Астана
Сейчас
-12
Завтра
-18
USD
375.9
+1.70
EUR
423.56
+3.22
RUB
5.55
+0.03

Спор из-за женщины — традиция Жесiр дауы, оставшаяся в прошлом

Жесір дауы среди казахских традиций стоит особняком. Может показаться, что это судебная тяжба по форме, но она выходит за рамки понятия древнего казахского судебного процесса.

Обычно все спорные дела в казахском обществе рассматривали бии (судьи). Как известно, их выбирал сам народ. Общество выявляло человека, который смог бы стать судьей. Если кто-то неоднократно решал споры благодаря своему уму и ораторским талантам находчиво и справедливо, то общество единодушно приходило к мнению, что именно он и должен быть бием. Одним словом, кому быть бием, было общим решением общества. Но бывали случаи, когда и бии были бессильны решить вопрос спор. Спор из-за женщины.

У казахов до сих пор сохранилось словосочетание «жер дауы, жесір дауы» (спор из-за земли — спор из-за вдовы).

Традиция отдавать детей родственникам — Бала беру

За случаем «жесір дауы» всегда следили всей общиной. Ведь это касалось всего рода или даже нескольких. Например, рода не только мужа женщины, но и ее родственников. И конечно, все желали мирного разрешения вопроса. Таким образом, при необходимости общество принимало непосредственное участие в разрешении ситуации.

Выиграть бой — и потерять дочь

Случай с женщиной по имени Зейпа описал писатель Бауржан Момышулы в своей повести «Наша семья»:

«Я помню ее с первого дня приезда в наш аул, когда она в костюме молодой снохи слезла с коня и с гордо поднятой головой шла по аулу. Она стала женой уродливого пятого сына Нияза от Айдын, заикающегося Даулетбая, у которого не так давно умерла жена.

Итак, этот неотесанный и недалекий умом уродливый коротышка протянул руки к красавице Зейпе, а скот и состояние, большой калым сделали возможной его женитьбу на ней…

Она ходила уверенно, ступая по земле свободно, как ее хозяйка, пренебрегая всем окружающим… На свою судьбу Зейпа, казалось, смотрела с иронической издевкой. Черной работой она не занималась, вела себя как аристократка и от своей свободы отказываться не собиралась.

С наступлением осени ниязовцы откочевали на зимние пастбища к Ак-Кулю и проводили зиму недалеко от аула Нуртая. К этому времени Зейпа родила дочь-первенца, точную копию Даутбая, и… ужаснулась. Угнетенная всем окружающим, своим горем,

она выгнала мужа из юрты и ушла из аула к отцу. И никто не посмел ее остановить

Начались переговоры о ее возвращении, Зейпа и Нуртай наотрез отказались ее выдавать… Переговоры длились почти целую зиму, а клубок все запутывался и запутывался. Весь аул жил ходом этой борьбы. Нуртай был неумолим, он не хотел возвращать дочь и предлагал за нее крупный выкуп. На это не соглашались наши.

Требования наших сделались настойчивыми и решительными.

Нуртай, утомленный затянувшейся борьбой, предложил решить вопрос войной

– У меня пятеро сыновей, я шестой, здесь ниязовцев тоже шесть, выйдем равными друг против друга.

По условному сигналу стороны галопом помчались друг на друга. Борющиеся проносились мимо друг друга, снова возвращались и снова налетали один на другого. В три захода нуртаевские сыновья ловкими ударами своих чокпаров уже свалили троих неуклюжих ниязовцев. Тут, подогретый победой, один из сыновей двоюродного брата Нуртая, стоящий среди зрителей, не выдержал, с гиком скатился с сопки и бросился на ниязовцев седьмым. Это было полным нарушением условия. Исход боя был решен… Зейпе пришлось вернуться в ненавистный дом».

Наследование у казахов — традиция «Енші беру»

Также известен случай, когда молодой акын Джамбул влюбился в девушку по имени Бурым. Влюбленные молодые скрывались у одного друга акына. Так как Бурым до этого была засватана другому джигиту, назревал «жесір дауы». Тогда к Джамбулу пришли старейшины рода екей, к которому принадлежал акын, и попросили вернуть девушку. Или, сказали они, предстоят изнурительные межродовые тяжбы, что ослабит род. Джамбул был вынужден повиноваться. Так екейцы избежали тяжбы от «жесір дауы» (спора из-за женщины).

Время решает, каким традициям продолжить жить в будущем, а каким остаться в прошлом.