Как абсурдная идея алматинского архитектора стала достоянием республики