Нур-Султан
Сейчас
-19
Завтра
-16
USD
424
0.00
EUR
506
0.00
RUB
5.59
0.00

Литература и медицина: Андрей Ломачинский «Вынос мозга. Рассказы судмедэксперта»

463

Вот вы знали о таком деликатесном и смертельно опасном для большинства людей блюде как копальхен? Если готовить его из оленя, то вам понадобится собственно крупный, жирный олень. Несколько дней его нужно морить голодом, чтобы очистился кишечник, потом аккуратно задушить не повреждая шкуры. Труп погрузить в болото и присыпать торфом, заложить ветками и камнями. Через несколько месяцев деликатес будет готов. Если вы не баловались с детства такой вкуснятиной, то шансов выжить довольно мало.

Мясо как таковое уже слабо различимо — вместо него какая-то сероватая, дурно пахнущая масса. А вот жир ничего — просматривается. Грязно-серый и мылкий на ощупь, во рту он прилипал к нёбу, чем-то напоминая мягкий парафин, только холодный. Легко отдирался и грязно-серый слой, что сразу под шкурой. У свежей оленины такую мезгу не прожуешь, а тут ничего — мягкая, словно восковая корочка с сыра. Вкус же копальхема больше всего походил на жутко прогоркшее несолёное сало. Когда попробовали прожарить копальхем на костре или хотя бы разогреть его на сковородке, то получилось ещё хуже — вонь пошла такая, что кусок определённо нельзя было взять в рот. С него капал тягучий жир, который горел тёмным смрадным пламенем, словно резина. Да, такое «лакомство» лучше всего глотать холодным, хотя, по словам ненца, самый вкусный копальхем — вообще мороженый, тогда его нарезают тонкими ломтиками, которые сворачиваются под ножом в серенькие трубочки. Полученную строганину макают в соль и едят вместе с парными сырыми лёгкими только что забитого оленя.

Автор рассказывает и о курьезах военной медицины. Небольшой рассказ «Сафолен двадцать первый» повествует о том, как препарат не прошедший клинические испытания попал в военные аптечки.

Но лично мне больше запомнился раздел о криминальных абортах.

Ломачинский описывает восемь попыток совершить аборт в домашних условиях. И все они оканчиваются летальным исходом.

Это тело выглядело впечатляюще, такое на всю мирную жизнь запоминается. Похоже, что нам ее сгрузили не с привычного микроавтобуса-труповозки, а с неведомой машины времени. Привезли или из концлагеря, или из блокадного Ленинграда. Помните этих ужасных дистрофиков? Не сразу поймешь, где мужчина, а где женщина, — одни скелеты. Полнейшее истощение. На месте грудей, да и самих грудных мышц глубокие провалы межреберных щелей. Колени кажутся громадными узлами на прямых, тонких, как запястья, ногах-палках. Из-за истонченной, кажется, до полного отсутствия лицевой мускулатуры щеки впали, а рот и глаза приоткрыты, что создает картину предсмертного адского страдания.

Ну, хватит играть в эстетствующего судмедэксперта — если взглянуть на низ живота, сразу возникает здоровый профессиональный интерес.

В надлобковой области из ямой провалившейся брюшной стенки выпирает нечто.

Такое чувство, что перед смертью она проглотила баскетбольный мяч — сюрреалистическое дополнение к картине страшного голода.

Так, ничего пока не режем, давайте эту балерину сперва на весы. Ого! Аж тридцать девять килограммов на метр семьдесят восемь. А если выкинуть четыре-пять кило, что у нее в животе, сколько же остается собственного весу? Тридцать пять килограммов на такой рост — невероятно! И это в доме, полном еды. А ведь недавно здоровая была баба. Вот книжка из ее поликлиники: два года назад — девяносто семь кило. Не просто рослая, но еще и при весьма пышных телесах. Глядя на этот труп, такое представляешь с трудом.

…Полтора года назад Нелька действительно была знойной молодой женщиной округлых форм. Оптимистка и хохотушка, она своего лишнего веса совершенно не стеснялась. Диеты и ограничения на сладкие блюда ей были чужды, равно как ограничения на другие утехи. В Ленинград она приехала давно, в семнадцать лет, устроившись по лимиту маляром-штукатуром. Уже тогда Нелька была отнюдь не тихоней, хоть и неисправимой провинциалкой. Нравы второй столицы быстро придали ей некоторого поверхностного лоска, хотя и не тронули основного клубка дремучей сельской простоты, что сидела ядром в ее душе.

И все это следствие одного народного рецепта по избавлению от нежелательной беременности.

Вечером к ней пришла Верка Колобок и рассказала один народный рецепт, как ребенка весьма просто убить внутри, а потом вызвать преждевременные роды. Рецепт был прост: пачка лаврушки па стакан кипятка. Отвар выпить, а сам лист завернуть в марлю и засунуть на ночь во влагалище.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter