Астана
Сейчас
-11
Завтра
-14
USD
371.31
0.00
EUR
419.32
0.00
RUB
5.59
0.00

Акорда реализует патриотический проект – поставить национализм на службу обществу – Ашимбаев

Статья Нурсултана Назарбаева «Семь граней Великой степи» – новая идеологическая стратегия государства.

Научный труд главы государства в обществе вызвал резонанс. Для чего Акорде этот серьезный историко-культурологический проект? Об этом нам рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

Данияр Ашимбаев

Данияр Ашимбаев, фото Романа Егорова с сайта time.kz

Мифов больше, чем правды

  • чего ждем от крупного проекта?

– Надо смотреть на это с двух ракурсов – общего и внутриполитического. Тот курс истории, который шел в школах и университетах, был основан, как президент сказал, на европоцентричности системы мира. Приоритет отдавался европейской цивилизации – от древней Греции до современных Западной Европы и США. А историю Казахстана преподавали по остаточному принципу. Народы, населяющие Казахстан, культурно и генетически больше подходят к цивилизации восточной.

Но поскольку находимся на стыке Европы и Азии, живем по экономическим законам западной цивилизации, имея при этом восточные менталитет и сущность власти, многие поколения историков пытались найти какой-то баланс. Но из-за политизированности этого вопроса все новые и новые поколения учебников писались в прежнем идеологическом дискурсе.

Мы хорошо знаем историю США, Великобритании, Германии и Греции. Но плохо знаем, что было здесь, у нас

А на самом деле, даже без приписывания особых заслуг кочевой цивилизации, секреты сегодняшних проблем или вопросы ближайшего будущего во многом кроются в прошлом.

У нас даже набор культурных кодов, о которых много говорят, запутан и противоречив, что чтобы понять, кто мы такие, нам нужно самим разобраться с историей

И делать это нужно без чрезмерной мифологизации с одной стороны, чтобы не создавалось впечатление, что в древнем Казахстане жили исключительно великие батыры и мудрые бии. Ведь вызывает определенный диссонанс, когда на фоне бесстрашных героев-победителей те же самые историки говорят, будто казахов все обижали. Джунгары, Российская империя, Советский Союз и так далее. То есть с одной стороны, получается, у нас закладывается мания величия, а с другой – комплекс неполноценности. Новые подходы в истории не позволяют найти золотую середину.

А ведь история несет не только идеологическую, но и воспитательную функцию. Советская школа была построена на примерах героизма. Не только воинского, но и трудового.

Бить по прошлому легко, оно не ответит

– Советскую историю вообще сейчас принято склонять по всем падежам по националистическим соображениям. Тоже авторы учебников виноваты?

– Кто призывает отказаться от достижений советского времени, а к истокам в этом плане возвращаться не помешало бы, не сдает при этом на склад свои айфоны и компьютеры и автомобили и не бросает благоустроенный особняк в центре города.

Нельзя выбросить из истории тот прорыв, который был достигнут в советское время. Разведанная таблица Менделеева, мощная промышленная база, инфраструктура, социальная сфера, образование и наука. Количество введенных в эксплуатацию новых предприятий за годы независимости на этом фоне сильно теряется. Понятно, что нужно что-то делать.

Проблема исторического национализма существовала всегда. Это явление не постсоветское

В казахской и других интеллигенциях республик Союза было так заложено – нужны традиции. И тут снова начинались разговоры о языке, истории, культуре. С элементами «плача Ярославны», само собой.

Появление массовой грамотности, полиграфической промышленности, развитие СМИ – все это достижения как раз советского периода, но интеллигенция предпочитала ориентироваться на более древние традиции, потому что никому не хотелось начинать свою историю с 1917 года. Искались корни, великие предки. В то же время происходила национализация истории и культуры. Собственно, так в советскую идеологию и вписали предания о батырах, биях и так далее.

История способна ссорить

– И это все происходило под контролем государства?

– Политических элит, а не государства. История с тем же появлением книги «Аз и я» Олжаса Сулейменова, где поэт, ранее не замеченный в увлечении филологией и имеющий геологическое образование, вдруг стал автором первого казахского бестселлера о роли тюрков в истории. И Кунаев его прикрыл. Книга была издана и оказалась практически в каждом доме.

В те же годы на соответствующие темы выходили романы и Ильяса Есенберлина, и Ануара Алимжанова, и Шерхана Муртазы. Но там речь шла не столько о трудовых подвигах казахского советского народа, сколько о великих предках от Золотой орды до Кенесары. На то был скрытый идеологический наказ сверху, где упорно искали корни в древних вопросах. И так было не только в Казахстане, но и на территории всех союзных республик.

Взаимоотношения историй национальных и историй общегосударственных всегда проблематичны.

В раннее советское время была установка «Россия – тюрьма народов», которая «опускала» славян и поднимала вверх всех остальных,

затем вернулись к определенной русскости в стране в целом и советскому национализму – в республиках. Республики в свою очередь «воспитывали» свои национальные меньшинства в том же духе (абхазы, курды, уйгуры, дунгане). Это породило в годы перестройки множество межнациональных конфликтов, которые до сих пор не могут урегулировать.

Сто трактовок одного события

– Сейчас опускается проблема жестокости нацизма, но при этом идет демонизация Сталина. Нездоровая тенденция, не так ли?

– Германия является не просто органичной частью Запада, но и одним из ключевых игроков. И для единства Запада никто не считает нужным тыкать немцев в ошибки предков. Как лишний раз у нас в советской истории не вспоминали про то, что творили те же румынские и венгерские солдаты в Великую Отечественную войну – все-таки братские народы стали, члены СЭВ и ОВД.

Многие элементы из мировой истории аккуратно убирались по политическим соображениям. И в итоге после нескольких таких чисток никто о реальных событиях уже не вспоминает

Да и не хочется.

Этногенез современных казахов порождает определенные парадоксы в истории. Классический пример – оборона Отрара. С одной стороны, и в составе монгольской армии сражались будущие казахские племена, и Отрар защищали будущие казахские племена. И те, и другие стали частью казахской нации. И в итоге что отмечать? Героическую оборону Отрара или его героическое освобождение? Где-то это даже смешно, а вопрос такой возникает.

Или восстание Кенесары. Понятно, что Кенесары отстаивал свои чингизидские претензии на власть, нежели права казахов, не хотевших быть в составе Российской империи. Не все казахи его поддержали, а многие с ним воевали. И уже тем более вряд ли киргизы будут считать его героем освободительного движения. Для них – он грабитель и оккупант. В киргизской энциклопедии Кенесары отмечен, как главарь банды, грабившей киргизские аулы. И с их точки зрения он был совершенно заслуженно пойман и казнен. Откуда и пошла знаменитая история с черепом. Видите, какими разными бывают трактовки одних и тех же событий истории?

При этом, большинство наших историков – работники идеологического фронта. Какую тему им поручили отработать, ту они и отработали

И такой идеологический заказ государства сложно назвать объективным, но – нужным, да. Это касается общего цивилизационного подхода. У нас есть масса дыр в истории, и любой факт имеет сотни трактовок. Президент так и говорит, что на вещи нужно смотреть не с одного боку, а взвешенно.

Фантазеры и историки — разные люди

– Кто будет переписывать историю? Титулованные академики из наших научно-исследовательских институтов?

– По правде говоря, наработок у наших ученых предостаточно. Но все их усилия брошены на историю идеологическую. Помнится, в рамках программы «Культурное наследие», которую курировал Имангали Тасмагамбетов, было сделано немало. Издана масса литературы, документов, а потом все эти наработки были благополучно забыты.

– Не «передерется» наша историческая элита, когда будет исполнять поручения по статье президента?

– По сути, эта публикация – это квинтэссенция современной казахстанской исторической науки. Обо всем этом уже писалось и академическими учеными, и представителями «фолк-истории». Многие восхищаются Гумилевым, но он просто умел хорошо подавать материал. Почитайте Гумилева и почитайте текст учебника школьной истории. Это ж тоже важный аспект. При этом многие его теории не подтверждены или являются дискуссионными. Однако из любви к Гумилеву это остается за рамками.

Он смотрел на столкновение Руси и Орды не только с точки зрения Руси, но и с точки зрения Орды. А это уже немного больше, чем было у старой школы

У нас много «интересных» авторов. Я уже молчу о тех, кто приписывает древним казахам основание Рима, Вавилона и даже Китая. А такой литературы выходит много. И люди не сильно загружаются аргументацией. Кто-то кому-то что-то по секрету сказал, и это реально используется как аргумент в споре. Или фраза «это не миф, а наш фольклор».

Есть факты, а есть — политика

– Ну поэтому история и не является точной наукой, там сколько историков, столько и мнений.

– Тренд искать скрытые факты иногда уходит в придумывание таких фактов. Мы не можем до сих пор решить, что было в декабре 1986 года. Хотя явление было очень недавно, живы почти все очевидцы и участники. Но есть политическая оценка, а есть набор фактов, которые в нее не совсем вписываются. В силу понятных причин глубоко копаться здесь никто не хочет. На этом фоне еще сложнее говорить о V или XV веках. Чем больше мы знаем о прошлом, тем больше возникает вопросов – здесь ли появились наши предки или они пришли откуда-то? Где корни, каковы были пути миграции, какая цивилизация была первой и как повлияла на остальные. С каждым годом та картина, которую мы учили в школе, подвергается ревизиям. Даже популярная теория о происхождении человечества из Африки, политкорректно признанная в свое время базовой, сейчас подвергнута сомнению.

– И только мы утверждаем, что цивилизация возникла у нас.

– На самом деле, речь идет не о том, что цивилизация возникла у нас. Были шумеры, цивилизации возникали в Китае, Египте, Америке, и у каждой есть свои достижения. Естественно, и на территории Казахстана шли важные процессы.

Казахстан вполне мог быть центром зарождения коневодства, именно здесь могли изобрести стремя. Но оно могло быть одновременно в ряде стран. Тем более достижения в металлургии – нам сам бог велел. Наши недра так набиты полезными ископаемыми, что мы до сих пор не можем все выкачать и продать.

Нельзя сказать, что на территории Казахстана не было цивилизации или она была отсталой

С другой стороны, есть вопросы исторической преемственности. Удревлять казахскую историю не нужно. Народы, жившие здесь, и народы, вошедшие в состав казахов, имели свою отдельную историю. Были годы и даже века процветания, были периоды упадка. Мерить надо не по вершинам, но по медиане.

Смотреть на героя глазами побежденного

– Многие национал-патриоты считают себя историками. Будут они участвовать в президентской программе?

– Государство периодически привлекает эту категорию во власть, в идеологический аппарат. Знаем примеры из 90-х годы, 2000-х, и сейчас активно происходит. Цель – чтобы их позиция, влияющая на массовое сознание, не мешала общему делу. А общее дело – это межнациональное согласие, стабильность, развитие, интеграция. Это та сфера, где каждый шаг рассматривается под микроскопом и вызывает критику.

Разворот на Запад физически не возможен, потому что мы – люди восточные. И во многом мы еще люди советские

Безусловно, западный тренд проникает к нам, но при этом существует большое влияние России. У нас была общая история, общая цивилизация и общие достижения. Их можно оспорить, по ним можно дискутировать, но не признавать их нельзя.

Простой пример: мы легко приняли постулаты Гумилева о союзе Руси и Орды, но имперский и советский период однозначно многие записывают в разряд колонизации и даже геноцида. А для русских историков, напротив, термины «монголо-татарское иго» и ускоренное социально-экономическое развитие восточной и южной частей СССР являются базовыми.

Понятно, что

Москва нервно реагирует на какие-то поиски новых историй, хотя у них тоже есть определенные проблемы с историей

Та же история нормандского происхождения Киевской Руси. Никто не хочет, чтобы их древнюю цивилизацию основали пираты-викинги.

Здесь сколько угодно можно тыкать фактами и ролью тюрков в истории России и ролью русских в истории Казахстана. Но однозначно – они еще до конца не изучены. Мы слишком долго жили вместе и зачастую вместо нормального анализа ситуации, который, на мой взгляд, намного позитивнее, мы ударяемся только в перегибы и трагические события.

Цена уплачена

– Вы про голодомор и репрессии конца 1930-х?

– Да. А что к ним привело, кто их проводил и какими были последствия, все время остается за бортом.

Мы на историю смотрим с точки зрения современных гуманистических и политологических взглядов, а не во всех эпохах для этого было место

Мы восхищались подвигами Чингисхана, который завоевал практически полмира. Но не смотрим на эту ситуацию глазами тех народов, которые он завоевал.

Так же и советская модернизация, коренным образом изменившая жизнь казахского и других народов, делалась более чем жесткими методами. Рубцы от них не затянулись по сей день. При этом мы принимаем их последствия, они часть нашей жизни, нашей истории, нашего будущего. Цена была большой, но она уплачена, и

выставлять задним числом счета кому-либо – тупиковый путь. Историю нужно понять, принять и извлечь из нее уроки

Поиск объективной реальности всегда очень сложный и мало кому нужный. Народу нужны герои, чтобы ими восхищаться. Народу нужны жертвы, чтобы им сопереживать. Не всегда ему нужны «тенденции». Значит, государство аккуратно должно проводить линию, при которой роль и героизации, и негативизации истории не должны сказаться отрицательно на сегодняшней ситуации.

Государство формирует новую идеологию

– Акорда периодически издает различные исторические документы.

– Государство, исходя из своих принципов, должно формулировать, что хорошо, а что плохо. История – наука идеологическая.

Мы уже отдавали на долгое время историю на откуп доморощенным псевдоспециалистам. Что из этого получилось – увидели

Великие батыры и бии, казахи Будда и король Артур, с одной стороны, и тотальный геноцид казахов – с другой. Это нам нужно сейчас? Есть ли в этом задел для будущих поколений? Думаю, нет.

Поэтому Акорда пытается осуществить собственный патриотический проект – поставить национализм на службу внутренней политике. Иногда это получается, иногда – нет. Инструментарий обычно основан либо на вовлечение кадров во власть для взаимного перевоспитания, либо на определенных корректировках курса в сторону национализма, пантюркизма или «духовности». Либо – просто – на бюджетных вливаниях. Последнее, в принципе приветствуется, но всех аппетитов не удовлетворишь.

Мы видим, что при этом националистическое движение толком не вызрело

Если посмотреть на историю как 90-х, когда существовали «желтоксаны», «алашы», «азаты» и занимались исключительно скандалами и расколами, так и сейчас возникают какие-то формы, которые толком оформиться не могут и существует только при помощи государства.

Не ошибается тот, кто ничего не делает

Потому что все-таки публицистов и ораторов у нас много, все считают себя лидерами. Организаторов толком-то нету. Здесь мы возвращаемся к сути интеллигенции: ведь раньше условно были интеллигенция научно-техническая и интеллигенция творческая. Первая, отражавшая курс на развитие, пропала в 90-е, а вторая тихо заняла ее место, присвоив себе права «совести нации».

Опять-таки есть тема трайбализма, которую никто не хочет обсуждать, но которая довлеет над многими процессами. Но это тема отдельного разговора.

В этой связи государство вынуждено самому себе формировать и правую оппозицию, и левую оппозицию, и патриотические структуры, забывая при этом про движение вперед. Это объективно существующая реальность. «Семь граней Великой степи», о которых написал президент, это не только направление идеологического дискурса, но и призыв к людям заняться более серьезным подходом в изучении истории.

Мне понравилось, что президент сказал о необходимости и архивных поисков, и археологических. Без кампанейщины. Мы помним, как после статьи про «модернизацию сознания» сразу во всех областях археологи начали срочно отчитываться перед акиматами об обнаруженных городищах и очередных золотых человеках.

Понятно, что исторические поиски у кого-то вызывают вопросы, политические маневры – критику. Не ошибается тот, кто ничего не делает

Надо понимать, что есть определенная инерция и госаппарата, и массового сознания. И какие бы маневры ни происходили, воевать за них на общественных началах, потратив лучшие годы своей жизни, никто не собирается.

Статья президента нуждается в серьезном исполнении, без ставшего привычным полного отрицания советского прошлого. Новая государственность нуждается в новых символах и новом понимании старых. Если государство этим не будет заниматься, этим займется общественная самодеятельность, а наша общественность сами знаете, до чего может дойти.