Есть деньги на еду, но нет на одежду — появляется новый слой общества?