Астана
Сейчас
-6
Завтра
-6
USD
371.31
0.00
EUR
419.32
0.00
RUB
5.59
0.00

Раскаяние боевика-экстремиста: «Меня обманули, пообещав хорошую зарплату»

1878

Садриддин — один из бывших боевиков запрещенной террористической организации «ИГ», вернулся из Ирака на свою родину в Таджикистан и попал под амнистию. Он рассказал агентству Sputnik, как попал в руки экстремистов, о казнях, расправах и о том, как их обманывали «наставники».

Раскаявшийся боевик долгое время не соглашался на встречу, решился на нее с большой неохотой и при условии не называть его настоящее имя и не фотографировать. В начале беседы он был замкнут, все время озирался по сторонам, но постепенно разговорился.

Сейчас он живет у своей тети в маленьком горном кишлаке, хотя у родителей есть просторный дом в Худжанде – административном центре Согдийской области, ухаживает за огородом и фруктовым садом, хотя по специальности электромонтер.

Старается как можно реже выходить за ворота, не пользуется мобильным телефоном и интернетом

Садриддин (имя изменено) амнистирован правительством Таджикистана согласно примечанию 2 ст. 307 УК республики.

Статья гласит, что

 «Лицо, добровольно прекратившее участие в экстремистском сообществе, освобождается от уголовной ответственности,

если в его деяниях не содержится иной состав преступления».

Пообещали хорошую зарплату

«Я работал на стройках в Московской области. Не скажу, что все было легко и просто, но зарплату платили вовремя. Хватало, чтобы отсылать часть денег родителям, живущим на пенсию.

Проблемы начались, когда закончился срок временной регистрации», — начал свой рассказ Садриддин.

Возвращаться домой в Таджикистан на иждивение родных не хотелось, и тут один соотечественник, с кем бывший экстремист познакомился в мечети,

предложил ему «хорошую» работу в Турции с зарплатой 1200 долларов

«Это было намного больше, чем мне платили на стройке, поэтому я сразу согласился и даже уговорил друга составить мне компанию. Этот знакомый сам купил билеты и сказал, что его друзья встретят нас в аэропорту Стамбула», — продолжал мужчина.

Их действительно встретили трое уроженцев Таджикистана, отвезли на квартиру, где уже жили двое земляков из Куляба, запретили выходить на улицу и сказали, что следующим утром отвезут всех на рабочее место. Совершив общий намаз, парни ушли, приказав встать пораньше и быть готовыми к отъезду.

«Во время намаза я обратил внимание, что они молятся как-то иначе, не так, как принято в Таджикистане,

но списал все на местные особенности», — отметил он.

Обман и похищение

В 6 утра за ними заехал микроавтобус, в салоне сидели двое из вчерашних знакомцев. Всех «квартирантов» загрузили в него, предупредив, что дорога предстоит дальняя.

По пути таджикистанец стал расспрашивать, какая работа их ждет. Ему ответили, что у одного турецкого бизнесмена есть обширное поле с посевами сельхозкультур, вот за ним и надо ухаживать: поливать, пропалывать и собирать урожай. Платить будут не менее 1000 долларов ежемесячно.

Все мигранты были родом из сельской местности, так что крестьянский труд был им хорошо знаком

Порадовавшись высокому окладу и привычной работе, они задремали. Разбудили их в полдень, вся компания пообедала в придорожном кафе, после чего снова тронулась в путь.

Еще через 6 часов езды автобус свернул на грунтовую дорогу и остановился. Это было огромное кукурузное поле, на краю которого располагался маленький домик. Парни пояснили мигрантам, что здесь они будут жить, пригласили пока располагаться, а сами уехали, сказав, что привезут матрасы и кухонную утварь.

Было уже темно, когда подъехал другой микроавтобус, но в нем сидели не земляки, а несколько бородачей с автоматами.

Всех приезжих выгнали из домика и заставили сесть в транспорт

«Они говорили на русском языке, но с сильным акцентом. Все решили, что это похищение, а помощи просить было не у кого. Пытались объяснить, что приехали работать, но нас никто не слушал», — вспоминает бывший боевик.

Как готовят экстремистов

Их привезли на какой-то сборный пункт, находившийся, как выяснилось позже, уже на сирийской территории. Там отобрали документы и мобильные телефоны, а также назначили куратора, тоже таджика, но находившегося здесь уже больше года.

Спустя пару суток сформировали группу из 60 человек – все граждане государств Центральной Азии

Их посадили в автобусы и повезли на юг. Маршрут закончился недалеко от города Мосула в Ираке, где находился полевой лагерь по подготовке боевиков ИГ.

«Новеньких разбили на отделения по 8-10 человек и стали обучать «единственно правильному», как они заявили, исламу. Занятия вел какой-то араб, говорил на своем языке, наш куратор переводил», — рассказывает уроженец Таджикистана.

Уроки «исламоведения» длились целый месяц. Лагерь покидать запрещалось. По словам Садриддина, двое прибывших вместе с ним узбеков через неделю попытались бежать, но их поймали и привезли назад.

Всех «курсантов» построили и заставили смотреть на казнь беглецов: их обезглавили в назидание другим

По окончании религиозного курса начались занятия по военному делу, их также вел инструктор-араб, уже другой. Новичков-экстремистов учили правильному обращению со стрелковым оружием (в основном с автоматами Калашникова), уходу за ним, тактике действий в группе и поодиночке. На это ушел еще месяц, после чего новички провели стрельбы на полигоне.

Затем состоялся «торжественный выпуск».

«Нас всех построили с автоматами в руках, вперед вышел коренастый мужчина, опиравшийся на костыль, и начал призывать на борьбу с кафирами и бидаа (неверные и еретики).

Оказалось, это был Гулмурод Халимов, бывший командир таджикского ОМОНа, а теперь «военный министр» ИГ. Он привел себя в пример «борца за веру», сказав, что имел на Родине почет, уважение и богатство, но отрекся от них ради джихада», — вспоминает раскаявшийся экстремист.

После «выпуска» куратор-таджик выдал подопечным немного денег в местной валюте и отпустил в первое увольнение. По словам Садриддина, на местном рынке он заплатил одному из торговцев за звонок по его телефону.

Они все закоренелые преступники

Связавшись с родителями, он рассказал им о своей судьбе, после чего те обратились за помощью в Госкомитет по национальной безопасности Таджикистана. Спустя какое-то время ему удалось вернуться домой.

«Все наши наставники в ИГ говорили, что только они истинные мусульмане, следуют учению Аллаха и живут по шариату. Но это не так.  За время, проведенное в Сирии и Ираке, я видел в их среде и «нашаванов» (наркоманов), и «бачабозов» (педофилов), и просто жестоких садистов.

Это не джихад и не борьба за веру, они все закоренелые преступники», —

заканчивает свою исповедь вернувшийся таджик.

Неизвестно, так ли все обстояло на самом деле, как рассказал Sputnik Таджикистан Садриддин, но раз бывший экстремист попал в число прощенных, не был подвергнут судебному преследованию, значит

проверка спецслужб показала, что тяжких преступлений он не совершал и вернулся домой добровольно

Власти Таджикистана помиловали его и дали второй шанс на добропорядочную жизнь, хотя этой модели придерживаются далеко не во всех странах.

Меры против экстремизма

Например, весной 2018 суд Багдада приговорил к пожизненному заключению группу жен боевиков ИГ, среди которых были 4 таджички. Это первые гражданки Таджикистана, осужденные за принадлежность и поддержку этой террористической группировки в Ираке.

Власти Таджикистана избрали более гуманные методы противодействия «болезни XXI века» в отношении соотечественников за рубежом. Например, Национальный банк республики ежегодно

публикует список «лиц, причастных к экстремизму», чтобы пресечь возможность финансирования

подпольной деятельности через этих людей.

А силовые структуры Таджикистана уже не раз обращались к гражданам страны, которые находятся в бегах,

с призывом вернуться на Родину и обещая амнистию тем, кто искренне раскаялся и не совершил тяжких преступлений

Судя по примеру Садриддина, этот механизм реален и успешно работает.