Астана
Сейчас
-6
Завтра
-6
USD
371.31
0.00
EUR
419.32
0.00
RUB
5.59
0.00

Печальные последствия действий Нацбанка на жилищном рынке

«Беда, коль пироги начнет печь сапожник…» Неожиданно прозвучавшее на Гражданском форуме обращение главы государства к неправительственным организациям отслеживать исполнение госпрограммы ипотечного жилья «7-20-25» лишь подтвердило опасения экспертов. Взявшийся ранее за программу Нацбанк наступил на грабли, о которых его предупреждали.

И биржевик, и нефтяник, а теперь и строитель даже?

К каким печальным последствиям приводит участие центрального банка страны в делах реального сектора экономики наряду с подменой им бюджетных ассигнований за свой счет, в Казахстане уже давно известно. Ведь в первые годы независимости у нас все так и строилось — по инерции советских времен, когда Госбанк СССР и его казахстанская контора вообще напрямую кредитовали экономику. И только с середины 90-х годов постепенно удалось перевести Нацбанк в колею цивилизованных стандартов деятельности центрального банка в условиях рыночной экономики.

Увы, в последние годы явно наблюдается втягивание Нацбанка в несвойственные ему сферы. И это при том, что на финансовом рынке у него и так присутствуют серьезные конфликты интересов.

Нацбанк

  • выступает ключевым акционером Казахстанской фондовой биржи (KASE) и одновременно главным игроком на биржевом валютном рынке,
  • контролирует Казахстанский фонд гарантирования депозитов,
  • управляет пенсионными активами «ЕНПФ» и Национального фонда,
  • принимает от банков второго уровня средства на свои депозиты и так далее.

Несколько лет тому назад Нацбанк установил госмонополию на рынке услуг регистраторов ценных бумаг. Тем самым он лишил доступа к нему частные компании, передав их бизнес принадлежащему ему АО «Единый регистратор ценных бумаг».

Пытался регулятор установить такую же госмонополию и на рынке кредитных бюро. В результате возникла странная дуополия в виде контролируемого Нацбанком АО «Государственное кредитное бюро», о деятельности которого мало слышно, и принадлежащего банкам второго уровня ТОО «Первое кредитное бюро», несущего на себе основную нагрузку по обслуживанию заемщиков.

Дальше – больше.

Нацбанк еще и нефтяник

Нацбанк неожиданно вошел в капитал нацкомпании «КазМунайГаз», нуждавшейся в средствах, и стал владельцем 10% ее акций.

По-прежнему содержится им АО «Рейтинговое агентство Регионального финансового центра города Алматы», который давно упразднен. Потянуло регулятора и в капитал банков второго уровня, для чего осенью прошлого года на свет появилось подконтрольное ему АО «Казахстанский фонд устойчивости».

Одна из задач этой компании — приобретение акций банков второго уровня посредством конвертации субординированных облигаций. Через эти инструменты были получены финансовые вливания от Нацбанка. Входят в задачи «КФУ» и осуществление функций акционера банков второго уровня, и даже поиск инвесторов для реализации им акций таких банков!

Выход на рынок ипотеки

А в этом году на свет появилось еще одно детище Нацбанка – АО «Ипотечная организация «Баспана». И это учитывая, что на рынке уже давно работает контролируемая государством же «Казахстанская ипотечная компания». Не говоря уже о Жилстройсбербанке Казахстана, который был также создан ранее с подачи Нацбанка во времена руководства Григория Марченко в духе продвигавшейся им немецкой системы жилищных строительных сбережений!

Учредитель юной и не имеющей никакого рыночного опыта «Баспаны», то есть Нацбанк, сразу же определил ей следующие виды деятельности:

  • предоставление ипотечных займов, факторинговые операции,
  • обратная переуступка ипотечных жилищных займов банкам второго уровня и даже участие в разработке, реализации и финансировании программ (в том числе государственных) повышения доступности жилищных займов.

Гладко только на бумаге…

Как говорится, замах получился на рубль! К тому же «Баспане» на благое дело финансирования покупки доступного нового жилья (то есть фактически на его строительство) была обещана гигантская сумма в 1 трлн. тенге. Да и схема приобретения жилья выглядела ясной, доступной и многообещающей – «7-20-25».

Увы, уже спустя несколько месяцев после запуска этой госпрограммы оказалось, что начали выпадать те самые скелеты в шкафу, о которых предупреждали эксперты. Да и участвовать в ней смогут лишь немногие соотечественники.

Так, известный экономист Алмас Чукин подчеркнул, что хотя банки второго уровня, участвующие в этой программе, и одобрили несколько тысяч заявок (точнее, 3144 по состоянию на 22 ноября) на покупку новых квартир,

это жилье еще только предстоит построить, поскольку существующие новостройки раскуплены

В итоге под давлением дополнительно возникшего необеспеченного спроса на общую сумму в 37,8 млрд тенге (таков объем одобренных займов по программе) цены на первичном рынке жилья пошли вверх. И наверняка будут расти и дальше. Согласно данным статистиков, цены продажи нового жилья выросли с начала этого года на 2,0% — до 265,3 тыс. тенге в октябре, в годовом выражении – на 2,3%.

«Так что ипотека стала дешевле, а «квадрат» — дороже. Полгода назад, когда эта история начиналась, я писал об этой угрозе»,

— подчеркивает эксперт. И резюмирует: «Нацбанк включился в новое для себя направление – через стимулирование жилищных кредитов стимулировать стройки, мало было у него забот». «И при этом, — продолжает г-н Чукин, — еще не высохли чернила под постановлением правительства в июне этого года, утвердившего госпрограмму доступного жилищного строительства Нурлы Жер. Там тоже своя Баспана и Жилстройсбербанк».

Инвестиции… в рост инфляции

В итоге получается, что на рынок жилья с довольно ограниченным предложением вышли сразу несколько финансовых игроков, наращивающих здесь спрос за счет своих ресурсов — правительство через структуры ФНБ «Самрук-Казына» и НУХ «Байтерек», с одной стороны, и Нацбанк — с другой.

К чему приведет такая ситуация, гадать не приходится. Цены поднимутся не только на жилье, но и на строительные материалы!

Свой инфляционный вклад вносит и свободно плавающий обменный курс тенге, умудрившийся подешеветь в этом году к доллару даже при высоких ценах на нефть.

Банки деградируют до уровня риэлторов

Вполне реально возникла и другая проблема — с банками второго уровня. Их государство фактически выдавливает с рынка, поскольку они не располагают «длинными» деньгами вкладчиков и клиентов опять-таки в результате нынешней политики Нацбанка в части обменного курса тенге и дедолларизации.

Г-н Чукин вполне справедливо замечает по этому поводу: «Вопрос только, а что делать с обычными банками.

Большинство из них подумывают о сокращении людей на ипотечном направлении. Банки теперь больше напоминают риэлторов,

работающих за комиссию на госсредства. Ведь у коммерческих банков нет денег на 15-25 лет вообще. Никто у нас не кладет депозиты на такие сроки. А цена 7-11% процентов годовых для клиента вообще обычному банку не под силу. Остается только на подработках у государства прислуживать».

Незамеченные альтернативы

Между тем год назад глава НПП «Атамекен» Тимур Кулибаев предложил вполне ясную рыночную альтернативу нынешней вакханалии на рынке жилья с участием квазигосударственных организаций. По его мнению, госсредства, которые тратятся на строительство жилья, можно направить на снижение процентной ставки по ипотеке. Само же строительство, как полагает г-н Кулибаев, лучше передать банкам, дабы не закапывать средства государства в землю через подконтрольные ему холдинги и компании.

Но самое печальное – прекрасная и актуальная сама по себе задача обеспечения нескольких миллионов казахстанцев доступным жильем ставится под угрозу оторванным от реальности подходом Нацбанка к решению этого вопроса. Ведь он явно не опирается в должной мере на выверенную статистику истинных доходов заемщиков, их закредитованности, на данные о ситуации в регионах и на селе со строительством жилья, а также демографические расчеты.

Более того, Нацбанк изначально отрезал от доступа к программе миллионы самозанятых и малообеспеченных казахстанцев, неспособных подтвердить свои доходы в требуемом размере. В результате программа «7-20-25» работает лишь в крупных городах страны — 58% одобренных заявок приходится на Алматы и Астану, а их доля в общей сумме таких займов составляет 68%. Между тем у Северо-Казахстанской и Туркестанской областей доли вообще нулевые, а у восьми не превышают 2%!