«Мы исключительный народ»: чем опасен нездоровый национализм — эксперт

Как связаны экономический кризис и рост национализма? Насколько серьезные последствия рост национализма несет для мира?

На эти вопросы в интервью Sputnik Молдова ответила психолог Елена Ковалева.

Где начинается нездоровый национализм

— Некоторые психологи считают, что национализм — болезнь. Бывает ли здоровый национализм и где проходит грань между национализмом здоровым и нездоровым?

— Можно назвать здоровый национализм патриотизмом.

— Но ведь и патриотизм бывает не совсем здоровым, когда люди с ним «перебирают»…

елена ковалева

Е. Ковалева. Sputnik / MIROSLAV ROTARI

— Вот тогда он переходит в нездоровый патриотизм. Здоровье всегда связано с соблюдением определенной меры. Любое здоровье — физическое, психическое. Яды одновременно являются лекарствами и наоборот.

Любовь к родине, защита национальных интересов — безусловно, это должно присутствовать в менталитете любого народа. Нездоровый национализм связан с превышением меры. Когда реализуются только свои интересы, другие же интересы совершенно не рассматриваются.

Можно провести аналогию с завышенной самооценкой.

Нездоровый национализм — это превознесение особенностей своей нации над чертами других наций. «Мы исключительны, мы достойны всего»

Общество уже проходило через это.

«Мы исключительная нация», — говорили национал-социалисты в Германии. В настоящее время на исключительность претендуют другие нации. Это всегда приводит к большим социальным потрясениям и не приносит здоровья ни самой нации, ни нациям, ее окружающим.

Защитный механизм

Отчего это происходит? Я думаю, что процессы конкуренции, рыночных отношений, капитализация общества — все это повышает психическое напряжение человека. И когда тревога за себя, за свою семью достигает пика, человеку хочется сократить социальные дистанции. Замкнуть пространство на себе и своих близких.

Национализм возникает в связи с защитой своей нации, потому что она поставлена в достаточно сложные социальные, политические, экономические условия. Это защитный механизм, подобный механизму защиты отдельной личности, но на более высоком уровне.

Причем это одна из непродуктивных форм защиты. Сюда также относится проекция — когда человек во всех своих проблемах обвиняет другого. То же самое происходит и с нацией: защита сужает границы, лишает возможности полноценного контакта с другими нациями, заимствования опыта, адекватного отстаивания своих интересов.

Эти перекосы могут привести к нездоровым отношениям в мире. Учитывая, сколько у нас накоплено вооружения и способов уничтожения себе подобных, национализм — это крайне опасное явление. Потому что мы взаимосвязаны.

Глобальные процессы интеграции настолько нас сблизили, что разрывать связи будет больно. Но мы видим, что процесс повышения национализма идет и в Европе, и в других частях мира. Это связано со сложностями жизни.

Одиночество и недоверие

— А может отчасти так проявляется страх одиночества? Как писал Воннегут, человек ищет сообщества — кто нацию, кто клуб по интересам. Быть может, через национализм человек ищет свое сообщество?

— Одиночество — это одно из того, к чему приходит человек, не реализовавший все возможности своего развития, в частности, личностного. На уровне общества то же самое.

Из проблем и кризисов надо выходить. Человек за свою жизнь проходит ряд кризисов: когда он учится ходить, поступает в школу, вступает в дружеские и интимные взаимоотношения, начинает работать. Из них не каждый человек выходит без проблем. После кризиса подчас возникают негативные последствия, которые привязывают человека к возрасту кризиса и не дают ему выработать новые способы взаимодействия с миром.

Есть даже понятие «кризиса новорожденности»: невнимание матери к потребностям ребенка вызывает у него недоверие к миру. И он несет его через свою жизнь, пока не осознает, что с ним происходит.

Одиночество — это результат неосознанности и проблем, которые возникли у человека в течение жизни. Одинокий человек не выработал новых способов взаимодействия с миром и доверия к нему.

Нездоровый национализм — это тоже недоверие к миру, к другим людям, нациям.

Мне приятно наблюдать, как общаются молдаване. Мы достаточно открытый народ, активно воспринимающий новые веяния. Мы с успехом осваиваем язык той страны, в которую попадаем, например, по работе. Быстро адаптируемся. Это плюс наших соотечественников.

С другой стороны, молдаване не должны терять свое национальное лицо, своих особенностей. Где бы я ни была, в праздник я ношу мэрцишоры [бутоньерки из белых и красных ниточек — прим. 365info.kz]. Этим я показываю, кто я, и этим горжусь. И хочу помогать нации совершенствоваться не за счет защиты, а благодаря выходу к новым возможностям.

# # #