Астана
Сейчас
23
Завтра
22
USD
345.55
+0.97
EUR
401.01
+0.50
RUB
5.45
-0.02

И все-таки угроза: результаты исследования нелегальных узбекских мигрантов

В рядах гастарбайтеров может оказаться кто угодно.

Поток нелегальных мигрантов в Казахстан (в том числе из Узбекистана) не уменьшается. При этом большинство приезжих оседают на юге Казахстана, а там и без того высокий уровень безработицы. Об этом говорит Елена Садовская, эксперт Исследовательского совета по миграции в СНГ при Центре миграционных исследований ИНП РАН.

У каждого свои плюсы

Сегодня Казахстан — экономический лидер региона, а Узбекистан — страна с благоприятными демографическими показателями и значительным экономическим потенциалом, — пишет Садовская в работе «Миграция между Казахстаном и Узбекистаном в XXI в.: демографическое, экономическое, политическое измерение».

После начала либерализации в Узбекистане (которую даже назвали «оттепелью») ускорилось и региональное сотрудничество. Вместе с ним увеличивается движение не только капиталов, но и рабочей силы. Хотя оно на самом деле никогда и не прекращалось, но получило «второе дыхание».

Садовская обращает внимание, что по численности, половозрастной структуре населения, соотношению долей младше трудоспособного и старше трудоспособного возраста,

демографическая ситуация в Узбекистане более благоприятна, чем в Казахстане

— Показатель ожидаемой продолжительности жизни при рождении (ОПЖ), как индикатор качества жизни в Узбекистане, выше, чем в Казахстане.

Разрыв между ОПЖ мужчин и женщин в Узбекистане всего 4,8 лет по сравнению с Казахстаном (9,4 года), что отражает

хроническую проблему сверхсмертности мужчин в Казахстане,

— отмечает она.

При этом в Казахстане более высокий уровень жизни и одновременно растущая потребность в рабочей силе, особенно квалифицированной.

Детей много, рабочих мест мало

На миграционные потоки, отмечает эксперт, влияет и наличие диаспор, причем как казахской в Узбекистане, так и наоборот. По данным комитета по статистике, узбекская диаспора в Казахстане на 1 января 2016 года превышала полмиллиона человек (3,1% от общей численности населения), из них 480 тыс. проживало в Южно-Казахстанской области (ЮКО).

Узбекский синдром: Мирзиёев атакует валютную мафию

Около 40% диаспоры ЮКО сосредоточено в Сайрамском районе, граничащем с Узбекистаном. А численность казахского населения Узбекистана составляла 803,4 тыс. человек (2,5% общей численности). Люди тоже живут относительно компактно, концентрируясь в Каракалпакстане, Ташкентской области, Ташкенте и других областях, пограничных с Казахстаном.

В итоге, пишет Садовская, сегодня

между Казахстаном и Узбекистаном сформировались все основные типы и виды международных миграций

Среди постоянных:

  • эмиграция и иммиграция;
  • законные (легальные),
  • нерегулируемые и незаконные (нелегальные);
  • добровольные и вынужденные (экологические беженцы из Приаралья);
  • трудовые,
  • бизнес;
  • образовательные и т. д.

Кроме того, продолжают прибывать оралманы, хоть уже и не в таких масштабах, как раньше.

Почти половина оралманов из Узбекистана расселились на юге: в ЮКО — 24,1%, Алматинской и Жамбылской областях — 24,5%; в северных и центральных областях — 24,0%, в других областях — остальные 27,4% переселенцев.

Кроме того, из расселившихся на севере и в центре через какое-то время часть перебралась на юг, ближе к узбекским границам. В результате концентрация оралманов на юге увеличилась.

Перекресток семи дорог: куда Мирзиёев ведет Узбекистан?

— А это трудоизбыточный регион с относительно высоким уровнем безработицы: на I квартал 2017 г. безработное население ЮКО составляло 61,1 тыс. человек (уровень безработицы — 5,2%), Алматинской области — 49,1 тыс. (4,8%) и в Алматы — 50,1 тыс. (5,3%), что создает напряжение на местном рынке труда, — утверждает Садовская.

Но поддерживается высокий уровень рождаемости, поскольку многие репатрианты — выходцы из сельской местности

В Казахстане они тоже «расселились в селах, сохраняя традиции многодетности».

А мы пойдем на юг

Особенность узбекской трудовой миграции в том, что помимо безработицы (57,5% респондентов), закрытия предприятий и крестьянских хозяйств (28,3%), низкой зарплаты (21,3%)

большую роль в выборе Казахстана играет его географическая близость

При опросе 49,2% узбекских респондентов отметили дешевый проезд до места работы и обратно и 44,4% — близость Казахстана к месту проживания и возможность посещать семью.

По состоянию на 1 апреля 2017 г. в Казахстане трудились 28,8 тыс. иностранных граждан: из Китая — 43%, Турции — 11,3%, Узбекистана — 7,8%, Великобритании — 4,3%, из других стран — 33,6%.

Рецепт Гульнары Каримовой: как украсть много, а сесть ненадолго? — журналист

Доля работников из Узбекистана оказалась довольно скромная по сравнению с такими странами, как Китай и Турция. Но если учитывать, что из Узбекистана нелегально попасть к нам гораздо легче, чем из Турции, то общее число может быть больше как раз у первых. Китайских нелегалов тоже вряд ли много в Казахстане — они большей частью выбирают другие страны.

Лидерами приема были и остаются Южно-Казахстанская область наряду с Алматинской, Алматы и Астаной.

Факторами их концентрации на юге являются:

  • узбекская диаспора,
  • родственные и земляческие связи,
  • мигрантские сети, которые помогают вновь прибывшим мигрантам найти работу, жилье, передать заработанные деньги, решить проблемы с силовыми органами.

Численность нерегулируемых мигрантов трудно оценить. Можно приблизительно представить картину, сравнивая данные пограничников с данными о регистрации узбекских граждан в органах МВД РК.

В Казахстане регистрируется лишь от 10 до 25% прибывших

В 2010 г. из 3,1 млн пересекших границу в органах МВД РК зарегистрировалось 11,6% (360 тыс. чел.), в 2012 г. из 4,8 млн — 9% (462 тыс.); в 2014 г. из 2,1 млн — 25,2% (531 тыс.).

— Приведенные данные не являются, строго говоря, статистикой «мигрантов», так как включают категории граждан, которые к таковым не относятся: дипломатические работники, инвесторы, журналисты, обслуживающий персонал транспортных средств и др., — отмечает Садовская.

Круги ада: через что проходят гастарбайтеры в России и Казахстане?

Кроме того, кое-кто приезжает на небольшой срок, при котором регистрироваться не нужно.

Не гастарбайтеры, а профессионалы?

После того, как в декабре 2013 года в Казахстане усовершенствовали законы касаемо труда домашних работников (воспитателей, нянечек и так далее), это сразу сказалось на легализации труда мигрантов. Число домашних работников в статистике сразу начало расти.

В 2015 г. число домашних работников составляло 141 тыс. человек, а в 2016 г. — уже 210 тыс.

— Было бы упрощением полагать, что в Казахстан едут только выталкиваемые нуждой узбеки. Уже с начала нулевых, когда Казахстан достиг макроэкономической стабилизации и возросла потребность в квалифицированной рабочей силе,

сюда стабильно приезжают специалисты высокой квалификации, особенно из Ташкента и других больших городов

Профессионалы из Узбекистана заняты в банковском секторе, образовательной и медицинской сферах, трудятся в юридических фирмах различных профилей. Что касается узбекского бизнеса, то его присутствие в Казахстане по сравнению с другими странами невелико, — считает Садовская.

Среди работяг могут затесаться и террористы

Поток нелегальных мигрантов из Узбекистана по-прежнему велик. И это создает массу проблем не только пограничникам.

— В некоторых местах

государственная граница проходит прямо по задним дворам частных домов близлежащих сел и являет собой заброшенную речку,

через которую переброшен мост, а не ограждение с контрольными пограничными пунктами. Для некоторых обладателей таких дворов это стало еще и мелким бизнесом: за небольшую плату они готовы помочь перейти границу и/или перевезти груз, — отмечает Садовская.

Литва от эмиграции потеряла народу больше, чем в любой войне — журналист

Причем эксперт утверждает, что этот поток угрожает уже национальной безопасности Казахстана. Региональные и глобальные террористические угрозы растут, вместе с работягами в Казахстан могут прибывать и боевики с проповедниками.

— Статистика МВД РК подтверждает, что

узбекские граждане продолжают лидировать по числу нарушителей миграционных законов и выдворенных из Казахстана,

— утверждает Садовская.

Как показал соцопрос, проведенный в Узбекистане в июле 2017 г.,

почти две трети респондентов (62,5%) готовы отправиться на временные заработки за границу,

если найдут нужную работу, причем на год готовы выезжать 26,7%, на два — 15,8% респондентов, но в целом они предпочитают жить дома.

В работе приведен и социальный портрет узбекского трудового мигранта — это в большинстве случаев молодой мужчина 20—49 лет, со средним специальным образованием, низкой квалификацией и т. д.).

Окончание следует