18+
Астана
Сейчас
-7
Завтра
-8
USD
376.09
-0.21
EUR
426.71
+1.49
RUB
5.72
+0.04

Контрабанда повлияла на модель отношений Казахстана и Китая

3258

Из-за криминализации товарных потоков в экономических отношениях Казахстана и Китая произошли изменения. Однако это пока не осознано обеими сторонами. Марат Шибутов анализирует, как контрабанда влияет на политические взаимоотношения двух стран.

mail.kz

В постсоветской интеллектуальной традиции геополитика обычно существует в виде различных красочных моделей, которые позволяют понять текущее политическое положение в мире. Они, конечно, популярные и привлекательные для обычного слушателя, но беда в том, что составляют их непрофессионалы.

«Геополитика» до сих пор расшифровывается как «политическая география». И это не инструмент пропаганды, а наука, причем основывающаяся на результатах той же военной и экономической географии.

Нельзя строить анализ только на медийном контенте, густо замешанном на конспирологию, надо смотреть на реалии

Причем они меняются во времени. И более того, их надо постоянно перепроверять, пишет ИА REGNUM. Берем простой пример — отношения Казахстана и Китая. Согласно традиционной модели, дела обстоят следующим образом.

  1. Казахстан — страна, богатая природными ресурсами, которые нужны Китаю.
  2. Китай закупает эти ресурсы, а взамен продает различные товары, преимущественно народного потребления, отчасти технику.
  3. Торговое сальдо складывается в пользу Казахстана, потому что сырья Китаю нужно много.
  4. Сырье Китай будет закупать постоянно и в больших объемах, так как этого требует его экономика.

В принципе, в той или иной форме эти тезисы присутствуют уже много лет при анализе казахстано-китайских отношений, все укладывается в модель «сырьевая страна — промышленная страна».

Экспорт

Но так ли это, особенно сейчас? Надо проверить цифры. Берем данные по экспорту из Казахстана в Китай и сравниваем как казахстанские, так и китайские данные.

Максимальная разница между данными таможенных ведомств составляет $1,8 млрд в абсолютном выражении (примерно 50%). Но в последние годы — 10%, что вполне укладывается в разницу методологий. Можно считать, что

последние годы данные по экспорту примерно совпадают

Однако надо заметить, что постоянный рост казахстанского экспорта в Китай закончился в 2011 году, потом пару лет оставался стабильным, затем стал сокращаться. Скорее всего, этот тренд прекратился в 2018 году — в любом случае до пиковых значений экспорту в Китай далеко. И дело, видимо, уже не в ценах, а именно в падении цен и объемов. Что гораздо хуже.

Импорт

Вот тут-то и обнаруживаются главные проблемы. Разница между казахстанскими и китайскими данными весьма существенна —

китайские цифры в 2−2,5 раза больше казахстанских

Таблица № 2. Импорт Казахстана из Китая товаров, $ млн

Интересный феномен — в 2011 году на Хоргосе были произведены массовые аресты контрабандистов, что стало наиболее крупным делом о контрабанде в Казахстане за все время. И тут же, в 2011—2013 гг., наблюдается падение разницы между китайскими и казахстанскими данными по импорту. То есть

жесткие репрессивные меры дали эффект в 1−2 млрд долларов ежегодно

Потом, правда, ситуация снова ухудшилась, тем не менее видна эффективность антикоррупционных мер.

Разница между казахстанскими и китайскими данными по импорту товаров из КНР в Казахстан, в $ млн

Торговый баланс по товарам между РК и КНР

По казахстанским данным, все 17 лет у республики было положительное сальдо в торговле с Китаем, правда, последние годы сокращающееся. Максимального значения оно достигало в 2011 году.

По китайским данным, из 17 лет 8 были для Казахстана с положительным балансом, а 9 с отрицательным. При этом

в 2017 отрицательный баланс достиг максимума — минус $5,2 млрд, что говорит о большом дисбалансе

В целом, если посмотреть на диаграмму, видно, что с 2014 года, по китайским данным, торговый баланс у Казахстана устойчиво отрицательный. На самом деле это результат роста контрабанды.

Что в голове, а что в реальности?

В результате теперь мы имеем новую модель отношений Казахстана и Китая:

  1. Казахстан сокращает экспорт в Китай, а значит, значение Китая как рынка сбыта падает. Для Китая Казахстан значим только поставками урана.
  2. При этом импорт из Китая растет, как и отрицательное для Казахстана торговое сальдо.
  3. Из экспортера сырья в Китай Казахстан превратился в преимущественного покупателя китайских товаров, которые идут для собственного потребления и возможной перепродажи.
  4. Фактически из-за криминализации товарных потоков произошло изменение экономических отношений Казахстана и Китая. Однако обеими сторонами это пока не осознано.

Таким образом, видно, что необходим постоянный мониторинг взаимоотношений стран, поскольку их роли и тип взаимодействия в силу тех или иных причин может довольно быстро измениться.

Потом, когда выяснится расхождение между тем, что в головах, и тем, что в реальности, могут случиться неприятные сюрпризы.