Астана
Сейчас
-7
Завтра
-11
USD
371.31
0.00
EUR
419.32
0.00
RUB
5.59
0.00

Китай заходит в Центральную Азию с высококачественными инвестициями — ЕБРР

Договоренности достигнуты на Центральноазиатском инвестиционном форуме, состоявшемся в Пекине 14 ноября.

Президент ЕБРР Сума Чакрабарти, европейский комиссар по международному сотрудничеству и развитию Невен Мимица и заместитель председателя Народного банка Китая (НБК) Чен Юлу договорились работать над увеличением как количества, так и качества инвестиций.

Заместитель управляющего НБК Чен упомянул о сотрудничестве в контексте возглавляемой Китаем «Инициативы пояса и пути». Она направлена на соединение Азии с Африкой и Европой через наземные и морские сети, и которая, по его словам, пользуется активной поддержкой центральноазиатских стран.

«Китай готов работать с ЕБРР и другими сторонами в целях дальнейшего развития сотрудничества между Китаем и странами Центральной Азии в таких сферах, как финансы, возобновляемая энергетика, инфраструктура, агробизнес и снижение рисков, в рамках «Инициативы пояса и пути», – отметил заместитель управляющего НБК Чен.

Казахстан — партнер Китая

Какой будет роль Казахстана в планах ЕБРР? Не приведет ли усиление китайского присутствия в Центральной Азии к новой волне синофобии в регионе? Об этом и многом другом своими соображениями с медиапорталом 365info.kz поделился политолог-китаевед Адиль Каукенов.

Адиль Каукенов

Адиль Каукенов

— Обозначен ряд направлений для инвестирования. Это финансы, энергетика, инфраструктура, агробизнес и так далее. На какие страны Центральной Азии будут ориентированы акценты Пекина?

— Страны нашего региона, кстати, в партнерстве с Китаем заинтересованы в большей степени, нежели он сам. Ведь нам это позволит не только улучшить технологическую и инфраструктурную базу, но и уровень жизни населения. Весь вопрос в том, какая из центральноазиатских стран сможет адекватно все это воспринять и предложить китайским партнерам наиболее приятные условия?

Конечно, нельзя исключать такого варианта, когда никто ничего не сможет предложить, и этот проект вообще не состоится. А это вполне реально.

Китай ничего не делает вопреки всему. Намерения — одно, а воплощение их в реальность — совсем другое

Допустим, если это будет Казахстан. Мы в Центральной Азии — ведущие партнеры КНР. Так что, скорее всего, предложим наиболее удобный и выгодный формат. У других стран подобное получается не очень удачно. Кыргызстан и Таджикистан по размерам экономики небольшие, чтобы реализовывать крупные проекты. У Узбекистана с Китаем нет общей границы и очень специфическая экономическая модель. Они разрешают китайцам работать в своей стране только в определенных зонах. Казахстанская система в этом плане более либеральная, поэтому пока и принимает больше инвестиций.

Любая сфера в Казахстане — непаханое поле

— В каких китайских проектах больше всего заинтересован Казахстан?

— Для любой сферы это будет польза. Потому что ни по каким параметрам мы не впереди планеты всей. Сельское хозяйство, допустим, это головная боль. Хоть какой-то росток жизни здесь необходим.

Потребительский рынок Китая огромен, Казахстан даже физически сколько бы ни произвел сельхозпродукции, никогда не сможет закрыть потребности КНР в продовольствии

И пока большую часть Китай импортирует издалека — из Аргентины, Бразилии, Австралии.

Что касается инфраструктуры Казахстана. Достаточно выехать на трассу Алматы — Астана, и станет все ясно, что в мирное время два крупных города связаны дорогой, которую будто бы бомбили с воздуха.

Даже в соседнем Узбекистане запустили скоростной поезд, развивающий скорость 250 километров в час. В Казахстане такого Bullet Train нет и вряд ли когда-то будет. Зато есть бесконечные доклады о великих достижениях и вселенских успехах.

Финансовую сферу посмотрим. Когда крупнейший банк-глыба, не говоря уже о банках поменьше, прекращает свое существование, это говорит о «надежности» той банковской системы, которой мы так хвалились. На деле же она не выдерживает даже легких штормов.

Если мы реально хотим закрыть все эти черные дыры, каждую сферу нужно развивать до международных стандартов. Но не факт, что китайские инвесторы зайдут в Казахстан, потому что у нас есть бюрократия и чудовищная коррупция.

Терпение и труд

— А Китаю-то нужно тащить этот чемодан без ручки?

— С одной стороны, там, где любая сфера поле непаханое, есть большие риски закопать инвестиции без отдачи. С другой — перспектива больших выгод. За счет развития будет рост, будут доходы. У Китая огромные золотовалютные запасы, поэтому он активно заходит со своими проектами в развивающиеся страны. Там наиболее легко работать.

Инвестиционная политика Китая очень интересна. Если он готов прийти на какой-то рынок, но видит неблагонадежную ситуацию, может ждать. Долго. Даже десятилетиями.

— Не воспримут ли наши синофобы рост китайского присутствия в Центральной Азии попыткой властей продасться китайцам?

— Волков бояться — в лес не ходить. Любая активность всегда порождает неприятие и непонимание. Как показывает практика, а мы помним и начало 90-х, и текущую ситуацию, с поступательным ростом казахстанско-китайских взаимоотношений волна синофобских настроений только кажется, что на высоком фоне. Чем плотнее сотрудничество, тем меньше волна.

Недовольны только те, кто отношения к этому не имеет. По поводу синофобии не стоит преувеличивать. Для Казахстана китайские образовательные гранты вторые после российских.

Ничто не мешает же нам отдавать детей в китайские университеты на китайские стипендии?

Также не мешает работать нашим трудящимся на крутых китайских предприятиях. Не мешает пользоваться китайскими мобильниками, ставшими популярными. Почему должен помешать прямой китайский капитал?

Сотрудничество с Китаем у Казахстана имеет стабильный поступательный характер. Новые проекты реализуются плавно, иногда даже медленнее, чем бы хотелось казахстанским партнерам.