Астана
Сейчас
-1
Завтра
3
USD
366.86
-3.12
EUR
424.49
-4.21
RUB
5.6
-0.04

Казахстан в ЕАЭС: уйти нельзя остаться

Вопрос о выходе Казахстана из ЕАЭС неожиданно снова стал модным. Спасибо Соловьеву и информационным вбросам на тему «А дружит ли Казахстан с Россией на самом деле?».

На самом деле постановка вопроса о выходе и выгодах ЕАЭС — популистская. Мы это уже проходили при создании Таможенного, а затем Экономического союза. Ничего из этих разговоров не вышло — просто потому что логика участия Казахстана в этих интеграционных структурах выше понимания популистов. Точнее, их желания ее понимать и с ней соглашаться, говорит экономист Петр Своик.

Как обстоят дела?

— В последнее время в СМИ снова стали обсуждать, выгоден или невыгоден Казахстану ЕАЭС, и не стоит ли из него выйти. Либо начинаются разговоры насчет Беларуси, которая, дескать, тоже недовольна и собирается выходить, — подмечает он.

Однако если начать перебирать текущие плюсы-минусы ЕАЭС для Казахстана, по его словам, легко набрать полный пакет аргументов как «за», так и «против».

Петр Своик

— К примеру, да, Казахстану просто торговать с Россией — а ничего кроме общего торгового пространства нынешний формат ЕАЭС фактически не предусматривает – явно невыгодно. У нас замечательно профицитный, просто палочка-выручалочка для внешнеторгового сальдо, баланс с Евросоюзом. Три четверти нашего сырьевого экспорта идет туда, а качественных, но дорогих европейских товаров мы завозим мало.

Чего ждать?

У нас примерно сбалансированный по экспорту-импорту товарооборот с Китаем. С Россией же – десятимиллиардный минус: нашего сырья экспортируется мало (у РФ своего хватает), российский же импорт продолжает занимать первое место, — подчеркивает экономист.

Однако если Казахстан выйдет из ЕАЭС или развалится сам Евразийский союз, по мнению Своика, останется тот же торговый дисбаланс, только усугубится.

— Разговоры о выходе, роспуске ЕАЭС, по добросовестному ли непониманию или со специальной целью, так разговорами и останутся,

к реальным процессам в Евразии они отношения не имеют. А чтобы понять их истоки и перспективы, надо посмотреть немного сверху, — считает Петр Своик.

Естественный итог

Так, начиная примерно с конца 90-х годов (здесь рубеж – введение «плавающего» курса тенге и рубля),

и Казахстан, и Россия, как и Беларусь с Кыргызстаном, стали частями одной глобальной системы разделения труда

— И в этой системе нам досталась роль поставщиков сырья и импортеров готовых товаров. А также импортеров иностранных инвестиций и кредитов. Это экономическая основа такой модели, а политическая – это суверенизация бывших союзных республик, гарантируемая из той же монетарной метрополии – США. Причем гарантия полная — и неприкосновенность границ, и никакой интеграции! «Тучные годы» — это время, когда

мировой рынок всерьез поверил, что СССР больше нет, и стал без опаски накачивать фьючерсами нефтяные цены

Кризис 2007-2008 годов  под такой политикой подвел экономическую черту (Мюнхенская речь Путина тоже не случайно прозвучала всего за пару месяцев до начала того кризиса). 2011-2013 годы – это финал попыток полностью преодолеть последствия мирового финансового кризиса, перешагнуть и забыть. Стало понятно, что что-то надо менять, — рассказывает он.

А Украина не стала…

Так и появились сначала Таможенный, затем Евразийский экономический союз. С очень осторожным наполнением: только торговля и никакой политики.

— Именно это стало катализатором событий на Украине. В Киеве ведь и до этого было целых два Майдана, но оба бескровные, с цветами и улыбками. А тут – кровь и разрыв страны, потому что

задача была не войти в Европу (это как раз заведомо нереально), а убежать от ЕАЭС,

— выражает свое мнение экономист. — И вот теперь мы находимся на следующей, приближающей финальную развязку стадии – разбор глобального миропорядка идет уже не только от периферии – России, но уже и из самой метрополии – США. Дональд Трамп – это не случайность, а закономерное проявление курса на переформатирование однополярного мира в блоковый. Его поступки, шокирующие весь мир и озадачивающие аналитиков, всего лишь исполнение обещаний американского лидера еще на выборах.

Трамп – первый в истории США президент, не забывающий свою избирательную программу

И его между прочим выбрали не только избиратели, до этого его подобрали силы, способные ставить и решать такие задачи.

Что имеем?

Возвращаясь к теме ЕАЭС, Своик отмечает, что перспектива его однозначна.

— Это полноформатная интеграция для самостоятельного решения задач общего развития. Хотя бы потому, что никто извне такие задачи решать не будет. Нынешнее состояние Евразийского экономического союза – исключительно промежуточное, поэтому, в частности, в нем так мало чего происходит. Вот, например, только что в Сочи прошел саммит глав государств-членов, без каких-либо сенсаций или вообще прорывных решений. Не считая, конечно, принятия Молдовы в качестве наблюдателя и предложений Нурсултана Назарбаева подумать о соединении судоходным каналом Каспийского моря с Черным и прокладки скоростной автомагистрали «Евразия», соединяющей — через Казахстан и Россию — Китай и Европу.

Нужен ли Кыргызстану ЕАЭС?

А ведь это не просто встреча президентов, это заседание состоящего именно из них Высшего экономического совета, который соберется в следующий раз, как объявлено, осенью или в начале зимы. Куда торопиться?

Кстати сказать, и Каспийско-Черноморский канал, и автомагистраль «Евразия» — это части Китайского проекта «Один пояс — один путь», поэтому роль ЕАЭС в них немножко вспомогательная, — заключает Петр Своик. Но, вероятно, именно поэтому их шансы быть воплощенными вполне реальны — за китайские деньги.