, мусульманина, но не придерживающегося никаких канонов ислама и шариата и не любящего брата Джохара, Тамерлана – мозгового центра теракта и человека, пытавшегося привить ему чтение экстремистской литературы. После оглашения приговора, Мэттью Майерс, один из адвокатов Азамата, стоит на улице и качает головой. Он просто не верит, что ФБР и прокуратура не понимают, что рассматривают «дело о недоросле». Майерс говорит, что понимает, что после трагедии на Бостонском марафоне, жюри и судьи были под прессингом. Он знает, кто и как давит на Судью Дугласа Вудлока, который огласит окончательный приговор Азамату в октябре. Он знает, что чувствуют люди после случаев, аналогичных теракту в Бостоне.

“Я из Нью-Йорка,” – говорит Мэтт. “И я знаю.”

Кевин Каллин (Boston Globe), судебный хроникер

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter