Ближневосточный кризис — новый вызов для Казахстана?