18+
Астана
Сейчас
-7
Завтра
-8
USD
376.09
-0.21
EUR
426.71
+1.49
RUB
5.72
+0.04

Казахстанец — это не только этническая принадлежность — эксперт КИСИ

Самоидентификация граждан Казахстана не укладывается в плоскость этноса и зависит от ряда факторов.

идентичностьидентичность

Формирование идентичности у граждан Казахстана — процесс сложный и долгий, ведь люди позиционируют себя в разных ипостасях. Об этом говорит Ирина Черных, политолог и главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Казахстана.

«В Казахстане есть только одна нация — казахи» — Айдос Сарым

За единую гражданскую нацию

— Вполне естественным является ощущение себя гражданином Казахстана — с одной стороны. А с другой — представителем своей этнической группы, конфессии и региона проживания. Этих идентичностей может быть огромное количество. И в разных ситуациях человек в большей или меньшей степени проявляет те или иные из них, — замечает она.

Черных приводит в пример данные массового опроса КИСИ в сентябре 2014 года — «Идентификационные модели основных этносов Казахстана в контексте социальной безопасности».

— Результаты опроса 2000 человек показали, что

гражданская идентичность, или ощущение себя казахстанцем, доминирует у 41,2% опрошенных респондентов

А этническая — у 47,6%. При этом 74,1% граждан высказались за построение в Казахстане единой гражданской нации. Это предусматривает, что все казахстанцы, независимо от этнической принадлежности, должны стать системообразующим народом, — отмечает эксперт КИСИ.

Ирина Черных

Ирина Черных, источник: Казинформ

Наболевшие вопросы обсуждаются в сети

Это, по ее мнению, говорит о том, что в обществе произошло снижение значимости этнической дифференциации. При этом более значимыми стали такие критерии идентификации, как

  • бедные-богатые,
  • город-село,
  • модернистские и традиционные ценности.

Между тем, по наблюдениям Ирины Черных, обсуждение вопросов идентичности переместилось в онлайн-пространство.

— К примеру, они затрагивают вопросы ЛГБТ-сообщества в Казахстане, — замечает политолог.

В приграничных районах своя идентичность

Между тем тенденции таковы, что определенные группы населения становятся все более мобильными, усиливая миграционные настроения. А это, в свою очередь, формирует новый образ жизни и модели поведения.

— Сегодня фиксируется новый тренд – формирование транснациональной идентичности. В большей степени он характерен для приграничных районов Казахстана (севера и юга страны), а также для областей, где сохраняется этническое и религиозное разнообразие. В этих регионах идет постоянное взаимодействие населения, принадлежащего к разным государствам. И

люди перестают воспринимать соседнее государство как чужое

Например, в северных областях Казахстана и Узбекистана распространена практика совершать покупки в магазинах соседней страны, работать на территории другого государства, а также выезжать к «соседям» на краткосрочный отдых или получать высшее образование. В то же время сохраняется привязанность и лояльность к Казахстану, как к стране гражданства, — отмечает Черных.

Больше единства

Для современной идентичности характерна и многосубъектность. Когда один и тот же человек может ощущать свою принадлежность к разным идентификационным группам. То есть разделять чувство единства с теми, кто имеет гражданство Казахстана и, например, с православным или исламским миром.

— Примечателен в этом контексте распространенный в мессенджере видеоролик об обряде крещения в Астане.

Он был интересен тем, что в прорубь окунались и православные, и казахи, а рядом кто-то кричал «Аллах Акбар»

Можно по-разному отнестись к этому. Но вопрос в том, что мы живем в многонациональной среде, и для многих мусульман праздник Крещения становится таким же приемлемым, как и для православного населения, — замечает она.

Новые модели идентичности

Политолог также отмечает формирование наряду с традиционными идентичностями (этническая и конфессиональная) новых идентификационных групп. Они придерживаются определенной системы ценностей, разделяют общие интересы и демонстрируют определенную поведенческую модель. К примеру, это хипстеры, или так называемый «креативный класс».

— Подобные формирования, как правило, не имеют ничего общего с молодежными движениями, которые «навязываются» сверху

и управляются существующими политическими структурами и институтами, — замечает эксперт КИСИ.

В процессе формирования новых идентификационных групп, по мнению Ирины Черных, нельзя также не учитывать и поколенческий сдвиг.

Для кого «уят», а для кого символ свободы

На выбор каналов получения информации влияет возрастной фактор. Одна и та же информация может восприниматься молодым и более старшим поколением по-разному. Если для старшего характерно более традиционное сознание, молодое поколение больше подвержено современным веяниям.

— Примечательна в этом контексте разность восприятия Айжан Байзаковой и Ширин Нарчаевой

Если у более зрелого поколения скорее негативное отношение к этим персонам, то молодежь восприняла их более позитивно — как некий символ свободы и раскрепощенности. Хотя и среди молодых были их противники — приверженцы традиционного уклада. На это повлияли другие факторы, которые нуждаются в дополнительном изучении, — заключает Ирина Черных.