18+
Астана
Сейчас
-7
Завтра
-8
USD
376.09
-0.21
EUR
426.71
+1.49
RUB
5.72
+0.04

Видеть историю только через призму этнического фактора — ошибка — историк

Казахстанцы пока остаются обществом с традиционным аграрным сознанием, что мешает развитию, констатирует историк Жулдузбек Абылхожин.

А аграрно-традиционное сознание «ломается» только рыночным обществом.

С оглядкой на других

— Основой аграрно-традиционного массового сознания всегда является группоцентризм. Не важно в какой форме, будь то «жузовщина», трайбализм.

Три рецепта против казахского трайбализма — Айдос Сарым

Но у нас вся история помещается в одну призму — этногенеза. Другие аспекты историков почему-то не волнуют, потому что они сами обладают аграрно-традиционным сознанием, — отмечает он.

Как аулчанину понять себя?

По словам Абылхожина, если раньше в Советском Союзе присутствовал тотальный контроль, в настоящее время его сменил куда более жесткий контроль группы.

— Прежде чем что-то написать, наши историки мысленно оборачиваются на группу,

думая: а что она скажет, не назовут ли «манкуртом» или предателем нации? Так и идет реконструирование истории.

А массовое сознание на этот счет весьма отзывчивое. Тоталитаризм проявляется в желании возвеличивания государства: нельзя просто сказать, что мы когда-то были государством, а именно великим государством.

Взять, к примеру, жителя аула, укладывающего на улице в Алматы брусчатку. У него нет какой-либо личностной самоактуализации, он не задает себе вопросов «Кто я? Что я? Где настоящее? Где будущее?». Но когда ему говорят — «ты представитель великого народа», он включается и начинает связывать себя с группой. Теперь он не просто человек, который улицы подметает, он потомок Чингисхана, чингизид. Кстати, вся наша попса содержит подобные лозунги, — замечает историк.

Трайбализм вместо меритократии

Между тем, по его словам, традиционное массовое сознание присуще и жителям развитых стран.

— В Европе оно 400 лет выветривалось, но так и не выветрилось. Там тоже витает миллион мифов — арийская культура и многое другое. И это не уйдет, пока массовое сознание полностью не поменяется. Но наши историки в Казахстане работают на закрепление этих шаблонов.

Так закрепляется трайбализм, который присутствует на уровне бизнес- и властных структур. Это миф крови. Он проявляется примерно так: «Ты мой брат, баурым, не продавай никому эту фирму, я ее возьму». То есть во главу угла ставятся не принципы меритократии, не деловые качества, а землячество и принадлежность к одному жузу, — отмечает Абылхожин.

Ложные традиции заставляют брать кредиты

Он добавляет, что сакрализация традиций чревата:

— Опасно и изобретение традиций. Многие, которых никогда не было у казахского народа, выдумываются. И это не так безобидно, как кажется на первый взгляд. Взять к примеру, что сейчас делается на юге, где на свадьбу готовят пятиэтажные торты. Но если одни могут себе такое позволить, то остальные, с меньшими возможностями, начинают на них равняться.

Они идут в банки, берут кредиты, чтобы провести эти надуманные изобретенные обряды

В итоге молодожены могут через год развестись, а расплачиваться по кредиту приходится еще несколько лет. Иногда это приводит к печальным последствиям, — заключает Жулдузбек Абылхожин.