18+
Астана
Сейчас
-9
Завтра
-8
USD
376.09
-0.21
EUR
426.71
+1.49
RUB
5.72
+0.04

Хроники Туркменистана: армия голодает, а полицейские зарабатывают как могут — обзор СМИ

В результате об эффективной борьбе с экстремистским подпольем говорить не приходится.

Регулярно в СМИ появляются мнения, что следующий конфликт радикалы развяжут в Центральной Азии. Особенно если учесть, что боевики из Сирии и Афганистана возвращаются по домам, а многие как раз выходцы из этого региона.

Главная опасность для Казахстана — «возвращенцы-боевики» — эксперт

И самое вероятное место – Туркменистан, в котором слишком много сопутствующих факторов.

— В Кыргызстане, Казахстане, Таджикистане, Узбекистане оказать отпор террористическим атакам еще получится. А в более закрытом Туркменистане со слабыми силовыми структурами ситуация гораздо сложнее, — пишет издание News-Asia.

Портал ссылается на мнение главы Евразийского аналитического клуба Никиты Мендковича. Он утверждает, что «усиление радикального исламистского подполья в стране и ряд других факторов могут привести к дестабилизации обстановки в ближайшее время».

И если вспыхнет уже на этой территории,

самостоятельно туркменские власти не справятся

— На первый взгляд, Туркмения обладает многочисленными силовыми структурами, которые могут защитить от любых посягательств. По официальным данным, численность армии 36,5 тыс. человек, полиции — около 21 тыс., министерство нацбезопасности — более 5 тыс. Но это внешняя сторона, за которой скрывается весьма неблагоприятная ситуация, — считает Мендкович.

Кстати, это же утверждается и в отчете The Military Balance за 2018 год.

Как считают эксперты, туркменские вооруженные силы – самые слабые в регионе

Никуда не годится материальное обеспечение, начиная с питания. Пайки сокращаются, из них пропадает мясо и масло.

Туркменистан голодает, деньги превращаются в дефицит — обзор СМИ

Впрочем, с продуктами кризис во всем Туркменистане.

Радикалы уже упрочили свои позиции

Не лучше дела обстоят и в МВД.

— Альтернативная пресса сообщает, что в Ашхабаде и ряде других крупных городов полиция развивает какую-то странную активность. Тестирование гостей свадеб на алкоголь, задержание на улицах пар без свидетельств о браке, «охота» на женщин за рулем.

Они похожи на поиск полицейскими поводов для мелочного вымогательства у случайных граждан

При этом есть основания полагать, что в случае беспорядков полицейские силы могут вести себя крайне пассивно. Неудивительно, что на фоне этих проблем руководство МВД буквально коллекционирует выговоры, — полагает Мендкович.

То есть недовольных в стране достаточно, и именно они могут стать объектами вербовщиков.

Как становятся радикалами: всё о приёмах вербовщиков — психолог

При этом эксперт полагает, что религиозный экстремизм уже упрочил свои позиции в Туркменистане.

— На это указывает громкое дело 2017 года. Тогда в 22 мотострелковой дивизии была раскрыта организация религиозных экстремистов из 70 человек, 12 из которых были офицерами. Офицеры-радикалы вели пропаганду «нетрадиционного ислама» в форме семинаров,  а завербованные ими старослужащие загоняли солдат пополнения. Таким образом,

республика все больше напоминает пороховую бочку, к которой уже подведены несколько тлеющих фитилей,

— утверждает Мендкович.

Один из упомянутых «фитилей» — тот самый продовольственный кризис. И если вдруг по стране прокатится вспышка протестов, возглавить их вполне могут ваххабиты.  А это существенно облегчит прорыв боевиков из Афганистана.

Не хватает ни офицеров, ни рядовых

О той же проблеме опубликовал материал Информационно-аналитический центр МГУ.

По большому счету об угрозе прихода боевиков следует помнить в каждой стране Центральной Азии

Но в большинстве из них либо более-менее серьезные вооруженные силы, либо российское военное присутствие, либо помогут ШОС и ОДКБ. В случае с Туркменистаном все выглядит гораздо сложнее.

Слабый Туркменистан как окно в Центральную Азию для террористов

Во-первых, полагает автор, здесь действительно растут протестные настроения. Хотя на улицы пока никто не выходит. Тем не менее это вполне благоприятные условия для разного рода проповедников.

— Как правило, вербовщики затрагивают самые болезненные моменты, указывая на невозможность жить в подобных условиях. К тому же наймиты террористов обещают крупное по местным меркам вознаграждение за присоединение в их ряды – около 10 тысяч долларов, — утверждается в публикации.

Также подтверждается тезис о слабости туркменской армии, которая мало кому может оказать сопротивление. Слабости экономики не обошли стороной и военных, а к этому присовокупилась и «абсолютно неэффективная система, выстроенная президентом Бердымухамедовым». И на все наложился

кадровый дефицит, причем не только профессиональных военных, но даже и призывников

Мало того, есть опасения, что при негативном сценарии некоторые силовики попытаются перейти на сторону боевиков.

При этом сама афгано-туркменская граница неспокойна. Ее протяженность 800 км, причем большая часть под контролем боевиков. Последние регулярно пытаются найти пути для наркотрафика.

Кризис в Туркменистане: дефицит растет, а у жителей отбирают «тарелки», — обзор

Самым опасным вариантом автор считает неожиданные массовые протесты. К ним могут присоединиться военные и силовики. Хотя описанный выше сценарий, по которому ваххабиты возглавят протесты, в публикации не рассматривается, но прорваться в Центральную Азию в этом случае террористы сумеют.

Афганский конфликт переносится в Туркменистан

Самым слабым звеном считают Туркменистан и эксперты фонда «Бирлик-Единство» (Уфа). Правда, здесь полагают, что пока обстановка в Туркменистане относительно стабильна. Поскольку государство закрыто, внешняя политика прагматична, а иностранное влияние минимизировано. Тем не менее перемены уже начались — и не самые приятные.

— Более детальный анализ общественно-религиозной ситуации в стране указывает на целый ряд факторов, которые способны привести к активизации идеологии экстремизма и радикализма, — считают аналитики.

Во-первых, на распространение радикальной идеологии серьезно влияет близость Афганистана. Во-вторых,

местные экстремистские группировки (наличие которых все-таки признают) сращиваются с наркобизнесом

и контролируют наркотрафик из Афганистана не только в Центральную Азию, но и весь СНГ.

В-третьих, в самой стране продолжается расслоение, а одновременно и «кланово-элитарное противостояние».

В поисках социальной справедливости люди обращаются к религиозным канонам, в том числе и самым радикальным

— Можно предположить, что кланово-элитарный фактор со временем будет только усиливать религиозную ориентацию отдельных регионов Туркменистана. Произойдет формирование зон «проталибанского», «протурецкого», «проиранского» влияния, — считают аналитики центра.

С 2014 года на туркменско-афганской границе появились боевики ИГИЛ, в дальнейшем их количество выросло. Одновременно усилилась пропаганда салафизма внутри страны. Это

привело к расширению экстремистского подполья в государстве

— На сегодняшний момент происходит трансформация афганского конфликта и его перенос в Туркменистан. В случае дальнейшего переноса и продвижения боевиков ИГ проблема приобретет всеобъемлющий масштаб. Возникает угроза не только для Туркменистана, но и для других стран СНГ, — резюмируют авторы.