Узбекский опыт борьбы с терроризмом: подходит ли он Казахстану?